переводчик сайта
EnglishFrenchGermanRussian
ВАЖНЫЕ НОВОСТИ ДСНМП
  • 15 апреля 2018 г.

    Священник Виктор Кинешов: “Вопросы, часто задаваемые сторонниками учения патриарха Кирилла и противниками его отступнического учения”.

  • 29 Ноябрь 2017 г.

    Сборник материалов по обличению имябожнической ереси

  • 12 ноября 2017 г.

    Документальный фильм “Гонение на Православие в день 100-летия явления Державной Иконы Пресвятой Богородицы”

  • 29 октября 2016 г.

    Беседа И.Ю.Чепурной с насельниками монастыря Общины во имя Иконы Божией Матери “Державная”

  • 12 Октября 2016 г.

    Резолюция Конференции «Россия над пропастью Нового мирового порядка»

ВСЕ НОВОСТИ

Популярные новости
Ajax spinner
МАТЕРИАЛЫ О НМП
КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ
Декабрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  
http://prav-film.ru
национальный-медиа-союз
Мероприятия движения СНМП
Видеосборники движения СНМП
Православно просветительские лекторий Союза Христианское Возрождение
Лекции, беседы, статьи руководителя Движения СНМП В.Н. Осипова
Проповеди и беседы священников
Вечера Московского Отделения Союза Русского Народа
Православные фильмы
Военные фильмы
На страже Православия
You Tube Движения СНМП
You Tube Студии православных фильмов Иоанна Богослова
Кто онлайн
11 посетителей онлайн

Доклад А.С.Шуринова на празднике Русской Победы над Наполеоном

FacebookVKTwitterOdnoklassnikiLiveJournalLinkedInMail.RuGoogle+Google GmailПоделиться

праздникДорогие друзья и коллеги! Поздравляю Вас с величайшим праздником, который не удастся скрыть никому! С 200-ЛЕТНИМ ДНЕМ РУССКОЙ ПОБЕДЫ НАД  НАПОЛЕОНОВСКОЙ ЕВРОПОЙ ! Дай Бог Вам успехов и личного счастья! По поручению ОРГКОМИТЕТА  А.С. Шуринов,  академик ПАНИ.

Предлагаем вашему вниманию Доклад А.С.Шуринова   ”От изгнания неприятеля ко взятию его столицы: пути Господни неисповедимы” на празднике.

 

 

От изгнания неприятеля ко взятию его столицы:

пути Господни неисповедимы.

 

    шуоиновИстория Отечественной войны 1812 года, о которой мы, казалось бы, достаточно хорошо знаем, тем не менее, полна важных фальсификаций. Та политика наполеонизации европейской культуры, которая свойственна была Франции в XIX веке плавно, но неотвратимо перетекла в Россию. Процессы становления буржуазии в Европе, прикрываемые революционными лозунгами «Свобода.Равенство.Братство», сопровождались поиском новых промышленных и людских ресурсов, новых рынков сбыта продукции. В этих обстоятельствах Россия становилась всё более и более лакомым куском для европейской буржуазии. Первым принял меры к тому, чтобы принудить Россию к буржуазно-промышленным отношениям с Европой был Наполеон.

Шуринов-1

Юмористический шарж на разделение мира Англией и Францией.

     Безусловно, свои планы и претензии к России он облекал в удобные политические формы. На самом же деле он проводил военно-политическую стратегию принуждения. В Европе у него всё сложилось удачно, и он намеревался применить эту же политику военного устрашения и в России. Однако, тут он столкнулся с неожиданными для него проблемами. Оказывается, в России были настолько мощными общественные связи правительства и народа, что их преодоление стоило ему всей его хвалёной Великой армии.

    Шуринов-2Русский император Александр I построил подготовку в войне с Наполеоном достаточно объёмно и широко. Затраты на армию и её вооружение были увеличены после Тильзитского мира (1807 год) в 2 раза. Была разработана и произведена новая артиллерийская техника(пушки – А.А.Аракчеев), разработаны планы военных действий. Учитывая, массу европейских войск (608 тыс. перешло границу империи в 1812 году), императором совместно с военным министром Барклай-де-Толли была принята стратегия отступления с целью Шуринов-3распыления и ослабления сил неприятеля. Для того, чтобы планы не были раскрыты противником, были приняты меры дезинформации. Иные из них потребовали больших средств, но руководство пошло на них, чтобы создать у противника иллюзию полной осведомлённости и следования его тактике. Например, в этих целях были построены большие укрепления в, так называемом, Дрисском лагере.

    Вторым большим успехом императора и Военного министра следует считать организацию и работу русской разведки, преимущества которых стали, наконец, отмечать современные историки. Правда, иные из них пытаются свалить весь провал разведки противника на продажного Шарля-Мориса Талейрана, который нещадно спекулировал на стратегических планах Наполеона. Но это далеко не так. Тут следует говорить о порядочности, героизме и ответственности тех, кто выполнял эти задания из центра. Это были русские люди, сформированные и воспитанные в русской культуре и ценящие эту культуру выше всего остального. Результаты Отечественной войны 1812 года всем известны. Она окончилась через 5 месяцев после перехода противником границы (24 июня 1812 года) Манифестом императора от 25 декабря 1812 года.

     Однако, русский император Александр I понимал, что противник будет окончательно сломлен, Шуринов-4когда будет взята его столица и он окончательно капитулирует. Для этого понадобилось 1 год и 3 месяца. 

     Сначала войну с Наполеоном Русская армия вела одна, но по мере её успехов, к ней сталиШуринов-5 присоединяться армии других государств и народов Европы. Первой присоединилась, Пруссия, потом Польша и затем Австрия.

    В первые месяцы война велась позиционно (на территории Германии) и не была успешной. 16 апреля 1813 года в результате болезни скончался российский главнокомандующий фельдмаршал князь М.И. Голенищав-Кутузов. Однако, даже эта трагедия не могла изменить ход событий. Тут надо отдать должное воле императора Александра I, который фактически сам возглавил Русскую армию.

    В два летних месяца (июнь-июль), когда обеими противоборствующими сторонами было заключено перемирие дипломатическая работа российского императора достигла особенного успеха. Ещё недавние союзники Наполеона перешли на сторону России и её союзников. В результате образовался Союз стран, который называл себя «Шестая коалиция».

    Важной договорённостью и решением российского императора было включение русских корпусов Шуринов-6в армии союзников. Это привело к укреплению их и в то же время обезопасило войска других, предотвратило принятие предательских и других неадекватных решений, которые пытался провести через своих лазутчиков Наполеон. Решающими в европейской войне 1813-1814 года следует признать сражение в Богемии при Кульме (17-19 августа 1813 года) и Битву народов при Лейпциге (5-7 октября 1813 года). После этих побед путь армий союзников во Францию был открыт!

   Надо отдать должное российскому императору, он не собирался устраиваться на зимних квартирах и настаивал на преследовании неприятеля во Франции. Это не позволяло Наполеону собирать разбитые и рассеянные корпуса, делать новые призывы и т.д. Все эти события широко описаны у нас на сайте Военно-исторического Форума: http://forums.vif2.ru  в теме «Этот день 200 лет назад».    

   Наступление на Париж и взятие Парижа было сугубо инициативой императора Александра I.Шуринов-7 Ему приходилось много спорить на эту тему с союзниками, которые проводили и там свою спекулятивную  политику. В конце концов, предложение Александра I было принято и армии двинулись к Парижу.

    Следует заметить, что взятие Парижа не было таким бескровным, как его привыкли изображать историки.”Ожесточённый бой завязался по всей линии”. И только “в 5-му часу пополудни все позиции, кроме Монмартра, были потеряны французами… Успех под Парижем был куплен дорогою ценою; союзники потеряли в день сражения 18 марта 8.400 человек (в том числе 6 тысяч русских)… Заметим, что такие пропорции потерь и, следовательно, героических проявлений русских были на всём пути Заграничного похода.

   Пока договаривались с французскими маршалами о сдаче Парижа, им-ператор Александр объезжал войска и поздравлял их с победой; тогда же государь пожаловал графа Барклая-де-Толли в фельдмаршалы” [1.1, т.3, c.206]. Таким образом, назначив его командующим русскими войсками в мирное, послевоенное время.

 Интересно пишет о взятии Парижа историк Н.К.Шильдер: “Орлов возвращался в русскую армию с радостным известием. Александр спросил его: “Какие известия привезли вы?” “Ваше величество, это капитуляция Парижа”, – отвечал Орлов. Александр взял капитуляцию, прочёл её, сложил бумагу и, положив под подушку, сказал: “Поздравляю вас; ваше имя связано с великим событием [1.1, т.3, c.208].

     Как пишет современный исследователь Виктор Иванович Фёдоров, император Александр, отличаясь необычайной скромностью, не пожелал присваивать себе звание фельдмаршала или генералиссимуса. Фактически он не имел даже генеральского звания, получив чин полковника, будучи великим князем.

    Однако вернёмся к материалам Шидлера: “Подозвав к себе генерала Ермолова… и помолчав с минуту, Александр спросил: “Ну, что, Алексей Петрович, теперь скажут в Петербурге? Ведь, право, было время, когда у нас, величая Наполеона, меня считали за простачка”. “Не знаю, государь, – ответил Ермолов. – Могу сказать только, что слова, которые удостоился я слышать от вашего величества, никогда ещё не были сказаны монархом своему подданому”.

  ….Народ толпился на улицах, и даже кровли домов были покрыты любопытными зрителями. Из окон свешивались белые скатерти. Женщины в окнах и с балконов махали белыми платками….

Шуринов-8

    Ласково отвечая на приветствия населения, государь сказал громко: “Я не являюсь врагом. Я приношу вам мир и торговлю”. Слова императора вызвали рукоплескания и возгласы “Да здравствует Александр!” [1.1, т.3, c.212].

” В десять часов утра мы прибыли к предместьям Парижа… “Где государь? ” “Вот он, вот Александр!” – взывали они (парижане – А.Шуринов) …И от одного конца Парижа до другого мгновенно раздалось восклицание : “Да здравствует Александр! Да здравствуют русские” – произносимое миллионом голосов … Многие, теснясь возле государя, просили чтобы его величество остался во Франции: “Царствуйте над нами, – говорили они, – или дайте нам монарха, который был бы на вас похож!” [1.1, т.3, c.212].

Шуринов-9

 ….. “Наше вхождение в Париж было великолепное, – рассказывал государь князю Голицыну. – Все спешили обнимать мои колена, все стремились прикасаться ко мне; народ бросался целовать мои руки, ноги; хватались даже за стремена; оглашали воздух радостными криками, поздравлениями. Но душа моя ощущала тогда в себе другую радость.

    Она, так сказать, таяла в беспредельной преданности к Господу, сотворив-шему чудо своего милосердия; она, эта душа, жаждала уединения … Мне хотелось говеть и приобщиться Св. тайн; но в Париже не было русской церкви …”

     Внутренний духовный процесс неуклонно совершался, оставаясь пока ещё незаметным для лиц, непосредственно окружавших императора, и постепенно Александр 1801 года обращался в Александра 1815 года, в творца Священного союза” [1.1, т.3, c.220].

    Заметим, что был Великий Пост и приближалась православная Пасха. Император послился и «…. пожелал также, чтобы говели войска; последовал приказ, воспрещавший офицерам и солдатам посещение на это время театров, шумных народных собраний и всяких публичных увеселений. В день светлого воскресенья Христова 29 марта (10 апреля) парижское население было свидетелем совершенно нового для себя зрелища…” [1.1, т.3, c.222].

     ” День светлого воскресенья – день Фёдора Стратилата, святого умертвившего чудовище и обратившего в христианскую веру иноверцев. Вот, вероятно, почему он взял имя Фёдор. (К тому же Фёдор в переводе означает – дар Божий.)”. Так считает автор труда об Александре I Виктор Иванович Фёдоров, который убеждён, что Александр I не умер в Таганроге, а ушёл в странничество и стал старцем Феодором Кузьмичом.

     Шуринов-10Беседуя с князем Голицыным, Александр вспоминал: “Ещё скажу тебе о новой и отрадной для меня минуте в продолжение всей моей жизни моей … Я живо тогда ощущал, так сказать, апофеоз русской славы между иноплеменниками; я даже их самих увлёк и заставил разделить с нами национальное торжество наше… Мне даже было забавно тогда видеть, что французские маршалы, как многочисленная фаланга французских генералов теснились возле русского креста и друг друга толкала, чтобы иметь возможность скорее к нему приложиться. Такое обаяние было повсеместно: так оторопели французы от духовного торжества русских”. «…. Нелегко было достигнуть полной и, решительной победы и не оставить никакого раздражения в побеждённых, приобрести их любовь и уважение, – пишет историк Шильдер…. Александр сумел одержать эту двойную победу. Даровитость, гибкость ума и твёрдость его воли явились в Париже в полной силе; все эти качества вполне соответствовали блестящей и трудной роли, выпавшей на его долю – быть вождём государей и народов” [1.1, т.3, c.228].

     Нашим сегодняшним любителям истории немаловажно показать, как представляли российского императора Александра I современники событий и, что показательно, историки. К сожалению, этот период был долгие годы (почти 2 столетия!) выброшен из европейских учебников. Он умышленно замалчивался или искажался даже нашими историками!

     Франция показала некрасивый пример реабилитации военного, государ-ственного и международного преступника, каким был признан международным судом Наполеон. После его смерти на острове Святой Елены прошло 19 лет и правительство Франции выкупило его останки (1840). Их перевезли в Париж и водрузили на пьедестале в Доме Инвалидов.

    Надо сказать, что период исторического обмана и фальсификации продолжается до сего дня.

    Именно поэтому, на наш взгляд, историки и политики не смогли дать должной и справедливой оценки наполеоновской тирании. В результате, под спекулятивным прикрытием защиты общечеловеческих ценностей, европейскими странами и сегодня проводится политика преследования неугодных (стран, граждан, политических партий и пр.).

    Особенно страдает в этом списке пострадавших спасительница Европы, в том числе Франции – Россия!

Шуринов-11

   Надо сказать, что и сегодняшнее отношение к нашей великой истории оставляет желать лучшего1 И не только со стороны европейцев, но и со стороны тех внутренних агентов влияния, которые не прекратили свою спекулятивную деятельность до сегодняшнего дня. Подкупленные поездками во Францию, они продолжают клеветать на Россию и её героев. Общественности хорошо знакомы процессы по самозахвату национального достояния – Бородинского поля, по разрушению памятников на нём, установленных 100 лет назад, по искажению исторической правды в представлении «гениального Наполеона» и «бездарного Кутузова», по искажению даже протекания самой Бородинской битвы, по сдаче Москвы и взрыву русской святыни – Московского Кремля. Этих преступлений против исторической памяти и наших предков не перечесть!

    Сегодня стоит задача воспитания поколений на основе достойной жизни и героических биографий наших замечательных Шуринов-12предков, к числу которых в первую очередь нужно отнести героев 1812 года и Зарубежного похода Рус-ских армий в 1813-1814 годах. Мы должны принять духовный и социальный опыт предков, создать или возобновить работу механизмов преемственности поколений с младенчества.  Ещё А.С.Пушкин отмечал, то общее, что свойственно всем российским гражданам без отличия сословия, имущественного состояния и образования. Он недаром писал в Болдино в 1831 году о любви к «родному пепелищу» и любви к «отеческим гробам». Между тем, образовательные программы, созданные в Обществе потомков героев Отечественной войны 1812 года, не приняты для руководства в системе образования. При общем одобрении их МИНОБРАЗНАУКИ РФ предлагает внедрять их через директоров учебных заведений, на их усмотрение и под их ответственность.

   Странно и неловко обращаться к современным директорам, которые привыкли к указующему персту начальства, и держатся двумя руками за свои кресла. Страшно за новые поколения – поколения не знающих своей исконной культуры, своих ценностей и своих громких побед! 

 

Источники:

 

1. Шильдер Н.К. Император Александр I, его жизнь и царствование. – СПб., 104-1905. Т. 1 – 4.

 

2. В.И.Фёдоров “Александр Благословенный – святой старец Феодор Томский (монарх-монах)…” (изд. 3-е, М.: Амрита – Русь, 2006г.).

 

Изучая историю Отечественной войны 1812  года, сталкиваешься с рядом больших и малых проблем и даже несуразностей. В частности, хорошо известно, что отношение к Наполеону и его действиям в Европе в начале ХIХ века было вполне лояльным. Многие далеко не глупые представители помещичьего дворянства и аристократии России считали, что Наполеон – “…олицетворение чести, правды и добра. Его сердце – сердце ребёнка. Виноват ли он, что его толкают на битвы, в ад сражений? Он – поклонник тишины, сумерек, таких же лунных ночей, как вот эта; любит поэмы Оссиана, меланхолическую музыку Паэзиелло с ея медлительными, сладкими, таинственными звуками. Знаешь ли, – и я не раз тебе, это говорил, – он и в школе ещё забивался в углы, читал тайком рыцарские романы, плакал над “Матильдой” крестовых походов и мечтал о даровании миру вечнаго покоя и тишины”.

    Не покажется странным, но это слова Перовского, будущего героя Отечественной войны 1812 года, представленные в воспоминаниях Тропинина. Последний имел совсем иную позицию в отношении к Наполеону, и на все ссылки Перовского на право Наполеона определять судьбы народов как “избранника Проведения” пожимал плечами: “Пустая отговорка, – говорил он, – громкая газетная фраза, не более. Этим можно объяснить и извинить всякое насилие и неправду…; восхваляй его, как хочешь, а если он дерзнёт явиться в Россию, тут, братец, твою философию оставят, а вздуют его, как всякого простого разбойника и грабителя…”.

 

      Последующие события 1812 года подтвердили правоту Тропинина. Однако возможности “вздуть” Наполеона и его армию появились не сразу. Тому предшествовали сложные процессы духовно-патриотического объединения России, которые проходили в тяжёлом противостоянии частных и общественных интересов, любви к Отечеству и равнодушия, а то и корысти нажиться на трагедии страны, самопожертвования и предательства. В различных социальных слоях и группах эти процессы проходили по-разному, что отмечается и в творчестве А.С.Пушкина, современника и свидетеля героических событий.

 

     Вот что пишет Пушкин в небольшой повести  “Рославль” о духовно-нравственном состоянии дворянского общества в годину испытаний, вложив свои впечатления о тех событиях в уста одной из героинь повести: “Все говорили о близкой войне и, сколько помню, довольно легкомысленно. Подражание французскому тону времён Людовика ХV было в моде. Любовь к отечеству казалась педантством. Тогдашние умники превозносили Наполеона с фанатическим подобострастием и шутили над нашими неудачами. К несчастью, заступники отечества были немного простоваты, – они были осмеяны довольно забавно и не имели никакого влияния”. Как отмечает Пушкин, патриотическая деятельность “заступников” заключалась в, казалось бы, поверхностных акциях.

 

  Первое, что отмечает Пушкин, они выступали с “жестоким порицанием употребления французского языка в обществах” и, по всей видимости, считали это главным.

    Тут же отметим, что это “порицание” не настолько наивно, как могло бы показаться во времена поэта. К тому же “заступники” не ограничились только “порицанием” языка, ставшего к тому времени средством общения не великой по численности, но привилегированной части населения России. Они не менее настойчиво, как отмечает Пушкин, выступали против “введения иностранных слов” в русский язык, что не может не вызывать восхищения их пониманием значения этого явления для русского самосознания, сохранения и развития русской культуры.

      Спустя 70 лет после указанных событий, роль языка в духовном становлении этноса и его развитии показал учёный – энциклопедист Николай Яковлевич Данилевский в уникальном труде “Россия и Европа”.

      Здесь следует отметить, понимание роли русского языка императором Александром I, который привлёк к работе в Государственном Совете и подготовке Манифестов замечательного специалиста по русскому языку Александра Семёновича Шишкова, создателя русского корнеслова, в последующем министра просвещения и т.д.

 

 

     Вторым по значению явлением патриотического характера, как свидетельствует Пушкин, были “грозные выходки против Кузнецкого моста и т.п.”.

    Это были акции протеста против французских и иных других коммерсантов, наводнивших Москву и заполонивших его наиболее центральное торговое место – Кузнецкий мост. Патриоты, очевидно, понимали разлагающее воздействие, спекулирующих на народных тревогах, торгашей и пытались силой принудить их сократить, а то и вовсе прекратить свою неуместную в данный момент коммерческую деятельность.

      Характерно, что император Александр I разделял и здесь тревоги общества и стремился предотвратить недовольства и столкновения.  

     Попытки получить прибыль от нашествия наполеоновской армии в купеческих и помещичьих кругах отмечались то и дело. Характерен, например, факт требований помещиков продавать зерно своей же армии по завышенной цене. Вот что пишет об этом в мемуарах С.Г.Волконский (1788—1865), который был послан генерал-адъютантом  Ф.Ф.Винцингероде (1770—1818)  к императору с письмом: “…Винцингероде ещё сказал, что впоследствии от Царя зависит платить за забранное, но теперь, когда правительству на защиту Отечества нужна каждая копейка, нечего заботиться о выгодах помещичьих, и что грустно будет, если приближённые к Царю не будут давать примера пожертвованиями, и особенно в предстоящих обстоятельствах, потому что зачем было беречь теперь русским то, что завтра, если сохранено будет, может быть взято французами. Но вопль чиновников, которым препятствовал Винцингероде делать закупы по французским ценам, и таковой же вопль господ помещиков, которые, как тогда, так и теперь, и всегда будут это делать, кричать об их патриотизме, но из того, что может поступить в их кошелёк, не дадут ни алтына, – этот вопль нашёл приют в Питере, и на эти жалобы, хотя в выражениях весьма учтивых, от графа Аракчеева был прислан Винцингероде запрос… Имея рыцарские чувства, Винцингероде, получив это, вспылил, не отвечал графу, но написал письмо прямо Государю …” /8/.

 

     Таким образом, духовно-патриотическое состояние русского общества накануне и в начале наполеоновского нашествия, было весьма неоднородным.

 

    А.С.Пушкин с горечью констатирует: “Молодые люди говорили обо всём русском с презрением или равнодушием и, шутя, предсказывали России участь Рейнской конфедерации” и заключает: “Словом ,общество было довольно гадко”.

    Что же произошло в дальнейшем? Почему и как в нём развились и консолидировались силы духовно-нравственного противостояния неприятелю?

 

     Исследуя духовные особенности русского народа, Николай Яковлевич Данилевский замечает: “Русское народное движение 1812 года не было собственно пробуждением народного духа, потому что в русском народе он никогда и не спал в национально-политическом отношении…”. Это утверждение касается народа вообще, то есть в большей мере – крестьянства, которого было свыше 95% всего населения страны. Что касается других слоёв, то они были чрезвычайно отделены как по имущественному, так и по правовому и культурному состоянию от основной массы народа.

 

    Однако, очевидно, существовали какие-то механизмы, как сейчас говорят учёные, занимающиеся самоорганизующимися системами и изучающие живые структуры, объединяющие общество в единое целое.

   

    Важнейшим, по всей видимости, объединяющим механизмом всего российского общества на тот исторический момент являлось православное вероисповедание. Героической роли Русской Православной Церкви в войне 1812 года посвящено немало исследований – не будем повторять известного. В складывающейся ситуации особое значение для объединения всего населения России имело воззвание наместника Бога на земле – Государя Александра 1.

    Вот что пишет о реальном воздействии этого фактора на общество Пушкин: “Вдруг известие о нашествии и воззвание Государя поразили нас. Москва взволновалась. Появились простонародные листки графа Растопчина; народ ожесточился. Светские балагуры присмирели; дамы струхнули”/12/.    

     

     Интересна последовательность событий и характер духовного перерождения и подъёма в дворянской среде. Опять Пушкин: “Гонители французского языка и Кузнецкого моста взяли в обществах решительный верх,и гостиныя наполнились патриотами.Кто высыпал из табакерки французский табак и стал нюхать русский; кто сжёг десяток французских брошюрок; кто отказался от лафита, а принялся за кислыя щи”/13/.

 

     Безусловно, Пушкин замечательно иронизирует над такого рода патриотами. И далее: “Все закаялись говорить по французски; все закричали о Пожарском и Минине и стали проповедовать народную войну, собираясь на долгих отправиться в Саратовские деревни”/ там же/. Поскольку этого рода общество было весьма тесно связано с армией, где в офицерских чинах служило более 85% дворян/14/,то патриотические настроения стали преобладать и в офицерской среде, не говоря уже о солдатах.

 

    Если говорить о подготовке к войне с наполеоновской Европой, то следует сказать об исключительной деятельности императора Александра I: он подготовил дееспособную армию и создал весьма продуктивную разведку. Сегодня это стали подтверждать даже продажные историки, вечно недовольные нашим императором.

 

    Данилевский, анализируя духовную подоснову победных событий 1812 года, подчёркивает: “…нравственный же дух войска, а, следовательно, и населения из которого оно набирается,- главная сила, в конце концов решающая успехи войн, и которой русские обладают по свидетельству истории в высшей степени, – принадлежит к постоянным, коренным свойствам народным, которые не могут быть ни приобретены, ни изменены чем бы то ни было… Присоединив к этому возможность возвести эти, всегда присущие русскому народу свойства до степени дисциплинированного энтузиазма или героизма, тогда как противники наши лишены этой возможности и по неправоте, и отвлечённости интересов, которые придётся им защищать, – мы увидим, что превосходим их в этом деле духовною силою, за которою всегда остаётся победа в последнем результате /15/.

 

     Сегодня можно сказать, что нравственный дух определялся приверженностью к традициям семейно-родовой культуры, которые определяли понятия чести и достоинства каждого человека.

 

Прочитать стихи А.С.Пушкина.

 

Очевидно, что для героического духовного подъёма пришлось императору в первую голову освободить от пут те механизмы, которые объединяли население, и поставить возможные препоны тем, которые разъединяли его в лихую годину испытаний.

     В этой ситуации от Александра 1 потребовался недюженный талант, чтобы разрешить иные из проблем. Характерно, что при аудиенции у Императора вышеупомянутого Сергея Григорьевича Волконского, посланного Винцингероде,  Александра 1 интересовали в первую очередь вопросы духовного состояния общества. “Каков дух армии? Каков дух народный? Каков дух дворянства?” – вот вопросы, которые он задал посланнику. Если на первые два Волконский ответил положительно, то касаемо последнего сказал: “Государь! Стыжусь, что принадлежу к нему, было много слов, а на деле ничего”.

     Отправляя Волконского обратно в действующую армию, Александр 1 сказал: “Вот тебе письмо к Винцингероде; он поймёт меня и убедится, что я имею полное уважение и доверие к нему, но в ходе дел административных, надо им давать общий ход, и потому, как те бумаги, которыми он недоволен, так и те, которые впредь могут быть ему не по мыслям и сердцу, пусть его не тревожат, и пусть он кладёт их под красное сукно и не даёт исполнения. Он и я, мы друг друга понимаем, и ему нечего тревожиться. Поблагодари его от меня за преданность и службу.

Через несколько часов потребует тебя для отправления граф Алексей Андреевич / Аракчеев – А.Ш. /,ты не говори, что я тебя требовал к себе и что ты получил от меня конверт для вручения Винцингероде…” /16/

     Таким простым приёмом, известным современному руководителю, Император пытался противостоять чиновничеству и спекулирующим на народном горе помещикам, понимая, что такого рода фактор как торгашество мог только снизить дух армии.

     Безусловно, алчущими и спекулирующими были не все чиновники и помещики, но стяжательство весьма заразительно и способно, в конце концов, погубить империю. Тому имеется немало примеров из истории.

 

     Таким образом, духовный подъём народа основывался на общности вероисповедания и традиций культуры, традиций самоотверженного служения и защиты отечества. Побуждаемые примером императора и его лучших полководцев, Русской Православной Церквью духовное состояние народа изменилось: частные спекулятивные интересы сменились потребностями пожертвований для армии, вступлением в ополчение. Пушкин отмечает этот процесс: “Везде толковали о патриотических пожертвованиях. Повторяли бессмертную речь молодого графа Мамонова, пожертвовавшего всем своим имением” /17/.

 

      Не менее важным было принятие Императором решения о назначении главнокомандующим русскими армиями умудрённого жизненным опытом 66-летнего полководца М.И.Кутузова.

    Этого требовало  скорейшее прекращение конфликта между военным министром командующим 1-ой Западной Армией Михаилом Богдановичем Барклай де Толли и командующим 2-ой Западной Армией Петром Ивановичем Багратионом, разрушающим необходимую дисциплину и духовно-нравственное единение в армии. Михаил Илларионович Кутузов,  недавний победитель турок,  был достаточно устойчив к внутриштабным интригам и доносам. Последнее подтвердилось при столкновении Кутузова с очередным претендентом на пост главнокомандующего начальником его штаба – Бенигсеном.

      Надо признать, что действия Александра 1, принявшего сторону Кутузова и направившего ему присланный в Петербург донос Бенигсена, можно считать образцом решительности и принципиальности в совокупности с требуемой временем дипломатией и приличиями.

     Таким путём император по мере возможностей создавал условия для единения армии с главнокомандующим, способствовал необходимой централизации власти в армии, которая была раздираема амбициями её славных, но в отдельных случаях слишком заносчивых представителей. Погасить внутриштабные конфликты, примирить горячие головы, готовые на безрассудство, было первой задачей императора, а затем и нарочито флегматичного Кутузова, спавшего, как свидетельствуют не переводившиеся доносчики, по 18 часов в сутки.

     Естественными побудителями в развитии духовно-нравственного содержания общественной жизни в 1812 году и патриотического подъёма народа на борьбу с неприятелем стали реально происходившие неординарные и кровавые события 1812 года: кровопролитное противостояние Бородинской битвы; героическое самосожжение Москвы; варварский взрыв святыни русского народа – Кремля; дикое разграбление и поругание православных храмов неприятелем и т.п., нашедшие отклик в мемуарах, материалах историков и других.

 

    Изучение этих богатейших материалов на основе современного системного подхода, заложенного и продемонстрированного историческими иллюстрациями ещё Н.Я.Данилевским, даёт возможность представления механизма того духовного взлёта, который пережила Россия в 1812 году.

 

    А знание этого механизма – это возможность планомерного воздействия в нужных направлениях государственного строительства для актуализации жизнеутверждающих духовно-патриотических настроений в современном обществе, ввергнутом в духовно-нравственный кризис доморощенными и западными менялами и представляющими их правительствами, не понимающими реально действующих закономерностей в общественной жизни и не отдающими должное её духовной составляющей.

 

Приоткрывший завесу этих закономерностей в конце Х1Х века Николай Яковлевич Данилевский писал в 1883 году о духовной силе русского народа: “…нравственным духом, самоотверженностью обладали русские в степени несравненно большей, нежели их противники, кто бы ими не предводительствовал – Карл, Фридрих или Наполеон, обладали в такой степени, что эта сила перевешивала все преимущества, бывшие на стороне наших неприятелей”/18/.

 

Будем надеяться, что эти запасы духовной силы и нравственного иммунитета русского народа ещё не исчерпаны.

А.С. Шуринов, академик ПАНИ

 

(Просмотров за месяц: 75, за сегодня: 1)
Всего просмотров: 1,137