переводчик сайта
EnglishFrenchGermanRussian
ВАЖНЫЕ НОВОСТИ ДСНМП
  • 29 Ноябрь 2017 г.

    Сборник материалов по обличению имябожнической ереси

  • 29 октября 2017 г.

    Шок! Документальный фильм “За защиту Святого – в автозак! “Матильда” за щитами и дубинками полиции”

  • 12 ноября 2017 г.

    Документальный фильм “Гонение на Православие в день 100-летия явления Державной Иконы Пресвятой Богородицы”

  • 29 октября 2016 г.

    Беседа И.Ю.Чепурной с насельниками монастыря Общины во имя Иконы Божией Матери “Державная”

  • 12 Октября 2016 г.

    Резолюция Конференции «Россия над пропастью Нового мирового порядка»

ВСЕ НОВОСТИ

Популярные новости
Ajax spinner
МАТЕРИАЛЫ О НМП
КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ
Февраль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728  
http://prav-film.ru
национальный-медиа-союз
Мероприятия движения СНМП
Видеосборники движения СНМП
Православно просветительские лекторий Союза Христианское Возрождение
Лекции, беседы, статьи руководителя Движения СНМП В.Н. Осипова
Проповеди и беседы священников
Вечера Московского Отделения Союза Русского Народа
Православные фильмы
Военные фильмы
На страже Православия
You Tube Движения СНМП
You Tube Студии православных фильмов Иоанна Богослова
Кто онлайн
9 посетителей онлайн

Духовная война. За кем последуем?

FacebookVKTwitterOdnoklassnikiLiveJournalLinkedInMail.RuGoogle+Google GmailПоделиться

св.НиколайДрузья! Писатель из Екатеринбурга С.М.Масленников, как человек неравнодушный и болеющий душой за судьбу нашей великой Родины, судьбу веры Православной, не смог не увидеть волков, обличенных в овечьи одежды,  расхищающих стадо Христово, этаких  мышей, по меткому выражению отца Виктора Кузнецова, подтачивающих древо православной церкви. (Текст+ видео+звук)

Да, пусть слова эти суровы, но на войне, войне духовной, которая поважней, пожалуй, будет той кровавой, что уже как год идет в Новороссии, слабина и полумеры неуместны! Нельзя сегодня быть теплохладным, безразличным – не для русских трусость!

 Один из главных идеологов глобализма польский еврей Збигнев Бжезинский, заявил, что «после крушения коммунизма  у нас остался один враг — православная церковь». (http://rusk.ru/st.php?idar=110759).   На примере Украины, где в течение двадцати лет  населению промывались мозги и изменялось, переформатировалось сознание народа можно убедиться, что ребята из Бильдерберга не жалеют денег на важнейшие идеологические проекты-диверсии.

 И что, мы с вами будем думать, что, мол, Украина – это отдельная история, а у нас-то уж все гладко: храмы строят, купола золотят, и вокруг рассвет Православия ? Пройдитесь по страницам нашего сайта, загляните, к примеру,  в рубрику «борьба с православием» или  «экуменизм» и убедитесь, что все вовсе не так.

волк (2)

И неправильно думать, что Бжезинский и его могущественная, владеющая неисчислимыми богатствами банда «мiровой элиты» заинтересованы в  «расцвете Православия» в нашей стране и ничего не предпринимают для его УНИЧТОЖЕНИЯ.

 Сейчас – время перелома истории, время предапокалиптическое, и это очевидно, пожалуй, для всех здравомыслящих людей. Давайте же еще раз откроем Святое Евангелие и прочтем грозные слова Господа нашего Иисуса Христа  : «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч» (Мф. 10:34). Отметим, что  десятая и и 24-ая главы Евангелия от Матфея, Послания к Фессалоникийцам св. апостола Павла, и конечно же Откровение св.апостола Иоанна, весьма помогают нам в нашей брани и в понимании того времени и места Священного Писания, в котором мы с вами живем.

Вспомним и еще одно изречение  Спасителя: “На Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи” (Мф.23:2) . Увы, но слова эти в сегодняшней России  актуальны, как никогда.

 Великий Достоевский когда то сказал : «Высшая и самая характерная черта нашего народа — это чувство справедливости и жажда ее».  Увидев и осознав, какую еретическую, коварную,  губительную для Православия работу проводит  профессор Московской Духовной Академии и Семинарии  Осипов Алексей ИЛЬИЧ, причем воздействуя (почти гипнотически) на умы миллионов граждан Великой, Белой и Малой Руси и пользуясь неограниченной пропагандистской свободой и внушительным авторитетом, катехизатор,  преподаватель воскресной школы, православный писатель Сергей Михайлович Масленников, как честный человек, не смог промолчать. С присущими ему кротостью, смирением и рассудительностью,  не отступая ни на шаг от Евангельской правды, в свете Священного Писания и учения святых отцов, и прежде всего святителя Игнатия (Брянчанинова), именем которого ловко спекулирует и прикрывается Осипов, он  сначала вступил в полемику с некоторыми сторонниками знаменитого профессора…  

25034

Был ли в Иисусе Христе первородный грех?

Полемика. Поводом для написания статьи послужило сообщение, появившееся на православном торренте по поводу огласительных бесед из цикла «О пути ко спасению».

Татьяна_730 пишет:  «Прослушала первую огласительную беседу. Смущает, что автор утверждает, что у Христа не было первородного греха. Но если бы это было так, то Он был бы бессметным, небренным, нетленным, как Адам до грехопадения. Как бы Он тогда мог умереть на Кресте? Христос воспринял человеческую природу, поврежденную первородным грехом, и испытывал голод, жажду, боль и т.д. по своему человечеству. И пришел Он, чтобы в себе самом исправить поврежденную человеческую природу через крестные муки. Т.к. любое повреждение требует пропорциональной жертвы. «Смертию смерть поправ». Умерщвление человеческой природы в результате первородного повреждения могло быть воскрешено только через такое же умерщвление и только могло совершиться с помощью Божией, действием Божиим, Его всемогущим промыслом, но при полноценном соизволении человека как такового. Таким человеком явился Христос. Для того Он и пришел, чтобы в себе самом исцелить первородный грех (повреждение) и стать новым Адамом, родоначальником нового человечества во Христе…» А вот родового греха у него не было, т.к. Он был рожден от Духа Святаго. То есть опять путаница первородного греха и родового. Не отрицаю, что лекции содержат очень много полезного, но смутившись раз, уже не вполне могу доверять им».   

Ответ автора бесед на возникшее смущение.

Вот горький пример того, как человек, пытаясь своим умом, непросвещённым благодатью Святого Духа, постичь тайны Божии, впадает в богохульство. Почему бы ему не сравнить своё мнение с учением Церкви, изложенным в творениях святых отцов? Для чего же нам оставлено Священное Предание Церкви, как не для того, чтобы мы строго следовали Ему, не создавая ничего нового, потому что всё новое – от лукавого, и есть протестантизм! А любое отклонение догматического плана – есть убийственная ересь, и верящий в неё – лишается Вечной Жизни. Мнение, изложенное критиком, что будто бы Христос имел в Себе первородный грех вплоть до распятия, и только Своею крестною смертью исцелил его – есть величайшее трагическое заблуждение, потому что Бог – безгрешен: Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушён во всём, кроме греха (Евр. 4: 15). Бог – есть Совершенство и никакого изъяна в Себе не имеет, поэтому, никакой грех Ему не свойственен, в том числе и первородный. Вспомним, что главным последствием первородного греха является потеря человеком состояния вечной жизни и вступление в состояние вечной смерти и рабства диаволу. Если, как утверждает критик, Христу свойственен первородный грех, то значит, Ему свойственно и состояние первородного греха, то есть состояние вечной смерти и рабства диаволу, но какой разумный человек может дерзнуть так говорить, — ведь это же хула на Бога. Так может сказать только тот, кто не считает Иисуса Христа Сыном Божиим, а значит, – Богом. Поскольку Христос – есть Сын Божий и Бог, то никакое повреждение Ему не присуще, и первородный грех не был Ему свойственен. Утверждать же обратное можно только при одном условии: первородный грех был в Иисусе Христе, потому что Он Богом не является, но это уже запредельная хула и явная ересь, разделяющая Ипостась Сына Божия и личность Иисуса Христа, делая Его простым человеком. Ещё раз подчеркнём, что в Иисусе Христе действуют две природы – божественная и человеческая, но Ипостась одна – это Сын Божий, значит, человеческая природа Сына Божия также не может иметь в себе изъяна, потому что любой её дефект оказался бы присущ Сыну Божию, то есть Самому Богу.  Таким образом, критик, утверждая наличие первородного греха во Христе, либо приписывает Богу свойство несовершенства, либо отделяет Христа от Ипостаси Сына Божия. В первом случае – это богохульство, а во втором –  гибельная ересь, уже давно известная и осуждённая. Кто бы ни был родителем этого заблуждения: то ли сам критик, то ли какой-нибудь современный богослов – это не важно. В конечном счёте, родителем всех ересей является диавол, пытающийся разрушить Церковь изнутри, старающийся навязать свои ложные учения, противоречащие догматам, преподавая их в новых обёртках, подобно яду в красивых конфетных фантиках. Будет большой трагедией, если мы эти «конфеты» станем употреблять, не разбирая их качества! Но попробуем разобраться, как критик попал в своё заблуждение. Ответ легко найти в самих его словах. Он не может понять, почему Господь наш Иисус Христос  испытывал голод, жажду, боль и даже умер на кресте. Ведь все эти свойства принадлежат человеческой природе, повреждённой первородным грехом. Отсюда и родилось «новое мнение» о наличии первородного греха во Христе. Что же говорит Священное Предание Церкви по этому вопросу? Не составляет никакого труда проверить по творениям святых отцов, что говорили по этому поводу боговидцы. Вот слова святого Иоанна Дамаскина в его «Точном изложении Православной Веры»: «Естественные страсти наши были во Христе, без всякого сомнения, и сообразно с естеством, и превыше естества. Ибо сообразно с естеством они возбуждались в Нём тогда, когда Он позволял плоти испытать то, что было ей свойственно; а превыше естества потому, что в Господе то, что было естественно, не предшествовало Его воле, ибо в Нём не созерцается ничего вынужденного, но всё – как добровольное. Ибо, желая – Он алкал, желая – жаждал, желая – боялся, желая – умер» (Лодья, М., 1998, стр. 258). Несмотря на то, что ответ абсолютно прост и ясен, стоит разобрать его подробнее, чтобы не оставить критику никакой почвы для его плевел. Думаю, что любой здравомыслящий согласится, что первородный грех действует в человеке насильственно – в этом и заключается власть сатаны над личностью, не искупленной Жертвой Христа. В словах святого Иоанна ясно сказано, что естественные страсти действовали во Христе не вынужденно, но добровольно, проявляясь только тогда, когда Он Сам этого хотел. То есть, если Христос хотел допустить в Своём человеческом естестве голод, то он проявлялся, а если не хотел, то он не мог действовать. Точно так же, если Сын Божий хотел допустить смерть Своей человеческой природы, как отделение души от тела, ради спасения рода человеческого, то это произошло, хотя не только божественная, но и человеческая природы Сына Божия бессмертны, потому что  они обе принадлежат Богу и соединены в одной Ипостаси Сына Божия. Надеюсь, критик не дерзнёт утверждать, что Сын Божий смертен? Но вот ведь ужас! Критик действительно так и говорит, что Тело Иисусово до распятия было смертным, бренным и тленным, ставя тело Адамово на большую ступень совершенства, в сравнении с Телом Господа Иисуса Христа. Но вспомним, разве Адам достиг обожения? Разве ему сразу от Творца были даны все добродетели в их совершенном состоянии? Нет! Творец заложил в Адама начаток всех добродетелей и повелел достичь максимально возможного для человека подобия Создателю, что и названо обожением. Однако, Адам не только не достиг совершенства (обожения), но погиб сам, и погубил весь человеческий род, впав в послушание сатане, лишившись божественной благодати, впустив в себя вечную смерть. Теперь для сравнения посмотрим, что произошло с человеческой природой при воплощении Сына Божия. Вновь обратимся к святому Иоанну Дамаскину: «Должно знать, что о плоти Господа говорится, что она не по причине превращения естества или перемены, или изменения, или слияния обожествлена и сделалась причастною такому же божеству и Богом … Ибо, подобно тому, как исповедуем вочеловечение без изменения и превращения (божественной природы – прим. автора), так представляем и событие обожествления плоти. Ибо, по той причине, что Слово сделалось плотию, ни Оно не вышло из границ Своего божества и не лишилось присущих ему – соответствующих достоинству Божию украшений; ни обожествлённая плоть, конечно, не изменилась в отношении к своей природе или её естественным свойствам» (там же, стр. 248-249). В этой важной цитате специально трижды выделены слова, подтверждающие обожествление плоти Христовой. Из этого ясно, что сразу при воплощении человеческая природа обожествилась, то есть никакой речи о сохранении первородного греха во Христе быть не может! Как может сочетаться обожествление и греховность: Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и Велиаром? (2 Кор. 6: 14-15). Из этих доказательств видно, что состояние человеческой природы Адама до грехопадения несравнимо ниже состояния обожествлённой сразу при воплощении человеческой природы Сына Божия. Уточним, что первородный грех предполагает наличие в душе греховных страстей, как подобия сатане. Надеюсь, что критик не станет утверждать наличие во Христе греховных страстей? Действительно, греховное повреждение человеческой природы не передалось Христу, потому что зачатие было непорочным! Поэтому, главным недоумением для автора критики остаётся присутствие во Христе страстей естественных и беспорочных: голод, жажда, усталость, страдание от боли, пролитая слеза, страх смерти. Но об этом было сказано выше: все эти и прочие беспорочные страсти, которые тоже являются следствием первородного греха, могли проявляться во Христе только при Его добровольном желании (это и есть доказательство исцеления), но никак не принудительно, потому что плоть восприняла обожествление. Действие беспорочных страстей являлось точным свидетельством того, что Сын Божий в действительности воспринял повреждённую человеческую природу, чтобы исцелить её в Себе, но не на кресте, как говорит критик, а сразу в момент воплощения.    Доверяя себе и не обращаясь к опыту святых отцов, критик не догадывается о добровольности проявления непорочных страстей во Христе и идёт на отрицание факта обожения плоти Христа сразу в момент воплощения. Из этой ошибки и вытекает горестное мнение о наличии первородного греха в Сыне Божием. Но это заблуждение рождает следом за собой новое, не менее ужасное: будто бы Христос исцелил Свою человеческую природу только страданием и крестной смертью. Первое опасное  последствие такого мнения мы уже разобрали выше, сказав, что Сын Божий не мог иметь в Своей человеческой природе изъянов в течение 33 лет Своего земного пребывания, потому что приписывать Богу несовершенство – это богохульство. Второе последствие такого ошибочного мнения ещё более опасно: если Христос исцелил Свою человеческую природу только в момент крестных страданий, то есть крест потребовался Христу для исцеления Его повреждённой первородным грехом человеческой природы, как утверждает критик, то когда же в этом случае была принесена Жертва за грехи всего мира? Поскольку второй смерти Христа не было, то значит, по версии критика, искупительная Жертва вообще не была принесена, то есть весь род человеческий остался не искупленным. Но так думать – безумие!!! Всякий, православно верующий, исповедует, что искуплен Жертвою Господа Иисуса Христа! Вновь обратимся за доказательством к святому Иоанну Дамаскину: «Господь наш Иисус Христос, будучи безгрешным, потому что Он не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его (1Пет. 2: 22), не был подчинён смерти, ибо смерть вошла в мир через грех. И так, Он умирает, претерпевая смерть за нас, и Самого Себя приносит Отцу в жертву за нас. Ибо пред Ним (то есть Отцом) мы погрешили, и надлежало, чтобы Он принял выкуп, бывший за нас, и чтобы мы, таким образом, были освобождены от осуждения; ибо кровь Господа была принесена никак не тирану. И так, смерть приходит и, поглотив телесную приманку, пронзается удою божества и, вкусив безгрешного и животворящего тела, погибает и отдаёт назад всех, которых некогда поглотила. Ибо, подобно тому, как тьма через привнесение света уничтожается, так и тление через прикосновение жизни прогоняется, и для всех возникает жизнь, а для погубителя – гибель» (там же, стр. 266-267). Из этих слов совершенно ясно, что на кресте приносится Жертва за грехи всего человечества, и пролитая Кровь Христа – это выкуп, принимаемый Отцом, ради примирения с родом человеческим, а ни как не средство исцеления Христовой повреждённой первородным грехом человеческой природы, как ошибочно мнит критик.    Приведём ещё доказательства из Священного Писания, подтверждающие, что крестная смерть Христа – это именно Жертва за грехи наши: Он явился для того, чтобы взять грехи наши (1Ин. 3: 5); Ибо един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус, предавший Себя для искупления всех (1Тим. 2: 5-6); ибо Он совершил это однажды, принеся в жертву Себя Самого (Евр. 7: 27); Он же однажды, к концу веков, явился для уничтожения греха жертвою Своею (Евр. 9: 26); Христос, однажды принеся Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих, во второй раз явится не для очищения греха, а для ожидающих Его во спасение (Евр. 9: 28). И так, совершенно понятно, что выражение критика: «И пришёл Он, чтобы в Себе Самом исправить повреждённую человеческую природу через крестные муки», — ошибочно. К тому же, передача первородного греха происходит при зачатии человека от отца и матери – таков закон продолжения рода, а Христос рождён только от матери – Пресвятой Богородицы, но без отца, поэтому действие естественного закона здесь невозможно, потому что там, где действует Бог, там отменяется естества чин: Ангел сказал Ей в ответ: Дух Святой найдёт на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречётся Сыном Божиим (Лк. 1: 35). Здесь чётко сказано, что рождаемое сразу является Святым!!!  Несмотря на то, что ошибка критика вполне доказана, он может усомниться в приведённых доказательствах, ссылаясь на отсутствие у меня диплома, подтверждающего наличие богословского образования. В связи с этим вынужден привести точные выписки из творений святителя Игнатия (Брянчанинова) на эту тему, на которых я и образовывался, и не только в вопросах догматики, но и в аскетике. Искренне надеюсь, что авторитет прославленного святителя не позволит критику сохранять свои ошибочные мнения, и критик отречётся от своих заблуждений, чтобы не погибнуть самому и не соблазнять других, помня о страшной ответственности: Лучше было бы ему, если бы мельничный жернов повесили ему на шею и бросили его в море, нежели чтобы он соблазнил одного из малых сих (Лк. 17: 2). И так, приводим ссылки на святителя Игнатия, выделяя наиболее важные места, касательно нашей темы: «Богочеловек зачался от действия Святого Духа! Слово составило Себе плоть во утробе Пречистой Девы! Бог соделал плоть Свою в самом зачатии ее Божественною, способною к ощущениям единственно духовным и Божественным. Хотя свойства плоти Богочеловека были человеческие, но вместе все они были обоженные, как принадлежащие одному Лицу, Которое Бог и человек. По этой же причине человеческие свойства Богочеловека были вместе и естественны и сверхъестественны в отношении к человеческому естеству. Святость плоти Бога и Господа была бесконечно выше святости, в которой сотворена плоть твари — Адама. Очевидно, что зараза, которую источает человеческое падение во всех человеках посредством унизительного зачатия по подобию зверей и скотов, зачатия во грехе, здесь не могла иметь никакого места, потому что не имел места самый способ зачатия, то есть не имело места то средство, которым сообщается греховная зараза. Напротив того: как зачатие было Божественно, так и все последствия его были Божественны. — Богочеловек, как искупительная Жертва, принял на Себя все немощи человеческие — последствия падения, — кроме греха, чтоб, искупив человечество, избавить его от бремени этих немощей, явить его в обновленном состоянии, явить его без тех немощей, которые привлечены в естество наше падением. Богочеловек восприял и носил наши немощи произвольно, а отнюдь не был им подчинен необходимостию естества: будучи совершенным человеком, Он был и совершенным Богом, Творцом человеческого естества, неограниченным Владыкою этого естества. По этой причине Он являл Свое человечество так, как Ему было благоугодно. Иногда Он являл Свое человечество в немощи естества падшего: утруждался, жаждал, принимал упокоение сном, был схвачен и связан в саду Гефсиманском, претерпел биение и поругание, был распят и погребен. Иногда Он являл человечество Свое в правах естества, с какими оно создано: ходил по водам; въехал в Иерусалим на необъезженном жеребце, на которого из человеков еще никто не садился; эта власть была первоначально достоянием Адама. Иногда Господь являл Свое человеческое естество в том состоянии славы и величия, которое Он даровал человеческому естеству, совокупив в Себе, в одном Лице, Божество и человечество, которого оно отнюдь не имело по сотворении, в самом состоянии невинности и бессмертия: это состояние величия и славы Он явил дивными знамениями, преимущественно же явил избранным ученикам при преображении Своем, явил в такой степени, в какой они способны были видеть, а не в той, в какой оно есть. Божество Богочеловека соединено неслитно, но вполне соединено с Его человечеством: Божество Богочеловека соединено с Его человеческим духом, с Его душою, с Его телом. Когда душа Христова разлучилась с телом Христовым посредством смерти, то Божество Христово пребыло неразлучным как с душою Его, так и с телом Его. Возглашает Святая Церковь: Во гробе плотски, во аде же с душею яко Бог, в раи же с разбойником, и на престоле был еси Христе, со Отцем и Духом, вся исполняяй Неописанный (пасхальный тропарь)» (том 4, стр. 398-400 по изд. Сретенского монастыря 1997, статья «Изложение учения Православной Церкви о Божией Матери»). «Не должно думать, чтоб тело Христово получило такие (сверхъестественные – прим. автора) свойства только по воскресении. (Как Божество имеет всегда одинаковое достоинство, будучи постоянно равно Самому Себе и неизменяемо, так и достоинство души и плоти Господа в отношении к их Божественности всегда было одинаково. Одинаковым было это достоинство во всех изменениях по человеческому возрасту Богочеловека: одинаковым было оно, когда вочеловечившийся Бог возлежал младенцем в яслях, когда повит был пеленами, и когда явил себя в неизреченной славе на горе Фаворской, когда воскресал из гроба, когда возносился на небо. Одинаковым было это достоинство во всех обстоятельствах, которым благоволил Богочеловек подчиняться по человечеству Своему; одинаковым было это достоинство, когда Господь предстоял связанным Синедриону и Пилату, когда был осыпаем наруганиями, заушениями и оплеваниями, и когда Он воссел, по человечеству, одесную Бога – Отца, когда поклонились и припали к стопам Его все Ангелы и Архангелы. – Примечание святителя Игнатия. Там же, стр. 402).  Нет! Оно как тело всесовершенного Бога всегда имело их, а по воскресении лишь постоянно проявляло их. Доказывают то следующие события: Однажды в храме иерусалимском Господь Иисус Христос сделал указание на Свою предвечность по Божеству; иудеи взялись за камни, чтоб побить Богочеловека, столь открыто объявившего им о Себе. Но Господь внезапно сделался невидим посреди их и удалился из храма, пройдя между множеством врагов Своих (Ин. 8: 59). В другой раз разъяренные жители города Назарета схватили Господа, учившего в их синагоге, и повели на вершину горы, на которой построен город, чтоб оттуда свергнуть вниз и убить; но Господь сделался невидим и, вышедши из среды их, удалился (Лк. 4: 29-30). Точно так поступил Господь и при рождении Своем: Он вышел из утробы Девы, не разрушив печатей девства, не разверзши дверей сего дивного храма Своего, как это предуведал Пророк, предвозвестивший в восторге видения своего: сия врата заключена будут и не отверзутся, и никтоже пройдет ими: яко Господь Бог Израилев внидет ими, и будут заключена (Иезек.44: 2)» (там же, стр. 402-403).   «Божественное тело Богочеловека зачалось Божественно и родилось Божественно. Дева совершила рождение, будучи во время рождения преисполнена духовной, святейшей радости. Болезни не сопровождали этого рождения, подобно тому, как болезни не сопровождали взятие Евы из Адама. Они не могли иметь тут места, будучи одною из казней за первородный грех, а этот грех не имел тут места, потому что зачатие совершилось не только без участия мужеского семени, не только без всякого ощущения плотской сласти, но, в противоположность обычному зачатию, при наитии Святого Духа на Деву, при вселении Всесвятого Бога-Слова в утробу Девы. Безболезненность Девы при рождении Богочеловека очень ясно видна из простого и скромного повествования, которое читаем в Евангелии: Роди Сына Своего Первенца, поведает Евангелие о Богоматери, и повит Его, и положи Его в яслех (Лк. 2: 7)Родила Дева, и немедленно приступает к служению! Рожденного повивает, полагает в яслях, не нуждаясь при служении в посторонней помощи, потому что не ощущает никакой болезни, никакого изнеможения, которые так свойственны женам, рождающим в грехе чад, зачатых в беззакониях, рождающим их уже убитыми вечною смертию и для вечной смерти. Божия Матерь родила Жизнь и Подателя жизни (Ин. 14: 6)» (там же, стр. 403-404).  В словах критика ещё есть места, которые требуют исправления, но по причине нехватки времени ограничимся тем, что сказано. Будем надеяться, что те, кто соблазнились и поверили в ложь, исправят своё заблуждение и будут твёрдо держаться Истины, Которую мы должны сохранить до конца мира, как об этом говорит Сам Спаситель: Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют её (Мф. 16: 18).  Аминь. Масленников С.М.

 

Был ли в Иисусе Христе первородный грех? Часть 2

Продолжение полемики.

Продолжение полемики. Часть 2.

 

Татьяна_730 пишет:

Уважаемый Сергей Михайлович!

Большое Вам спасибо, что Вы дали ответ на мои заблуждения. Сознавая всю свое немощь перед Вашим авторитетом, тем не менее, позволю себе смиренно возразить.

1. Вы пишите: «Ибо, желая – Он алкал, желая – жаждал, желая – боялся, желая – умер». Значит, и кровавый пот во время молитвы выступал у него по его желанию. А смысл?

2. Я не утверждаю, что Сын Божий смертен, ведь Он – вторая Ипостась Святой Троицы. Смертен Он по своему человечеству, ибо Он, будучи Богом, смирился до того, что воспринял на Себя человеческий облик во всей полноте. В этом и проявилась вся любовь Божия к людям.

3. Вы цитируете: «…первородный грех предполагает наличие в душе греховных страстей, как подобия сатане…» Первородный грех предполагает наличие у человека безукоризненных страстей, которые являются следствием этого греха, а не существуют сами по себе. Подобие сатане происходит от развития у человека личных грехов на почве этих самых безукоризненных страстей и передачу этих грехов своим потомкам. Этого не было у Христа!

Впрочем, тут, скорее всего, разница в терминологии. «… принял на Себя все немощи человеческие — последствия падения, — кроме греха…», как видно, «немощами человеческими» И. Брянчанинов называет последствия падения (по иной терминологии – безукоризненные страсти), которые Христос принял на себя, это и имеется в виду, когда говорится, что Он воспринял поврежденную человеческую природу, т.е. с немощами человеческими. «Кроме греха», имеется в виду грех в прямом смысле: личный или родовой, такового греха у Христа не было.

4. И еще, если человеческая поврежденная природа исцелена самим фактом рождения Христа, тогда зачем крестные муки? Мог бы просто вознестись на небо после рождения.

5. Я не утверждаю, что крест потребовался Христу для исцеления Его повреждённой первородным грехом человеческой природы, а то, что крест потребовался для исцеления НАШЕЙ поврежденной человеческой природы. Не Его, но нашей! Это и была жертва за грехи всего мира.

6. Вы цитируете: «Итак, Он умирает, претерпевая смерть за нас, и Самого Себя приносит Отцу в жертву за нас. Ибо пред Ним (то есть Отцом) мы погрешили, и надлежало, чтобы Он принял выкуп…» (И. Дамаскин).

Когда речь идет о выкупе, то его дают тому, кто держит в плену того, кого выкупают. За что выкуп Богу, ведь не у Него были мы в плену?

Григорий Богослов так говорит о великой тайне Искупления:

«Остается исследовать вопрос и догмат, оставляемый без внимания многими, но для меня весьма требующий исследования. Кому и для чего пролита сия излиянная за нас кровь — кровь великая и преславная Бога и Архиерея и Жертвы? Мы были во власти лукавого, проданные под грех и сластолюбием купившие себе повреждение. А если цена искупления дается не иному кому, как содержащему во власти; спрашиваю: кому и по какой причине принесена такая цена? Если лукавому; то как сие оскорбительно! Разбойник получает цену искупления, получает не только от Бога, но самого Бога, за свое мучительство берет такую безмерную плату, что за нее справедливо было пощадить и нас! А если Отцу; то, во-первых, каким образом? Не у Него мы были в плену. А во-вторых, по какой причине кровь Единородного приятна Отцу, Который не принял и Исаака, приносимого отцем, но заменил жертвоприношение, вместо словесной жертвы дав овна? Или из сего видно, что приемлет Отец, не потому что требовал или имел нужду, но по домостроительству и потому, что человеку нужно было освятиться человечеством Бога, чтобы Он Сам избавил нас, преодолев мучителя силою, и возвел нас к Себе чрез Сына посредствующего и все устрояющего в честь Отца, Которому оказывается Он во всем покорствующим. Таковы дела Христовы; а большее да почтено будет молчанием.»

Иначе говоря, всемогущество Бога, не означает произвол. Всегда повреждение требует пропорциональной жертвы. Для исцеления нашей поврежденной природы нужна была жертва Христа, которую Он принес добровольно и не Богу-Отцу (зачем Отцу жертва сына?), жертва любви принесена нам, людям, ведь Он за нас умер, за наши грехи страдал. Потому мы Его бесконечно любим, Того Кто «Нас ради Человек и нашего ради спасения» пошел на крест, претерпевая смертные муки во всей полноте своего человеческого бытия.

Скажу еще:

Святые Отцы, излагая свое мнение на Священное Писание, были вдохновляемы Духом Святым. Но и у них были разные взгляды по некоторым вопросам, иногда очень важным. Иногда они даже полемизировали друг с другом. Но т.к. истина одна, а мнений высказано несколько, то это значит, что кто-то из них в чем-то ошибался. Не смотря на это, они все – святые. А это значит, что заблуждение по какому-либо вопросу не обязательно приводит еще человека к гибели!

Я очень уважаю И. Брянчанинова, читаю его. Хотя его произведения основаны на опыте Святых Отцов, нельзя с достоверностью сказать, что каждая его строка есть истина в последней инстанции. Хотя бы потому, что и Отцы противоречили друг другу. Принимать мнение того или иного Отца – его личный выбор. Хотя авторитет его велик. А как относиться к его полемике с Феофаном Затворником? Оба причислены к лику святых. Кому верить?

Как видим, наличие у человека спорных и даже ошибочных взглядов не являлось препятствием к его канонизации, тем более ко спасению. Думаю, что «наверняка не спасется только тот, кто уверен, что он спасется». Хотя и это не бесспорно.

Поэтому:

«Премудрость вышнего Творца

Не нам исследовать и мерить;

В смиренье сердца надо верить

И терпеливо ждать конца»… (Е. Баратынский)

Храни Вас Господь.

Не буду больше спорить с автором «Школы покаяния». Он такое дело делает огромное, благое, а я, как бы, мешаю. Господи помилуй!

Низкий поклон Вам уважаемый Сергей Михайлович! Простите!

Сохрани Вас Господь на многие лета!

….

В Православии, в отличие от католицизма, протестантизма и всякого рода сектантства на многие вопросы существуют разные взгляды.

Ведь еще Апостол говорил, что надлежит быть разногласиям между вами, чтобы выявились искуснейшие.

Мы, когда предстанем перед Господом, меньше всего будем отвечать за знание догматического богословия. Ведь любой бес знает больше всех профессоров вместе взятых. Совсем за другое мы ответим.

Аминь.

Мы — православные. У нас широкий взгляд на мир. Спросите многих авторитетных батюшек, они многие вещи по-разному трактуют.

Советую послушать А.И. Осипова. Правда, О. Стеняев критикует его, называя его взгляды «оптимистическим богословием». Зато уныния никакого не будет. И, надо подчеркнуть, что А. Осипов, являясь более 40 лет преподавателем Духовной Академии опирается только на Святых Отцов. Постоянно ссылается на И. Брянчанинова.

Из всего того, что я слушала и читала, больше всех поражает О. Стеняев. Иногда складывается ощущение, что он все Святое Писание знает наизусть, а также и Святое Предание. Каждое его слово выверено.

 

Ответ автора лекций «О пути ко спасению» Сергея Михайловича Масленникова.

 Уважаемая Татьяна_730.

Прежде всего, прошу Вас:

1. Сообщите свои имя и отчество, потому что из того, что Вы о себе сказали, понятно, что Вы человек зрелого возраста.

2. Не думайте, что Вы чем-то мне вредите или мешаете.

3. Не прекращайте полемику, потому что это полезно, надеюсь, не только мне одному.

При любом варианте Вашего ответа я не могу не отреагировать на последние Ваши письма и надеюсь, что Вы прочтёте моё сообщение, хотя всю тему убрали в архив, конечно не злоумышленно. И так:

1.Вы пишете: «Святые Отцы, излагая свое мнение на Священное Писание, были вдохновляемы Духом Святым. Но и у них были разные взгляды по некоторым вопросам, иногда очень важным. Иногда они даже полемизировали друг с другом. Но т.к. истина одна, а мнений высказано несколько, то это значит, что кто-то из них в чем-то ошибался. Не смотря на это, они все – святые. А это значит, что заблуждение по какому-либо вопросу не обязательно приводит еще человека к гибели!»

Моё возражение: Единство и противоречия отцов строго определены следующим правилом: в главном едины; во второстепенном свободны. Ни в коем случае, никогда в Церкви не было такого, чтобы отцы противоречили один другому в главном. Под главным надо понимать догматы и всё, что их касается, и каноны. Церковь имеет догматическое Предание и нравственное Предание, которые даны Святым Духом и сформулированы на Святых Соборах и в канонических посланиях, возведённых в канон Соборами. Расхождения с Истиной в догматических вопросах признаются ересями, и главные из них рассмотрены на Святых Соборах и подвергнуты анафеме. Вот слова святителя Василия Великого о еретиках: «Еретиками назвали они (отцы Соборов – прим. автора) совершенно отторгшихся и в самой вере (относительно смысла догматов – прим. автора) отчуждившихся… Ереси же суть, например: манихейская, валентинианская, маркионитская и пр. Ибо здесь есть явная разность (с Истиной – прим. автора) в самой вере в Бога. Вот почему от начала бывшим Отцам угодно было крещение еретиков совсем отметать… (то есть не считать действительным, потому что благодати Святого Духа еретики лишены – прим. автора) (Послание святителя Василия Великого к Амфилохию, правило 1). Обратите внимание, что все богословы, которые противоречили самой вере в Бога, то есть именно в догматическом плане, были осуждены и отлучены от Церкви. Причём, самим ересиархам казалось, что они абсолютно правы и имеют доказательства своей правоты, хотя их трагедия в том, что они не верно толковали Священное Писание, опираясь на свой ум, не просвещённый благодатью, и только соборное мнение Церкви, просвещённое Святым Духом, могло обличить их отклонение от Истины, потому что двух истин никогда не бывает, и всё, что противоречит Истине – есть ложь, отец и родитель которой диавол, явившийся человекоубийцей искони. И все, кто противоречили Истине в догматическом плане (то есть в основных вопросах веры), никогда не причислялись к лику святых, но предавались анафеме. Во избежание произвольной трактовки догматов и были проведены Соборы, на которых приняты точные формулировки, отклонение от которых невозможно! Если бы точность догматов была не важна и допускались бы произвольные понимания, то зачем бы в таком случае надо было анафематствовать католиков, добавивших к догмату о Святой Троице всего три буквы: «и от»? После этого, на первый взгляд незначительного дополнения, унижающего третье лицо Святой Троицы – Святого Духа по сравнению с Отцом и Сыном, католики ввели ещё ряд новых догматов, например: о непогрешимости папы. Этот протест против Истины не мог не вызвать дальнейших трагических событий, заключающихся в том, что: если кому-то можно произвольное понимание Истины, то почему другим нельзя. Так родился протестантизм с бессчётным числом претензий на истину, которая в каждом течении своя. К чему пришли? К грубейшему искажению догматов и сочинению своего собственного предания, от чего упаси нас, Господи. Неужели, зная это всё, мы позволим себе говорить, что между святыми людьми были какие угодно противоречия, но при этом все они остались святы? Никак!!! Наоборот, в догматическом плане никаких противоречий между святыми отцами не было.

Но не только отклонения в догматах опасны, но и отступление от нравственного Предания гибельно, как говорит об этом тот же святитель Василий: «О покаянии мыслить иначе, нежели как сущие в Церкви – есть раскол!.. Ибо хотя начало отступления произошло через раскол, но отступившие от Церкви уже не имели на себе благодати Святого Духа. Ибо оскудело преподаяние благодати, потому что пресеклось законное преемство… Отторженные, сделавшись мирянами, не имели власти ни крестить, ни рукополагать, и не могли преподать другим благодать Святого Духа, от которой сами отпали » (там же). Таким образом, и те, кто оказались в расколе с Церковью по вопросам нравственного Предания (пример: мыслить иначе о покаянии), так же не были причислены к лику святых.

Доказательство того, что ни еретики, ни раскольники не только не прославлялись Церковью, но даже и спастись не могли, находим в «Слове о смерти» святителя Игнатия, где он приводит список смертных грехов, в числе которых стоят ересь и раскол, и указывает: «…смертный грех православного христианина, не уврачёванный должным покаянием, подвергает согрешившего вечной муке»; и ещё: «Пребывание в смертном грехе, пребывание в порабощении у страсти есть условие погибели вечной» (том 5, стр. 436, по изд. Сретенского монастыря).

Остаётся разобрать, в каких случаях расхождения во взглядах между святыми всё-таки были. Посмотрим на указанном Вами примере.

2.Вы пишете: «А как относиться к его (святителя Игнатия (Брянчанинова)) полемике с Феофаном Затворником? Оба причислены к лику святых. Кому верить?»

Мои возражения: Поскольку Вы привели этот пример, то, надеюсь, знаете, в чём суть их полемики. Вопрос касался природы ангелов. Святитель Игнатий говорил, что это легкая материя, а святитель Феофан говорил, что это тяжёлый дух (извиняюсь, если не совсем точно сказал). Обратите внимание, что этот вопрос не касается спасения ни в догматическом плане, ни в нравственном, то есть непосредственного влияния на спасение человека оказать не может. Такая тема относится ко второстепенным, а не к главным. Утверждение, отличающееся от того, что сказали другие, в вопросах, не влияющих непосредственно на спасение (не касающихся догматов и канонов, то есть не относящихся к ересям и расколу), называется частным богословским мнением и вполне допустимо в Церкви во все времена. Но, ни в коем случае, нельзя относить ересь к частному богословскому мнению, также невозможно и богохульство оправдывать правом иметь частное богословское мнение. Эти понятия чётко разделены и не совместимы.

Без всяких проблем, к частному богословскому мнению можно отнести, например, вопрос о месте нахождения ада. Святитель Игнатий говорит, что ад находится в центре земли, а кто-то думает по-другому. Для нашего спасения это не имеет никакого непосредственного значения. Также и вопрос о месте нахождения рая – не имеет принципиального значения. Но, ни в коем случае, так же вольно нельзя относиться к ересям и расколам.

Для большей убедительности приведу ссылки на Священное Писание. Апостол Павел обличил апостола Петра в том, что он не хочет есть за одним столом с христианами из язычников, потому что таково было запрещение ветхозаветное (Гал. 2: 11-21). Поскольку вопрос касался главного (а не второстепенного), то остаться каждый при своём мнении они не могли, и апостол Пётр исправил свою ошибку, согласившись с точкой зрения апостола Павла, потому что «если законом оправдание, то Христос напрасно умер», то есть ошибка апостола Петра уничижала Жертву Христа, что относится к вопросам догматического плана.

Приведу другой пример поведения апостолов, не касающийся догматов. Между апостолами Павлом и Варнавой произошло несогласие по тому, брать ли с собой Иоанна, называемого Марком, чтобы идти навестить христиан во всех городах, где ранее они проповедали слово Господне. Договориться не удалось, и каждый остался при своём мнении, потому что это не касалось главного – догматов (Деян. 15: 36-41), а во второстепенном они были свободны.

Если теперь вернуться к полемике святителей Игнатия и Феофана, то с уверенностью нужно сказать, что противоречий в главном между ними не было (это касается и догматов и учения о покаянии), иначе кто-то из них не был бы прославлен. В вопросах второстепенных они были свободны, имея каждый своё частное богословское мнение.

3. В Ваших письмахнередко имена святых приводятся как имена простых людей – без указания признака святости. Например: «И. Брянчанинов», «Афанасий», «Феодорит Кирский», «Григорий Палама», «И. Дамаскин».

Мои возражения: Откуда это у Вас? В Православии так не принято! Может быть, сказывается небольшой срок пребывания в Вере? А может быть, это следствие того, что, как Вы думаете, и у святых были разные мнения по разным вопросам – тогда чем, собственно говоря, они отличаются от нас? Ведь и у нас грешников: сколько голов, столько и мнений; и договориться один с другим никак не можем. Вот и опустили Вы их на одну доску с нами. Вместе с этим и современного известного батюшку называете просто О. Стеняев, хотя принято называть отец или протоирей. При этом, не забываете же мирян величать с указанием первой буквы отчества: А.И., В.В.. Но святые достойны большего уважения, не правда ли, потому что были в Духе Святом.  

4. Вы пишете: «В Православии, в отличие от католицизма, протестантизма и всякого рода сектантства, на многие вопросы существуют разные взгляды.
Ведь еще Апостол говорил, что надлежит быть разногласиям между вами, чтобы выявились искуснейшие. Мы, когда предстанем перед Господом, меньше всего будем отвечать за знание догматического богословия. Ведь любой бес знает больше всех профессоров вместе взятых. Совсем за другое мы ответим… Мы — православные. У нас широкий взгляд на мир. Спросите многих авторитетных батюшек, они многие вещи по-разному трактуют».

Мои возражения: Авторитетные и не только, но и самые простые батюшки, крепко стоящие в Истине, никогда не трактуют догматику и всё, что её касается, по-разному, поскольку научены отличать ереси от частного богословского мнения – по крайней мере, этому их учат в семинариях и они сдают экзамен по соответствующей теме. Здесь Вы не корректно выразились! Под «многими вещами» надо понимать, в действительности, только практические советы в различных жизненных ситуациях. Здесь, правда, бывает много мнений, но связано это, прежде всего, с тем, что каждый человек – это уникальная личность и приходится учитывать особенности состояния отдельной души, поэтому в конкретной ситуации стандартные советы не всегда подходят. Требуется рассудительность и практическое знание аскетики. Не исключены и ошибки, потому что прозорливцев не стало.

Совершенно не понятно Ваше высказывание о «широком взгляде на мир». Откуда оно взято и чего касается? В Священном Писании мы, наоборот, встречаем учение об узком пути! В Православии нет широкого произвольного взгляда на основные понятия веры (об этом было сказано выше), нет произвольного понимания смысла покаяния (также сказано выше). Только тот, кто войдёт тесными вратами и пойдёт узким путём – войдёт в широту Небесную. Обратите внимание, что широта обещана только на Небе, а на земле – крест. Распятый и висящий на кресте евангельских заповедей, неужели может утверждать «широту мирскую». Не нам ли сказано, что широки врата и пространен путь, ведущий в погибель, и многие идут ими (Мф. 7: 13). Вполне понятно, кто нас может приглашать иметь «широкий взгляд на мир», князь которого – сатана. Надеюсь, что Вы признаете ошибочность своего высказывания?

Согласен, что на Суде Божием нам не придётся сдавать экзамен по догматическому богословию, но если мы будем иметь ошибочные понятия догматического плана, которые называются ересями и относятся ко грехам смертным, то ждёт нас мука вечная (ссылка на святителя Игнатия приведена выше). Поэтому, знание веры должно быть, хотя бы и простым, но точным, не допускающим искажений Истины. Также и о грехах думать произвольно – очень опасно, то есть не считать некоторые грехи грехами и спокойно продолжать их делать, тем более, любить, потому что грехи – это симптомы страстей – смертельных болезней души, об опасности которых также было сказано выше (ссылка на святителя Игнатия). На эту тему точно придётся сдавать экзамен!

Слова апостола: Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные (1Кор. 11: 19), — не нужно толковать, как благословение Божие на разногласия, потому что Истина одна, и всё прочее – ложь. Это попущение Божие, то есть Господь не препятствует нашей человеческой свободе впадать в заблуждения при надежде на свои способности и знания, но при этом Сам Бог ставит в Церкви и тех, кто твёрдо стоит в Истине и способен её доказать, чтобы она ещё более просияла, то есть была точно и конкретно сформулирована и доказана – в решениях Соборов это видно ясно. Обратите внимание, разномыслия высказываются, но разногласия в основных вопросах веры не допустимы. Поэтому тот, кто оставался при своём ошибочном в догматическом плане мнении, подвергался анафеме (Арий, Несторий и пр.).

Также слово «надлежит» не надо понимать, как будто Сам Бог это делает. Заблуждения происходят от повреждённой свободы человека, подверженной влиянию злых духов. Для сравнения приведу ещё одну цитату: Также услышите о войнах и о военных слухах. Смотрите, не ужасайтесь, ибо надлежит всему тому быть… (Мф. 24: 6). Слово «надлежит» здесь никак не может означать, что на всякие ужасы даётся благословение Божие, но Господь только не запрещает сему быть, а происходит всё это по грехам человеческим при активном участии сатаны, то есть свобода людей не нарушается, и ответственность за сделанный грех обязательно наступит.

Теперь перейду к рассмотрению Вашего ответа, адресованного лично мне. Хотя Вы и благодарите меня, однако, ничего не приняли и вновь утверждаете свои взгляды. Рассмотрим отдельные моменты Вашего письма, в котором Ваша позиция стала более понятной.

1. Вы выражаете своё несогласие с мнениемсвятого Иоанна Дамаскина. В частности, на его слова: «Ибо, желая – Он алкал, желая – жаждал, желая – боялся, желая – умер», — Вы высказываете своё недоумение: «Значит, и кровавый пот во время молитвы выступал у него по его желанию. А смысл?».

Отвечаю: Вся цитата целиком (не буду её приводить вторично) содержит в себе точное объяснение сказанного. Поясню своими словами, если трудно уловить смысл в оригинале. Слово «желая» означает здесь отсутствие принуждённости. Напомню, что повреждённая первородным грехом человеческая природа усвоила себе страсти греховные (болезни души, порождающие грехи) и страсти непорочные (не греховные страдания естества). Причём, и те, и другие действуют в нас принудительно. Именно нашу, повреждённую первородным грехом человеческую природу и воспринял Сын Божий, но без греховных страстей, потому что зачатие было непорочным и для передачи греха не было оснований. Поскольку при воплощении происходит немедленное обожение человеческого естества Сына, то и непорочные страсти (страдания естества) не могут более проявляться вынужденно, как не свойственные Всесовершенному Богу). С чем здесь можно не согласиться? Всё абсолютно понятно! Из этого следует, что проявление страдательности Своей человеческой природы Господь допускал добровольно, чтобы показать нам грешным, что Он действительно воплотился и воспринял наше, а не какое-нибудь новое, и даже не райское состояние человеческого естества. Добровольность касается не только пролития слезы, испытания жажды и голода, но точно так же касается смерти, потому что принудительно смерть не может прикоснуться к Сыну Божию даже по Его человеческому естеству, потому что Он Бог. Сама смерть Господа по Своему человечеству допущена Им добровольно, как Жертва за нас, ради спасения нас, но никак не принудительно. Точно так же и кровавый пот выступил не принудительно, как это бывает у нас, но потому, что Сын Божий допустил Своему человеческому естеству испытать это непорочное страдание, что святой Иоанн Дамаскин выразил словом «желал».

2. Вы пишете: «Я не утверждаю, что Сын Божий смертен, ведь Он – вторая Ипостась Святой Троицы. Смертен Он по своему человечеству, ибо Он, будучи Богом, смирился до того, что воспринял на Себя человеческий облик во всей полноте».

Мои возражения:Вы не замечаете, как противоречите сами себе: сначала говорите, что Сын Божий не смертен и тут же добавляете, что смертен. Можно догадаться, что когда Вы говорите о не смертности, тогда Вы имеете в виду Божеское естество, а когда Вы говорите о смертности, то имеете в виду человеческое естество. Но при таком варианте рассуждения Вы упускаете из виду, что и Божеское, и человеческое принадлежат второй Ипостаси Святой Троицы – Сыну Божию, то есть Одному и Тому же Лицу. Две природы в Сыне Божием не слитны, но Ипостась – Одна! И как Божеское принадлежит Ему изначально, так и человеческое принадлежит Ему же с момента воплощения. Сын Божий при воплощении стал Богочеловеком! Не так ли? Если Вы с этим согласны, то вдумайтесь, не богохульство ли сказать, что Сын Божий смертен??? Если Вы и добавляете, что Сын Божий смертен по Своей человеческой природе, то это не оправдывает Вас, потому что Его человеческая природа неотделима от Его Божественной Ипостаси. Придерживаясь своей ошибки, Вы приписываете смертность Сыну – второй Ипостаси Бога Троицы или отделяете Ипостась Сына от Его человеческой природы, то есть: или не верите в воплощение Сына, или разделяете Ипостась на две личности. Если Вы отвергаете эти ереси, то исправьте, в таком случае, ошибку в своём выражении. Православное понимание гласит: Сын Божий бессмертен, потому что Он Бог, потому что причина смерти – грех — не свойственен Ему. Греховность и смертность не совместимы ни с Его Божественной природой, ни с Его человеческим естеством. Но Он добровольно принимает смерть по своему человечеству, ради нашего спасения. При этом смерть принимается не как вынужденная, потому что человеческое обожилось в Нём сразу в момент воплощения, а как добровольная. Заметьте, в полной власти Бога было не дать Своей человеческой природе умереть, потому что она обожена: кровь могла не истекать из ран, жажды и голода на кресте могло не быть, страданий Он мог не испытывать, но допускает всё это и даже умирает на кресте, чтобы душою обожествлённой сойти в ад и победить сатану, чтобы извлечь из ада праведников, чтобы открыть рай. Таково добровольное смирение Сына, таково Его послушание Отцу: Смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной (Фил. 2: 8). Видите, не принудительно умер, но по послушанию допустил смерть.

Чтобы Вам ещё легче было принять предлагаемое, напомню, что Пресвятая Мария названа Богородицею, потому что Она родила Бога по Его человеческому естеству. А убившие Сына Божия по Его человечеству названы богоубийцами. Ипостась нельзя отделить от естества!!!

3. Вы пишете: «Первородный грех предполагает наличие у человека безукоризненных страстей, которые являются следствием этого греха, а не существуют сами по себе. Подобие сатане происходит от развития у человека личных грехов на почве этих самых безукоризненных страстей и передачу этих грехов своим потомкам».

Мои возражения: Этой фразой Вы подтверждаете, что недооцениваете трагические последствия первородного греха. Вспомните: как тело без души мёртво, так и душа без Духа Святого мертва. Адаму была присуща чистота, бесстрастность, безболезненность, несмертность до тех пор, пока Дух Святой пребывал в нём. Но при нарушении Адамом заповеди Божией Святой Дух оставил человека и: а) сатана немедленно всеял в него страсти – именно порочные, которые тут же начали приносить свои плоды — грехи; б) естество человека, лишившись благодати, немедленно стало подвергаться страданиям, что называется у отцов — страсти непорочные: усталость, болезненность, голод, жажда, смертность. В совокупности «а» и «б» называются состоянием вечной смерти, которое пришло вследствие греха Адама взамен состоянию вечной жизни, имевшемуся в человеке от присутствия Святого Духа до грехопадения.

К сожалению, Вы признаёте следствием первородного греха только то, что описано в пункте «б», и в этом главная причина всех Ваших противоречий. Но главным трагическим последствием первородного греха является то, что описано в пункте «а». Страстность греховная начала проявляться в людях сразу же после грехопадения. Неужели Вы об этом не читали? Приведу доказательства: и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел. И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги (Быт. 3: 6-7). На Ваш взгляд, здесь действует непорочная страсть, которая понимается отцами как страдание? Боюсь, что под непорочными страстями Вы понимаете нечто другое, чем учили отцы. Приведу ссылку из «Точного изложения Православной Веры» святого Иоанна Дамаскина, перечисляющего примеры непорочных страстей: «голод, жажда, утомление, труд, слеза, тление (надо отличать от истления – читайте у того же святого отца), уклонение от смерти, боязнь, предсмертная мука, от которой происходит пот, подобный каплям крови, необходимая помощь со стороны Ангелов и подобное…» (стр. 185 того же издания, раздел «Об естественных и беспорочных страстях»). Посмотрите на список! Ведь здесь названы примеры страдания естества, повреждённого грехом, а никак не сами страсти в смысле смертельных болезней души. Надеюсь, что у Вас не поднимется рука дописать к этому перечню «похотное влечение к лицу противоположного пола». Конечно, нет! Потому что это уже греховная страсть и такую — безгрешный Бог не мог в Себе допустить, как безгрешный. Сын Божий допускает в Своей человеческой природе только непорочные страсти, то есть страдания, примеры которых приведены выше.

Вернёмся к цитате. Слова «открылись глаза у них обоих» означают начало действия в душе порочных страстей, в частности здесь говорится о страсти блуда. Теперь всё, что человек будет видеть, неминуемо будет искажаться призмой страстей, всеянных в сердце сатаной. Слова «узнали они, что наги» надо понимать не иначе, как действие греховной похоти, которой они до этого не испытывали, что является прямым грехом, рождённым страстью блуда. Обратите внимание, они не размышляют над тем, допустить им грех похоти или нет, но похоть действует независимо от их желания, независимо от их воли, потому что она является проявлением уже всеянной греховной страсти. С момента нарушения заповеди люди становятся невольниками, рабами сатане, вынужденными постоянно приносить своему новому господину жертвы в виде грехов, которые являются действием порочных страстей, всеянных в душу сатаной сразу при утрате человеком благодати Святого Духа.

А попытка «свалить» с себя вину (Адам на Еву, Ева на змия) разве не греховна? А попытка обвинить Самого Бога: Адам сказал: жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел (Быт. 3: 12). Разве это не есть состояние прелести, при которой человек принимает ложь за истину? Попытка оправдать себя, обвиняя другого (тем более Бога), разве не является грехом самолюбия? Видите, страсти сразу после грехопадения начали приносить свои греховные плоды!

Но Вы ошибочно считаете, что от непорочных страстей начали плодиться грехи. Вы прямо так и говорите: «Подобие сатане происходит от развития у человека личных грехов на почве этих самых безукоризненных страстей…». Во-первых, выше было рассмотрено само понятие безукоризненных страстей, как страданий естества, а во-вторых: как из непорочного родится порочное? Если на почве безукоризненных страстей нет сорняков греха, то как она (почва) родит грехи? И слово Божие подтверждает Вашу ошибочность: Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые (Мф. 7: 18). Как беспорочные страсти могут принести грехи? Грехи рождаются от страстей греховных, что было показано выше!

4. Вы пишете: «И еще, если человеческая поврежденная природа исцелена самим фактом рождения Христа, тогда зачем крестные муки? Мог бы просто вознестись на небо после рождения».

Мои возражения: Рассмотрим обе Ваши версии.

Первая: Если бы Христос сразу после Своего воплощения вознёсся на небо к Отцу, то никто, никогда и никак не смог бы воспользоваться для своего спасения Его исцелённой человеческой природой. Она бы осталась исцелённой только в Сыне Божием, оставаясь недоступной для всех прочих человеков. Тогда, как Иисуса Христа называем Спасителем? Даже Евангелие со святыми заповедями не было бы дано! Да и учеников некому было бы учить. Но самое страшное в том, что Искупительная Жертва не была бы принесена, и весь род человеческий не был бы примирён с Отцом Небесным силою этой Жертвы, оставаясь в рабстве у сатаны, будучи повреждён вечной смертью.

Вторая: Если бы Христос вознёсся, не претерпев крестной смерти, тогда не была бы принесена Искупительная Жертва. Повторно приведу доказательства из Священного Писания, подтверждающие, что крестная смерть Христа – это именно Жертва за грехи наши: Он явился для того, чтобы взять грехи наши (1Ин. 3: 5); Ибо един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус, предавший Себя для искупления всех (1Тим. 2: 5-6); ибо Он совершил это однажды, принеся в жертву Себя Самого (Евр. 7: 27); Он же однажды, к концу веков, явился для уничтожения греха жертвою Своею (Евр. 9: 26); Христос, однажды принеся Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих, во второй раз явится не для очищения греха, а для ожидающих Его во спасение (Евр. 9: 28). Похоже, что в этих цитатах Вы не видите слова «жертва», иначе Вы не сказали бы: «тогда, зачем крестные муки?». В прошлом письме мною было подчёркнуто, что мнение о том, что крестные муки понадобились Христу для исцеления воспринятой Им человеческой природы, ошибочно по двум причинам: а) если бы это было так, то вплоть до креста Сын Божий имел в Себе насильственное повреждение, оставаясь не исцелённым (повторюсь, что отделить человеческое естество от Ипостаси Сына невозможно); б) если бы это было так, то отменяется Жертва, принесённая на кресте, потому что второго распятия и смерти не было, а то единственное распятие потребовалось, будто бы, для исцеления. Теперь, думаю, самое подходящее время рассмотреть значение Искупительной Жертвы, поэтому перейдём сразу к пункту 6 Вашего письма.

6. Указывая на приведённую мной цитату из святого Иоанна Дамаскина: «Итак, Он умирает, претерпевая смерть за нас, и Самого Себя приносит Отцу в жертву за нас. Ибо пред Ним (то есть Отцом) мы погрешили, и надлежало, чтобы Он принял выкуп…», — Вы пишете: «Когда речь идет о выкупе, то его дают тому, кто держит в плену того, кого выкупают. За что выкуп Богу, ведь не у Него были мы в плену?».

Мои возражения: Здесь Вы вновь вступаете в полемику не со мной, но с «Точным изложением Православной Веры» святого Иоанна Дамаскина! Не смущаетесь ли? Не дерзко ли такое предприятие? Вы критикуете слово «выкуп», но ведь слово «искупительная» (имею в виду Жертву Христа) имеет тот же самый корень. И апостол говорит: Бог послал Сына Своего…, чтобы искупить подзаконных (Гал. 4: 4). Неужели Вы отменяете Искупительную Жертву Христа? Или Вы согласитесь, что Христос Жертвою Своею искупает все грехи человечества: и первородный, как грех Адама, и все частные грехи всех людей. Число всех грехов всех людей всех времён, хотя и огромно, но всё-таки ограниченно. А Жертва Христа — бесконечна по своей силе, потому что это — Жертва Бога, способная превозмочь всё ограниченное множество грехов всех людей. Посмотрим ещё и на первородный грех и оценим степень его тяжести. Своим грехом Адам оскорбил Бесконечного Бога – своего Творца, поэтому и расплата за него справедлива бесконечная (вполне пропорционально), поэтому всё человечество продано в плен сатане на бесконечные времена. И так, человечество в лице своих прародителей, нарушением заповеди Творца, разорвало мир с Богом, нанеся Ему оскорбление бесконечной тяжести, чем и навлекло на себя проклятие вечной смерти, что выражено словами: ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрёшь (Быт. 2: 17). Предупреждение, произнесённый Богом, становится приговором, вступившим в силу не по злобному хотению Творца, потому что в Боге нет никакого зла, но по причине неправильного использования дара свободы человеком, то есть по причине совершения греха, о страшных последствиях которого предупреждал Господь.

Конечно, во власти Бога отменить Свой приговор, но Отец делает это не просто так, но по домостроительству спасения рода человеческого, отправляя Сына Своего на смерть за грехи человечества, которые искупаются добровольной Жертвой Христа. Вечная смерть всех людей заменяется временной смертью Нового Адама, Который есть Вечный Бог. Жертва Христа имеет бесконечную силу, потому что Она – Жертва Бесконечного Бога. Таким образом, вполне справедливо назвать Жертву Христа – выкупом: Сын выкупает у Отца приговор, который люди натянули сами на себя, и цена этого выкупа – Жертва Христа на кресте. (Нечто подобное происходит и в обществе человеческом, когда наказание в виде лишения свободы заменяется денежным штрафом.) Выкуп даётся не потому, что Отец нуждается в нём, но именно по домостроительству спасения, потому что так установил Сам Бог.

Видите, здесь нет никакого противоречия между святым Иоанном Дамаскиным и святителем Григорием Богословом, высказывание которого Вы приводите: «Остается исследовать вопрос и догмат, оставляемый без внимания многими, но для меня весьма требующий исследования. Кому и для чего пролита сия излиянная за нас кровь — кровь великая и преславная Бога и Архиерея и Жертвы? Мы были во власти лукавого, проданные под грех и сластолюбием купившие себе повреждение. А если цена искупления дается не иному кому, как содержащему во власти; спрашиваю: кому и по какой причине принесена такая цена? Если лукавому; то как сие оскорбительно! Разбойник получает цену искупления, получает не только от Бога, но самого Бога, за свое мучительство берет такую безмерную плату, что за нее справедливо было пощадить и нас! А если Отцу, то, во-первых, каким образом? Не у Него мы были в плену. А во-вторых, по какой причине кровь Единородного приятна Отцу, Который не принял и Исаака, приносимого отцем, но заменил жертвоприношение, вместо словесной жертвы дав овна? Или из сего видно, что приемлет Отец (что приемлет? цену, выкуп! – прим. автора), не потому что требовал или имел нужду, но по домостроительству и потому, что человеку нужно было освятиться человечеством Бога, чтобы Он Сам избавил нас, преодолев мучителя силою, и возвел нас к Себе чрез Сына посредствующего и все устрояющего в честь Отца, Которому оказывается Он во всем покорствующим. Таковы дела Христовы; а большее да почтено будет молчанием».

Обратите внимание на выделенные в цитате слова: «цена искупления», «принесена такая цена», что вполне по смыслу соответствует слову «выкуп»; также святитель Григорий говорит, что Отец принимает (этот выкуп, цену – прим. автора), но не потому, что нуждался в нём, а по домостроительству спасения, назначенному Им же Самим. А почему именно так, а не иначе – это дела Божии.

На фоне всего сказанного Ваша версия о принесении Жертвы «нам»: «жертва любви принесена нам, людям» – выглядит совершенно неудачно, потому что Жертва принесена за нас, поэтому «нам» – уже никак не может быть.

5. Вы пишете: «Я не утверждаю, что крест потребовался Христу для исцеления Его повреждённой первородным грехом человеческой природы, а то, что крест потребовался для исцеления НАШЕЙ поврежденной человеческой природы. Не Его, но нашей! Это и была жертва за грехи всего мира».

Мои возражения: Напомню, что первоначальное Ваше утверждение выглядело так: «И пришел Он, чтобы в себе самом исправить поврежденную человеческую природу через крестные муки…».

Давайте разбираться по прядку. Что означают Ваши слова: «Я не утверждаю, что крест потребовался Христу для исцеления Его повреждённой первородным грехом человеческой природы…». Означает ли это, что Вы признали, что воспринятая Сыном Божиим повреждённая человеческая природа была исцелена (обожена) Им сразу же в момент воплощения? Если Вы признали это, то очень рад! А если нет, то когда же, по Вашему, она была исцелена? Скажите точно.

Что означает разделение человеческой природы на «НАШУ» и «Его»? Разве это какие-то разные естества? Разве Сын воспринял не нашу человеческую, а какую-то другую? Но тогда Вы противоречите сами себе! Да и какая польза для нас человеков, если в Сыне исцелилась какая-то другая природа, отличная от нашей? Полная нелепость! Надеюсь, Вы согласитесь, что надо вести разговор об одной единственной человеческой природе, которую имеют все люди, которую и воспринял в Свою Ипостась Сын Божий. Можно говорить только о разных состояниях этой природы. Ведь так? Это: райское, повреждённое, исцелённое. Тогда, при воплощении Сын принял повреждённую и в Себе её исцелил (обожил). Обратите внимание: человеческая природа была исцелена при воплощении пока только в Сыне. Оставалась ещё задача: как это исцеление передать всем желающим людям? Автоматического исцеления естества во всех людях произойти не могло, потому что проявление свободного желания каждой личности на исцеление абсолютно необходимо (таков закон свободы). Для принятия исцеления требуется вера каждой отдельной личности, результатом которой должно быть покаяние. По этой причине требовалась проповедь Евангелия сначала Самим Христом, а затем и Его учениками, которые тоже должны были быть подготовлены, что требовало определённого времени. Однако и этого ещё было далеко не достаточно, потому что человечество находилось под проклятием вечной смерти, искупить от которого могла только Жертва Христа. Отец принял Жертву Сына и человечество прощено, проклятие вечной смерти отменено, и Святой Дух опять приходит в мир, но не даётся всем автоматически, а только право верующим, через Таинства Церкви и в первую очередь в Крещении. Сила таинства Крещения основана на Искупительной Жертве Христа, поэтому в Крещении смывается печать вечной смерти, с которой рождается любой потомок Адама (в обычном обиходе говорится, что прощается первородный грех) и прощаются все личные грехи, совершённые до момента крещения. Но не только это. Очищенной от грехов природе человека даётся соединение с исцелённой (обожествлённой) человеческой природой Сына Божия подобно тому, как к дикой яблоне прививается почка от доброй яблони (так говорит святитель Игнатий). А преподобный Симеон Новый Богослов говорит, что зачинается в нас Христос, сравнивая с непорочным зачатием Пресвятой Богородицы. Апостол утверждает ещё более того: все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись (Гал. 3: 27). Вот так исцеление естества сообщается каждой отдельной личности. Дальше зависит от нас: развивать в себе это исцеление или так и оставить его в виде почки, не давшей доброго плода. У Господа всё премудро: и естество человеческое исцелено, и насильно это исцеление не навязано ни одной свободной личности.

Помимо всего сказанного выше, после смерти на кресте, Христос душою Своей обожествлённой сошёл в ад и победил сатану. Вывел из ада всех праведников и ввёл их в рай, который вновь теперь открыт. Тело же обожествлённое было снято с креста и положено в гроб, пробыв там до момента Воскресения, то есть до момента возвращения души Христа в Его тело. Затем Вознесение Христа к Отцу и сошествие Святого Духа, которое есть рождение Церкви Христовой на земле со всеми её святыми Таинствами.

7. Как теперь более отчётливо видно, наши взгляды сильно расходятся. Основная причина в том, что мы учились у разных учителей: Вы – у Алексея Ильича, а я – у святителя Игнатия. Зато, есть общее: отсутствие диплома о богословском образовании.

Нет времени анализировать все приведённые Вами цитаты (святителя Афанасия и пр.), чтобы показать отсутствие противоречий у отцов, но если Вы пожелаете, чтобы это было сделано, то укажите точные ссылки, откуда они взяты, потому что по правилам все цитаты должны рассматриваться в контексте всего произведения. Если поставить цитату на своё место, то будет видно, что противоречия нет.

Невозможно предположить, что мой труд полностью убедит Вас изменить точку зрения, но думаю, что он не останется бесполезным, потому что может быть прочитан и другими.

Надеюсь на дальнейшее плодотворное сотрудничество. Вы, на сегодняшний день, единственный человек, выразивший аргументированную богословскую позицию, поэтому вызываете искреннее уважение. Все остальные «критики» были голословны и субъективны. Их агрессивность ничем не объяснима, кроме как ненавистью. Жаль!

С уважением, Сергей Михайлович Масленников.

 

Был ли в Иисусе Христе первородный грех? Часть 3

Продолжение полемики. Часть 3.

Татьяна_730 пишет:

Здравствуйте, уважаемый Сергей Михайлович! Меня зовут Татьяна Александровна, мне 48 лет. Спасибо за внимание ко мне, я думаю, это потому, что затронуты важные богословские вопросы. Я не совсем согласна, но мне трудно возражать Вам аргументировано, т.к. я простая мирянка, а Вы профессионально занимаетесь проповедью. Но хочется отметить несколько моментов.

1. «Сын Божий допускает в Своей человеческой природе только непорочные страсти, то есть страдания…» — именно это я и утверждала, говоря, что непорочные страсти у Него были, а порочных не было.

2. Вы спрашиваете: «Как беспорочные страсти могут принести грехи?» — Очень просто. Человеку надо есть, чтобы жить – это непорочная страсть. Но он не просто ест, чтобы напитать тело, он хочет вкусно и разнообразно есть, часто с избытком – а это грех чревоугодия. Человеку нужна одежда, чтобы защититься от холода – это не порок. Но редко, кто так одевается. Хочется одеться красиво, модно, не хуже других – грех тщеславия и т.д. То есть мы видим, как на почве каждой непорочной страсти рождается множество страстей порочных, т.е. грехов.

3.Кого именно вывел Христос из ада только праведников или вообще всех, кто там был – вопрос спорный, мне лично ближе очень аргументированное мнение отца О. Стеняева.

4. А теперь – главное. «Основная причина в том, что мы учились у разных учителей: Вы – у Алексея Ильича, а я – у святителя Игнатия».

Во-первых. В Вашей фразе звучит «камушек» в огород уважаемого профессора. Я знаю, что не всем он по душе. Вот пример. Один мой знакомый попросил на православной ярмарке книгу Осипова, на что продавец ответила: «Что Вы, не надо его читать». «А что надо?» – спросил он. Она дала ему книгу Порфирия Кавсокаливита! Почувствуйте разницу! К сожалению, он только дома понял, что это.

Другой пример: у одной моей знакомой при имени Осипова так исказилось лицо, будто съела что-то горькое. Только она принадлежит к тому типу верующих, в основном женщин, которые ищут чувственных наслаждений в церкви в виде какой-то особенной благодати, постоянно ездит по благодатным местам, к «благодатным» батюшкам. Характер у нее такой, очень эмоциональная она. О трезвом, взвешенном и рассудительном взгляде там не может быть и речи. Зато люди, которых я ценю за человеческие качества, образованность, интеллект, рассудительность рекомендуют именно профессора А. Осипова. Десятки тысяч людей воцерковляются благодаря его лекциям. Его лекции пропитаны духом истинного православия, также как и труды Св. Игнатия Брянчанинова, а что еще нужно?

Во-вторых. Как Вы могли учиться у святителя Игнатия? Не тем ли, что читали его труды. Но и Алексей Ильич так часто ссылается в своих лекциях на труды святителя Игнатия, что я купила 7 томов, из которых прочитала 5 (пока). В отличие от нас Алексей Ильич имеет высокое богословское образование и профессорскую степень, и он не ограничился изучением только святителя Игнатия. С детства он был знаком с игуменом Никоном Воробьевым и именно по его совету поступил в семинарию, более того Игумен Никон Воробьев готовил его в течение 3-х лет к поступлению. Почему Вы думаете, что все понимаете правильно, прониклись духом, так сказать, а уважаемый профессор – нет? Вот ссылка http://www.biblioteka3.ru/biblioteka/osipov/kurs_2/txt07.html, где он аргументировано с многочисленными цитатами святых отцов, в т.ч. и Святителя Игнатия и из «Точного изложения Православной Веры» святого Иоанна Дамаскина все доказывает. Лично для меня все там ясно. Спаси Господи!

 

 Ответ автора лекций «О пути ко спасению» Сергея Михайловича Масленникова.

 Здравствуйте, уважаемая Татьяна Александровна!

1. Вы пишете: «именно это я и утверждала, говоря, что непорочные страсти у Него были, а порочных не было».

Отвечаю: Достаточно подробно мною было истолковано понятие «страсти непорочные» как не греховные страдания, появившиеся в человеческом естестве вследствие первородного греха. Также вполне определённо было сказано и о порочных страстях, всеянных в естество человека сатаной сразу после того, как Дух Святой отошёл от согрешивших Адама и Евы (был рассмотрен пример проявления блудной страсти в людях сразу после первородного греха). То есть, первородный грех привнёс в человека и греховные страсти – смертельные болезни души, и не греховные страдания естества (примеры этих страданий строго определены отцами). Согласны ли Вы с первым и со вторым одновременно? (вопрос 1)

Причём, первое несравнимо трагичнее второго, потому что оно, главным образом, означает переход естества из состояния вечной жизни в состояние вечной смерти. При воплощении Сын воспринял повреждённую грехом человеческую природу – и в этом мы с Вами согласны. Ещё раз подчеркну, что Сын воспринял человеческое естество только со вторым повреждением. Повреждение второго типа – не греховные страдания человеческого естества – тоже не могло больше проявляться принудительно, потому что сразу при воплощении произошло обожествление человеческого естества, однако, проявления страданий Своей человеческой природы Господь допускал добровольно, чтобы показать реальность Своего воплощения. Согласны ли Вы с утверждением о добровольности проявления не греховных страданий в Господе? (вопрос 3).

По Вашей версии, поскольку Вы говорите, что только на кресте Сын исцелил в Себе человеческое естество, возникает две проблемы: первая – вплоть до креста Сын имел в Себе оба повреждения? (вопрос 4); вторая – вплоть до креста Сын имел второе повреждение принудительно? тогда Вы приписываете Богу несовершенство, что тоже относится к богохульству. Какова Ваша окончательная точка зрения? (вопрос 5).

 2. Вы даёте свою версию того, как беспорочные страсти могут породить грехи:     «Очень просто. Человеку надо есть, чтобы жить – это непорочная страсть. Но он не просто ест, чтобы напитать тело, он хочет вкусно и разнообразно есть, часто с избытком – а это грех чревоугодия. Человеку нужна одежда, чтобы защититься от холода – это не порок. Но редко, кто так одевается. Хочется одеться красиво, модно, не хуже других – грех тщеславия и т.д. То есть мы видим, как на почве каждой непорочной страсти рождается множество страстей порочных, т.е. грехов».

Отвечаю: Из Вашей версии явно видно, что Вы так и не приняли понятие «непорочные страсти», введённое отцами, но продолжаете придавать ему свой смысл. Ещё раз спрошу Вас: признаёте ли Вы перечень не греховных страданий повреждённого человеческого естества, принятый отцами (он указан во втором моём ответе)? (вопрос 6). Если признаёте, то на каком основании Вы добавляете к этому перечню – есть, пить и (добавлю от себя, по аналогии с Вашим) – дышать? Неужели Вы считаете, что эти три свойства человеческой природы отсутствовали у первозданного Адама, не имевшего ещё никаких повреждений и не знавшего никаких страданий? (вопрос 7). Надеюсь, подтвердите, что есть, пить и дышать – это естественные проявления человеческой природы – так устроил её Творец. Как они действовали в первозданном Адаме? Конечно, не только без всякого порока, но и без всякого страдания, потому что Адам пребывал в Духе Святом, поэтому чист и бесстрастен, хотя ест, пьёт и дышит.

Сразу при совершении первородного греха Дух Святой отошёл от человека и естественные свойства природы немедленно: 1) заразились греховностью от диавола, заболели страстями, и 2) начали причинять страдания человеку (те самые непорочные, то есть не греховные, скорби). Согласны ли с этим? (вопрос 8). Надеюсь, что Вы разделяете «1» и «2», как разные явления? (вопрос 9).

О заражении естественных свойств человека святитель Игнатий, ссылаясь на преподобного Исаию Отшельника, говорит следующее: «…естественные свойства Его не были изменены, как в нас, в страсти. Страстями называются свойства человеческие в их болезненном состоянии, произведённом падением. Так, способность питаться превратилась в наклонность к объедению и лакомству; сила желания – в прихоти и похоти; сила гнева или душевная энергия – во вспыльчивость, ярость, злобу, ненависть; свойство скорбеть и печалиться – в малодушие, уныние и отчаяние; естественное свойство презирать унижающий естество грех – в презрение к ближним, в гордость, и проч.» (том 4, стр. 396, по изд. Сретенского мон.). Во втором моём ответе подробно было рассмотрено, как естественная сила желания превратилась вследствие грехопадения в похоть, которая немедленно проявилась в блудном чувстве – реальном грехе, а естественное свойство скорбеть и печалиться – в малодушие, проявившееся в попытке свалить вину на другого и даже на Самого Бога.

И так, из этого чётко видно, что грехи могут рождаться только от страстей греховных, которые есть изменённые первородным грехом болезненные свойства естества. А страдания естества сами по себе не греховны и являются лишь закономерным следствием первородного греха. Как, например, такое страдательное свойство повреждённого естества, как жажда, может родить грех? Никак! Жажда – она и есть жажда! Так реагирует оставшаяся без благодати человеческая природа на нехватку жидкости в организме. Но искажённое первородным грехом свойство употребления жидкости рождает пьянство, как проявление страсти чревоугодия в сочетании с самолюбием и желанием себе приятностей. Также и мучительное чувство голода само по себе – есть только лишь страдание естества, оставшегося без благодати вследствие грехопадения. Но естественное свойство человеческой природы употреблять пищу, вследствие повреждения превратилось в болезненное состояние чревоугодия – в греховную страсть, от которой рождаются гортанобесие и чревобесие. Согласны ли с этим? (вопрос 10).

Вы же утверждаете совсем другое, считая, что естественная способность есть (употреблять пищу) – это уже непорочная страсть, от которой и рождается грех. Тогда, по Вашей версии, и Адам, употреблявший пищу до грехопадения, нёс на себе непорочную страсть, то есть страдал от этой способности вкушать? Так Вы считаете? (вопрос 11). Но тогда Вы противоречите учению Церкви о чистоте первозданной природы в Адаме, только что «вышедшей из рук» Творца. Никаких страданий Адам до грехопадения не имел! Если рассуждать по Вашей версии дальше, то можно предположить и возможность употребления Адамом (ещё до грехопадения) своего естественного свойства вкушения пищи – для обжорства. Надеюсь, что Вы отвергните такое предположение? Конечно, ведь его природа изначально бесстрастна и укреплена благодатью, поэтому и грех ей не присущ, и страдание для неё не свойственно.

Вернёмся к первому вопросу. Если уж первозданное естество было таково, то тем более обоженное в Сыне при воплощении не могло быть принудительно подвержено страданию, что названо отцами непорочные страсти, а только добровольно страдало, как и умерло тоже добровольно.  

3. Вы пишете: «Кого именно вывел Христос из ада только праведников или вообще всех, кто там был – вопрос спорный, мне лично ближе очень аргументированное мнение отца О. Стеняева».

Отвечаю: Сообщите точно: где это прочитать или послушать. Мне тоже интересно. Буду благодарен.

4. В ответ на мои слова: «Основная причина в том, что мы учились у разных учителей: Вы – у Алексея Ильича, а я – у святителя Игнатия», — Вы пишете:

«Во-первых. В Вашей фразе звучит «камушек» в огород уважаемого профессора… Его лекции пропитаны духом истинного православия, также как и труды Св. Игнатия Брянчанинова, а что еще нужно?

Во-вторых. Как Вы могли учиться у святителя Игнатия? Не тем ли, что читали его труды. Но и Алексей Ильич так часто ссылается в своих лекциях на труды святителя Игнатия… В отличие от нас Алексей Ильич имеет высокое богословское образование и профессорскую степень, и он не ограничился изучением только святителя Игнатия… Почему Вы думаете, что все понимаете правильно, прониклись духом, так сказать, а уважаемый профессор – нет? Вот ссылка, где он аргументировано с многочисленными цитатами святых отцов, в т.ч. и Святителя Игнатия и из «Точного изложения Православной Веры» святого Иоанна Дамаскина все доказывает. Лично для меня все там ясно. Спаси Господи!»

Отвечаю: В моей фразе нет никакого «камешка». Наоборот, совершенно точно и ясно сказано, что разница Ваших взглядов по сравнению с моими обусловлена различными источниками получения информации. Действительно, я учился у святителя Игнатия, изучая его труды, проживая их жизнью, не встретив, к сожалению такого живого человека, который бы указал мне путь покаяния, начало которого – нищета духа. Душа мучилась от грязи страстей, а как очиститься от них – никто не говорил. Дошёл почти до отчаяния, так что даже прекратил на целый год участие в Таинствах, — и сел за чтение. Через 13 месяцев ум несколько начал проясняться и собственное состояние рабства стало более понятным, появились некоторые первые плоды борьбы со страстями. Увидев перемены, продолжил чтение с ещё большей ревностью. С самого начала меня интересовало только одно: как исправить себя. Только через пять лет после этого настоятель принудил меня вести оглашение, а ещё позже, — и рассказывать прихожанам об аскетике, для чего пришлось заново изучать труды святителя Игнатия, которые открылись в ещё большей глубине и пользе. И вот, когда начались нападки (ровно 6 лет тому назад), вновь пришлось обращаться к трудам святителя, чтобы защитить учение о покаянии, преподаваемое в храме на воскресной школе – так появились книги. Я проверял себя, сравнивая знания с первоисточником, одновременно ещё глубже проникая в них. Общий тираж книг составил, если не ошибаюсь, около 300 тысяч всего за два года и на всех стоит гриф Издательского Совета. Так что, клеветники напрасно веселятся!

Особенность святителя Игнатия заключается в том, что он с юных лет читал творения отцов Церкви, имел чистоту жизни, применяя аскетическую практику, благодаря которой стяжал нищету духа, сохранившую его от прелести (ложных мнений), и обладал даром внутренней молитвы. Последнее является самым главным условием богодухновенности человека, потому что без внутреннего делания сердце не может очиститься, а богословом истинным, богословом от Бога может стать только тот, кто достиг шестой ступени Евангельских блаженств: Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят (Мф. 5: 8). Имея действительную чистоту сердца, дающую способность зреть Тайны Божии, святитель Игнатий, однако, признаёт со смирением, что ничего своего не добавил, но написал только то, что встретил у древних отцов, изложив Тайны в более доступной для современного человека форме. Святитель говорил, что никаких противоречий у отцов он не встретил!!! Прошу обратить внимание, что кажущееся на первый взгляд простым занятие – правильно понять древних отцов и изложить знания более доступным языком – в действительности, абсолютно невозможно для ума, не просвещённого благодатью Святого Духа. Трагические ошибки в понимании совсем, казалось бы, незначительных вещей легко приведут к ересям и богохульству. И только святой человек, просвещаемый благодатью, способен по внушению Святого Духа отличить ложь от Истины, правильно понять и истолковать высказывания отцов, говоривших по внушению Того же Духа, потому что Духом сказанное, только Духом и понято может быть. И апостол говорит: …никто, говорящий Духом Божиим, не произнесёт анафемы на Иисуса, и никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым (1Кор. 12: 3). Но если в ком нет Духа, тот сам не ведая того, может допустить трагическую ошибку, руководствуясь своим умом, поведя за собою и других.

Богодухновенность трудов святителя Игнатия подтверждена Церковью, значит, никаких ошибок в них нет, следовательно, учиться по ним безопасно. Моя уверенность в принятых воззрениях основана именно на этом: я строго придерживаюсь учения святителя Игнатия, ничего не добавляя своего, считая себя не способным самостоятельно понимать древних отцов. Вместе с тем, будучи твёрдо убеждён, что все основные вопросы Веры (догматические, канонические и нравственные) изложены у святителя Игнатия верно, я невольно обнаруживаю, если кто-то говорит по-другому. Если этот «кто-то» тоже ссылается на святых отцов Церкви, то я помню, что противоречий   между отцами нет, кроме частных богословских мнений несущественного плана, следовательно, этот «кто-то» допускает неверное толкование цитаты, вырывая её из контекста статьи или вообще перевирая смысл. Другой вариант – разногласия в догматике – НЕ ВОЗМОЖЕН.

Приведу конкретное доказательство верности моего утверждения в контексте поставленной Вами проблемы первородного греха в Господе Иисусе Христе.

Вот цитата из статьи А.И. Осипова, которую Вы сами предложили: «Не в Воплощении произошло исцеление природы человеческой, а на Кресте. Страданиями Он исцелил человеческую природу, а не в самом акте Воплощения. Лишь через Крестные страдания Он восстановил человеческую природу».

Для доказательства своего мнения Алексей Ильич приводит ссылки на нескольких отцов, в том числе и на святителя Игнатия: 1. «Игнатий Брянчанинов пишет, ссылаясь на Изложение веры Иоанна Дамаскина: «Богочеловек имел естество человеческое, вполне непорочное, но ограниченное. Оно было ограничено не только тою ограниченностью, но и тою, которая в гораздо большей степени явилась в естестве человека по его падении». 2. «Господь единственно по благоволению Своему приял на Себя немощи падшего человеческого естества, как-то: голод, жажду, утомление, самую телесную смерть, состоящую в разлучении души с телом. Всему этому тело Господа подчинялось до Его воскресения, и перестало подчиняться по Его воскресении».

На первый взгляд кажется, что приведённые цитаты вполне подтверждают мнение известного богослова о том, что Богочеловек имел в Себе повреждение Своего человеческого естества в виде непорочных страстей (страданий естества) вплоть до самых крестных мук и только на кресте исцелил это повреждение. Однако, вернём цитаты в текст и прочитаем его полностью (статья святителя Игнатия «Изложение учения Православной Церкви о Божией Матери», том 4).

Цитата первая целиком: «Богочеловек имел естество человеческое вполне непорочное, но ограниченное. Оно было ограниченное: ограниченное не только тою ограниченностью, с которой человек создан, но и тою, которая в гораздо большей степени явилась в естестве человека по его падении. Богочеловек не имел греха, вовсе был непричастен греху, даже в самомалейших его видах: естественные свойства его не были изменены, как в нас, в страсти; свойства эти находились в Нём в естественном порядке, в постоянном подчинении духу, в управлении духом, а дух находился в постоянном управлении Божества, соединённого с человечеством. Богочеловек имел свойство печалиться и скорбеть, но печаль никогда не овладевала им, как случается с нами, а постоянно была управляема духом. Господь огорчился смертию Лазаря, пролил при гробе его слёзы. Господь плакал о Иерусалиме, предрекая разрушение его за отвержение им Мессии; Господь допустил в Себе такое предсмертное томление в саду Гефсиманском, что это состояние души Его названо в Евангелии подвигом и смертельной скорбию. Оно сопровождалось таким страдальческим напряжением тела, что тело дало из себя и пролило на землю пот, которого капли были подобны каплям крови. Но и при этом усиленном подвиге тяжкая скорбь находилась в покорности духу, который, выражая вместе и тяжесть скорби и власть свою над скорбию, говорил: Отче Мой, аще возможно есть, да мимо идет от Мене чаша сия: обаче не якоже Азъ хощу, но якоже Ты (Мф. 26: 39)» (стр. 396-397 по изд. Срет. мон.). — уже здесь отчётливо видно (смотри выделенные места), что действие непорочных страстей (страдания естества) находилось под полным управлением духа, находящегося под управлением Божества и Господь не вынужденно проявляет их, а лишь только допускает их в Себе, что явно доказывает факт исцеления человеческого естества сразу в момент воплощения.

Но не будем ограничиваться только этой частью текста, а прочитаем несколько дальше (стр. 398-399) и найдём ещё более яркие подтверждения факта обожения человеческой природы в Сыне сразу в момент воплощения: «Бог соделал плоть Свою в самом зачатии ее Божественною, способною к ощущениям единственно духовным и Божественным. Хотя свойства плоти Богочеловека были человеческие, но вместе все они были обоженные, как принадлежащие одному Лицу, Которое Бог и человек. По этой же причине человеческие свойства Богочеловека были вместе и естественны и сверхъестественны в отношении к человеческому естеству. Святость плоти Бога и Господа была бесконечно выше святости, в которой сотворена плоть твари — Адама… Богочеловек восприял и носил наши немощи произвольно, а отнюдь не был им подчинен необходимостию естества: будучи совершенным человеком, Он был и совершенным Богом, Творцом человеческого естества, неограниченным Владыкою этого естества. По этой причине Он являл Свое человечество так, как Ему было благоугодно. Иногда Он являл Свое человечество в немощи естества падшего: утруждался, жаждал, принимал упокоение сном, был схвачен и связан в саду Гефсиманском, претерпел биение и поругание, был распят и погребен. Иногда Он являл человечество Свое в правах естества, с какими оно создано: ходил по водам; въехал в Иерусалим на необъезженном жеребце, на которого из человеков еще никто не садился; эта власть была первоначально достоянием Адама. Иногда Господь являл Свое человеческое естество в том состоянии славы и величия, которое Он даровал человеческому естеству, совокупив в Себе, в одном Лице, Божество и человечество, которого оно отнюдь не имело по сотворении, в самом состоянии невинности и бессмертия: это состояние величия и славы Он явил дивными знамениями, преимущественно же явил избранным ученикам при преображении Своем, явил в такой степени, в какой они способны были видеть, а не в той, в какой оно есть. Божество Богочеловека соединено неслитно, но вполне соединено с Его человечеством: Божество Богочеловека соединено с Его человеческим духом, с Его душою, с Его телом…». — неужели в этих словах беспристрастный читатель, да даже и противник, не увидит опровержения ошибочного мнения Алексея Ильича об исцелении человеческого естества Сына только на кресте??? Вот яркий результат того, как опасно вырывать цитату из контекста! Достаточно вернуться в первоисточник – и сразу становится ясно, что святитель Игнатий имел противоположный взгляд. Как после этого назвать попытку А.И. Осипова доказать свою ошибочную точку зрения ссылкой на святителя Игнатия?

Теперь приведём вторую цитату целиком: Не должно думать, чтоб тело Христово получило такие (сверхъестественные – прим. автора) свойства только по воскресении. (далее идёт ссылка самого святителя Игнатия, стр. 402): Господь единственно по «благоволению Своему приял на Себя немощи падшего человеческого естества, как-то: голод, жажда, утомление, самую телесную смерть, состоящую в разлучении души с телом» (цитата из святого Иоанна Дамаскина). Всему этому тело Господа подчинялось до Его воскресения, и престало подчиняться по воскресении. Сама по себе плоть Господа с самого зачатия обожена; она зачалась уже Божественною… Как Божество имеет всегда одинаковое достоинство, будучи постоянно равно Самому Себе и неизменяемо, так и достоинство души и плоти Господа в отношении к их Божественности всегда было одинаково. Одинаковым было это достоинство во всех изменениях по человеческому возрасту Богочеловека: одинаковым было оно, когда вочеловечившийся Бог возлежал младенцем в яслях, когда повит был пеленами, и когда явил себя в неизреченной славе на горе Фаворской, когда воскресал из гроба, когда возносился на небо. Одинаковым было это достоинство во всех обстоятельствах, которым благоволил Богочеловек подчиняться по человечеству Своему; одинаковым было это достоинство, когда Господь предстоял связанным Синедриону и Пилату, когда был осыпаем наруганиями, заушениями и оплеваниями, и когда Он воссел, по человечеству, одесную Бога – Отца, когда поклонились и припали к стопам Его все Ангелы и Архангелы. (ссылка закончена и далее продолжается мысль, начатая до ссылки).   Нет! Оно как тело всесовершенного Бога всегда имело их (сверхъестественные свойства – прим. автора), а по воскресении лишь постоянно проявляло их» (там же, стр. 402). — если обратить пристальное внимание на слова святителя Игнатия, которые следуют сразу после цитаты того же святителя, использованной А.И. Осиповым, то подтасовка будет видна ещё более отчётливо. Ведь следующие слова: «Сама по себе плоть Господа с самого зачатия обожена; она зачалась уже Божественною…», — явно опровергают мнение Алексея Ильича о том, что плоть Сына была не совершенной и исцелилась только на кресте.

Такой способ использования цитат святых – это не просто ошибка. У этого явления другое название – подлог. Зачем так сделал уважаемый профессор – остаётся загадкой, и ответить на этот вопрос может только он сам. Если Вы, Татьяна Александровна, можете спросить у него об этом, то было бы очень важно знать его собственное объяснение (вопрос 12). По крайней мере, Вы сами какое объяснение можете предложить? (вопрос13).

Руководствуясь Вашим принципом, с которого Вы начали критику моих «Огласительных бесед», также невозможно уже доверять учению автора, если он применяет подлог (не утверждаю, что умышленно) для доказательства своей неверной точки зрения. В любом случае, если подлог обнаружен единожды, то проверка всех остальных цитат, использованных автором для доказательства своей точки зрения, является абсолютно неизбежной.

Прошу Вас принять в этом участие! Подчёркиваю, что я не преследую цель переубедить именно Вас, хотя и сожалею о разногласиях. Искренне надеюсь, что Вы не будете уклоняться от последующей полемики, но пожелаете докопаться до истины, твёрдо помня о том, что между святыми людьми не могло быть противоречий догматического плана, потому что через них говорил Один и Тот же Святой Дух, Который не может противоречить Сам Себе.

Также надеюсь, что Ваше нравственное и культурное состояние не позволит Вам «сбежать» до тех пор, пока не будет установлена окончательная причина разногласий, потому что, выражаясь народным языком, — это Вы заварили кашу, поэтому, — давайте расхлебаем её до дна. Для этого прошу Вас: На все цитаты (или, хотя бы на некоторые), которые приводит Алексей Ильич в доказательство своего мнения (исцеление человеческой природы Сына только в момент крестной смерти), укажите точные адреса в интернете, чтобы была возможность проверить их в контексте всего произведения святого отца. Надеюсь, что это не будет для Вас затруднительно.

С уважением, Сергей Михайлович Масленников.

Дополнение к 3-му ответу на вопрос о первородном грехе в Господе Иисусе Христе.

 Ранее было показано, что цитаты из творений святителя Игнатия (Брянчанинова), приведённые в лекции Алексея Ильича Осипова для доказательства его мнения о наличии первородного греха в Господе Иисусе Христе, не только не подтверждают мыслей известного богослова, но, наоборот, при возвращении их в контекст произведения святителя, опровергают ошибочный взгляд профессора. Следовательно, появляется необходимость и остальные цитаты из творений прочих отцов проверить на правильность их понимания Алексеем Ильичём в контексте всего произведения соответствующего святого.

В настоящем дополнении рассмотрим цитаты из творений святого Иоанна Дамаскина, приведённые Алексеем Ильичём в лекции по апологетике на 5 курсе МДС. Тема: «О человеческой природе Христа». 

И так, Алексей Ильич, стремясь обосновать вынужденность страданий (непорочных страстей) Господа Иисуса Христа, говорит в лекции: 1) «Иоанн Дамаскин подводит итог этому учению: «Афтартодокеты называются гайанитами. Иулианиты же и гайанисты не только отрицают различия двух естеств во Христе, но и учат, что тело Христа с самого своего образования было нетленным и исповедуют, что Господь претерпел страдания, разумея голод и жажду, и утомление – но не говорят, что Он претерпел их таким же образом, как мы, ибо мы переносим страдания по естественной необходимости. Христос же, говорят они, переносил их добровольно и не рабствовал законом естества». 2) «Или: «Они (афтартодокеты) считают, что плоть Слова была нетленна с момента ее образования. Они также утверждают, что Господь был подвержен страстям – голоду, жажде, усталости, но страдал не так, как мы. В то время, как мы страдаем вследствие естественной необходимости, Христос, говорят они, страдал вольно и не был подчинен законам естества. Итак, подобно безумному Юлиану и Гайяну, говорить, что тело Господа было нетленно прежде воскресения – нечестиво. Ибо если оно было нетленно, то не было одной и той же сущности с нами, а также и призрачно произошло то, что говорит Евангелие, случилось – голод, жажда, гвозди, прободение ребра, смерть. Если же это случилось только призрачно, то таинство домостроительства было ложью и обманом, и Он по видимому только, а не поистине сделался человеком, и призрачно, а не поистине мы спасены. Но нет! И те, которые говорят это, да лишатся участи спасения».

Рассмотрим подробно вторую цитату, сравнив её с оригиналом. В оригинале вторая цитата выглядит так: «И так, подобно безумному Юлиану и Гайяну, говорить, что тело Господа, сообразно с первым значением тления, было нетленно прежде воскресения, нечестиво. Ибо, если оно было нетленно, то не было одной и той же сущности с нами, а также и призрачно, а не поистине произошло то, что (говорит Евангелие) случилось: голод, жажда, гвозди, прободение ребра, смерть. Если же это случилось только призрачно, то и таинство Домостроительства было ложью и обманом, и Он по-видимому только, а не поистине сделался человеком, и призрачно, а не поистине мы спасены; но – нет! И те, которые говорят это, да лишатся участия в спасении!» («Точное изложение Православной веры», книга 3, глава 28, стр. 268 по изд. «Лодья», М., 1998 год).  Простым сравнением двух приведённых текстов легко установить, что первый вариант, взятый из лекции Алексея Ильича, намного длиннее второго, взятого из книги. В первоисточнике отсутствует часть, начинающаяся со слов: «Они (афтартодокеты) считают …», — до слов: «… и не был подчинён законам естества». Можно предположить, что это простое повторение лектором первой цитаты, которую мы рассмотрим позже. Включение этих слов во вторую цитату, очевидно, является ошибкой тех, кто переводил звуковой вариант лекции в текстовый – оставим это на их совести. Также в лекционном варианте цитаты в отличие от оригинала отсутствует фраза: «… сообразно с первым значением тления …», что тоже является непринципиальным упущением, но заставляет обратиться ко всей главе целиком, чтобы узнать значение слова тление в обоих его смыслах и точнее понять смысл приведённой цитаты.

И так, рассмотрим целиком 28 главу, которая называется: «О тлении и гибели    (по-славянски – истлении)»: «Имя тления обозначает двоякое. Ибо оно обозначает эти человеческие страсти: голод, жажду, утомление, прокалывание гвоздей, смерть или отделение души от тела и подобное. Сообразно с этим значением мы говорим, что тело Господа было подвержено тлению. Ибо всё это Он воспринял добровольно. Но тление обозначает также и совершенное расторжение тела на те стихии, из которых оно сложено, и – уничтожение, каковое многими лучше называется истлением (слав.), то есть гибелью. Тело Господа не узнало этого по опыту, как говорит пророк Давид: яко не оставиши душу мою во аде, ниже даси преподобному Твоему видети истления (Псал. 15: 10).  И так, подобно безумному Юлиану и Гайяну, говорить, что тело Господа, сообразно с первым значением тления, было нетленно прежде воскресения, нечестиво. Ибо, если оно было нетленно, то не было одной и той же сущности с нами, а также и призрачно, а не поистине произошло то, что (говорит Евангелие) случилось: голод, жажда, гвозди, прободение ребра, смерть. Если же это случилось только призрачно, то и таинство Домостроительства было ложью и обманом, и Он по-видимому только, а не поистине сделался человеком, и призрачно, а не поистине мы спасены; но – нет! И те, которые говорят это, да лишатся участия в спасении! Мы же получили истинное спасение и получим. А что тело Господа нетленно или неистленно сообразно со вторым значением тления, мы исповедуем так, как передали нам богоносные отцы. Мы, конечно, говорим, что после воскресения Спасителя из мёртвых тело Господа – нетленно и сообразно с первым значением; ибо чрез Своё тело Господь даровал и нашему телу как воскресение, так после этого и нетление, Сам сделавшись для нас Начатком и воскресения, и нетления, и бесстрастия. Подобает бо тленному сему облещися в нетление, — говорит божественный Апостол (1Кор. 15: 53)» (там же, стр. 268-269).   

   Для правильного понимания этой главы необходимо привести и другие слова святого Иоанна Дамаскина, относящиеся к этому же вопросу и уточняющие смысл и содержание сказанного выше. Вот цитата из 20 главы, которая называется «Об естественных и беспорочных страстях», на которую, прежде всего, и нужно опираться в понимании вопроса о добровольности или вынужденности действия беспорочных страстей во Христе: «Естественные страсти наши были во Христе, без всякого сомнения, и сообразно с естеством, и превыше естества. Ибо сообразно с естеством они возбуждались в Нём тогда, когда Он позволял плоти испытать то, что было ей свойственно; а превыше естества потому, что в Господе то, что было естественно, не предшествовало Его воле, ибо в Нём не созерцается ничего вынужденного, но всё – как добровольное. Ибо, желая – Он алкал, желая – жаждал, желая – боялся, желая – умер» (там же, стр. 258).

Поскольку в творении святого отца не может быть двух противоположных мнений по одному и тому же вопросу (думать иначе – это значит хулить самого святого и Духа, говорящего в нём), то смысл цитаты из 20 главы можно смело использовать для толкования 28 главы. Но прежде убедимся, что понятие тление, приведённое в 28 главе, полностью совпадает с понятием «естественные и беспорочные страсти», употреблённым в 20 главе, – это синонимы (в начале 28 главы сказано: «Ибо оно (тление – прим. автора) обозначает эти человеческие страсти: голод, жажду, утомление, прокалывание гвоздей, смерть или отделение души от тела и подобное». Также и в 20 главе перечислены примеры естественных и беспорочных страстей: алкание, жажда, боязнь, смерть). И так, посмотрим внимательно, что говорит святой Иоанн о естественных и беспорочных страстях, то есть о тлении, в Господе Иисусе Христе. Он говорит, что эти естественные страсти (тление) имелись в человеческой природе Христа, потому что Сын действительно воспринял при воплощении повреждённое первородным грехом естество. Но эти страсти не проявлялись вынужденно, как в нас. Они могли проявляться только в том случае, если Сам Сын позволял плоти испытать то, что ей свойственно, потому что в Боге не может быть ничего вынужденного, но всё — только  добровольно. Утверждать противоположное (вынужденность тления) в человеческой природе Христа – это хулить Бога, как бессильного, не имеющего власти над тварным естеством, воспринятым Им в Свою Ипостась. Какой безумный будет говорить такое на Господа??? Разве могли в Боге быть вынужденные дефекты, если Он – есть Совершенство!

Для более глубокого понимания вопроса приведём дополнительные доказательства того, что произошло с человеческим естеством Христа в момент воплощения. Обратимся к 17 главе «Точного изложения Православной веры», имеющей название: «О том, что естество плоти Господа и воля обожествлены». Вот из неё несколько цитат: 1) «Должно знать, что о плоти Господа говорится, что она не по причине превращения естества или перемены, или изменения, или слияния обожествлена и сделалась причастною такому же божеству и Богом, как говорит Григорий Богослов: «из чего одно обожествило, а другое обожествлено, и, отваживаюсь говорить, причастно такому же божеству …»; 2) «… так представляем и событие обожествления плоти»; 3) « … обожествлённая плоть, конечно, не изменилась в отношении к своей природе или её естественным свойствам» (стр. 248-249). Выделенные места не оставляют места возражениям против обожествления человеческой природы Сына сразу в момент воплощения. Да и как здесь вообще можно сомневаться в обожествлении человеческой природы, когда она становится вторым естеством Сына Божия?  Подобно металлу, положенному в огонь и приобретшему свойства огня (раскалившемуся), не перестающему при этом быть металлом, и человеческое естество при воплощении обоживается, соединяясь не слитно с божеским, не переставая при этом оставаться человеческим со всеми присущими ему свойствами, однако, эти свойства не могут более проявляться принудительно, как в простом человеке, но действуют только в том случае, если Сын позволит им проявиться, то есть добровольно, но никак не принудительно, как это бывает у нас грешников.

Абсолютно точные доказательства этому находятся в цитате из 20 главы. Приведём её вторично, как наиболее важный момент в доказательстве проявления тления в Господе Иисусе Христе не вынужденно, подобно нам, но только добровольно, то есть тогда, когда Богу было угодно проявить их, потому что Его человеческая природа получила обожествление сразу же в момент воплощения, что было доказано выше, став вторым естеством Сына. И так, святой Иоанн Дамаскин говорит: «Естественные страсти наши были во Христе, без всякого сомнения, и сообразно с естеством, и превыше естества. Ибо сообразно с естеством они возбуждались в Нём тогда, когда Он позволял плоти испытать то, что было ей свойственно; а превыше естества потому, что в Господе то, что было естественно, не предшествовало Его воле, ибо в Нём не созерцается ничего вынужденного, но всё – как добровольное. Ибо, желая – Он алкал, желая – жаждал, желая – боялся, желая – умер» (там же, стр. 258).

Теперь, уяснив для себя точный взгляд святого Иоанна, можно приступить к рассмотрению 28 главы, цитату из которой приводит Алексей Ильич в доказательство своего ошибочного мнения. Ещё раз подчеркнём, что двух противоположных мнений в одном произведении, как, впрочем, и во всех творениях святого и писаниях других святых отцов по вопросам догматического характера, быть не может, потому что устами их говорил Один и Тот же Святой Дух.  Приведём цитату вторично: «И так, подобно безумному Юлиану и Гайяну, говорить, что тело Господа, сообразно с первым значением тления, было нетленно прежде воскресения, нечестиво. Ибо, если оно было нетленно, то не было одной и той же сущности с нами, а также и призрачно, а не поистине произошло то, что (говорит Евангелие) случилось: голод, жажда, гвозди, прободение ребра, смерть. Если же это случилось только призрачно, то и таинство Домостроительства было ложью и обманом, и Он по-видимому только, а не поистине сделался человеком, и призрачно, а не поистине мы спасены; но – нет! И те, которые говорят это, да лишатся участия в спасении!».

В контексте всего произведения, показав выше точное мнение святого Иоанна по вопросу обожествления человеческой природы Сына сразу в момент воплощения и добровольность в связи с этим, а никак не вынужденность, проявления признаков тления, данную цитату нужно понимать только в одном смысле: Юлиан и Гайян утверждали, что признаки тления во Христе (голод, жажда, гвозди, прободение ребра, смерть) проявлялись только призрачно, а не реально; святой Иоанн, обличая их, утверждает, что вплоть до воскресения признаки тления проявлялись во Христе вполне реально, потому что произошло реальное воплощение, и Сын воспринял в Свою Ипостась настоящую повреждённую человеческую природу, иначе и спасение, дарованное нам через крестные муки и смерть Господа Иисуса Христа на кресте, для нас было бы призрачным, а не поистине. Учитывая сказанное святым Иоанном в 17 и 20 главах, нужно добавить, что  все признаки тления проявлялись до воскресения не принудительно, но добровольно, то есть тогда, когда Сын Сам этого хотел, потому что плоть Господа была обоженна сразу в момент воплощения. После воскресения не было больше причины для добровольного проявления признаков тления, потому что они были необходимы только как приманка для сатаны, на которую он и клюнул, как глупая рыба: «И так, смерть приходит и, поглотив телесную приманку, пронзается удою божества и, вкусив безгрешного и животворящего тела, погибает…» (там же, стр. 267).

Другой вариант толкования смысла цитаты из 28 главы будет принципиально противоречить тому, что сказано святым Иоанном в предыдущих главах, поэтому использование Алексеем Ильичём этой цитаты для доказательства своего мнения о наличии вынужденного повреждения человеческой природы Сына вплоть до креста, на котором только, яко бы, и произошло исцеление повреждения, — невозможно. Такой вариант понимания противоречит контексту всего произведения и является ошибочным.

Вернёмся к лекции и рассмотрим цитату №1, взятую Алексеем Ильичём из книги святого Иоанна Дамаскина «О ста ересях вкратце»: «Афтартодокиты: происходят от Юлиана Галикарнасского и Гайяна Александрийского; называются и гайянитами. Во всем остальном они согласны с севирианами; отличаются же от них в том, что те говорят, что различие природ при соединении их во Христе было призрачным; а эти учат, что тело Христа с самого своего образования было нетленным. И что Господь претерпел страдания, они исповедуют, я имею в виду голод, и жажду, и утомление; но утверждают, что Он претерпел их не таким же образом, как мы. Ибо мы переносим страдания по естественной необходимости, Христос же, по их словам, переносил их добровольно и не был рабом законов естества». Прежде всего святой Иоанн говорит о ереси севериан, утверждавших, что различие природ при соединении их во Христе было призрачным (божество поглотило человечество), вследствие чего и страдания по человечеству были только призрачными, а не настоящими.   Далее он говорит, что гайяниты, в отличие от севериан, считают, что тело Христа с самого своего образования было нетленным, и хотя оно и претерпело страдания, но не так естественно, как это бывает с любым человеком, а каким-то искусственным способом, то есть не реально: не испытывая реальной боли, не проливая реальной крови, не отделяясь реально душой от тела, что так же надо отнести к призрачному явлению. Таким образом, хотя севериане и гайяниты имели разные понятия о воплощении, но результат этих неверных понятий был одним и тем же: непорочные страсти (страдания) Христа проявлялись, по их мнению, не реально, а мистически, то есть были всего лишь изображением. Такое мнение и называет святой Иоанн ересью, в чём мы с ним полностью согласны!

Остаётся не понятным последнее предложение этой цитаты: «Ибо мы переносим страдания по естественной необходимости, Христос же, по их словам, переносил их добровольно и не был рабом законов естества».   При толковании этой фразы напомним о том, что в произведениях одного (как, впрочем, и многих) святого отца не может быть противоречий. Также вспомним, что в 28 главе «Точного изложения Православной веры» есть цитата, касающаяся тех же самых еретиков – Юлиана и Гайяна, которую надо признать более точной и конкретной, потому что она соответствует контексту всего произведения, раскрывающего смысл воплощения и проявления признаков тления в человеческой природе Христа. И так, ещё раз для сравнения приведём цитату из 28 главы, которую мы истолковали выше: «И так, подобно безумному Юлиану и Гайяну, говорить, что тело Господа, сообразно с первым значением тления, было нетленно прежде воскресения, нечестиво. Ибо, если оно было нетленно, то не было одной и той же сущности с нами, а также и призрачно, а не поистине произошло то, что (говорит Евангелие) случилось: голод, жажда, гвозди, прободение ребра, смерть. Если же это случилось только призрачно, то и таинство Домостроительства было ложью и обманом, и Он по-видимому только, а не поистине сделался человеком, и призрачно, а не поистине мы спасены; но – нет! И те, которые говорят это, да лишатся участия в спасении!». Здесь явно осуждается мнение еретиков о призрачности страданий Христа, но никак не рассматривается тема принудительности или добровольности их, которая совершенно конкретно раскрыта святым Иоанном в 17 и 20 главах «Точного изложения Православной веры». Вернёмся к тому, что уже было доказано выше: в 17 главе говорится, что тело Христа было обоженно сразу в момент воплощения, а в 20 главе чётко сформулирована мысль добровольности Его страданий: «Естественные страсти наши были во Христе, без всякого сомнения, и сообразно с естеством, и превыше естества. Ибо сообразно с естеством они возбуждались в Нём тогда, когда Он позволял плоти испытать то, что было ей свойственно; а превыше естества потому, что в Господе то, что было естественно, не предшествовало Его воле, ибо в Нём не созерцается ничего вынужденного, но всё – как добровольное. Ибо, желая – Он алкал, желая – жаждал, желая – боялся, желая – умер» (там же, стр. 258).

    Таким образом, фраза «Ибо мы переносим страдания по естественной необходимости, Христос же, по их (еретиков – прим. автора) словам, переносил их добровольно и не был рабом законов естества», — при буквальном её понимании противоречит   тому, что сам же святой Иоанн говорит в другой своей книге, чего быть никак не может. Действительно, как такое может быть, что святой Иоанн осуждает мнение еретиков о добровольности перенесения страданий Христом, и одновременно говорит, что эти страдания были добровольными? Ещё раз подчеркнём, что святым не свойственно противоречить самим себе и друг другу, потому что устами их говорит Дух Святой. Ответ на этот, казалось бы, сложный вопрос – очень прост. В цитате из 20 главы, выделенной жирным шрифтом, слово «добровольность» употребляется святым Иоанном в значении «не вынужденно», «не принудительно», потому что тело Христа обоженно и не может быть подвергнуто насилию, находясь под «охраной» божества вследствие ипостасного соединения с божеством, хотя в воспринятой Им человеческой природе сохраняется возможность проявления непорочных страстей. Фраза, приведённая в самом начале этого абзаца (из книги «О ста ересях вкратце»), тоже содержит слово «добровольно», но в другом смысле. Святой Иоанн осуждает еретиков в том, что они заявляют о невозможности вообще   проявления во Христе непорочных страстей и думают, что эти страдания Христос претерпевал искусственно, только изображая их, хотя не имел уже способности к ним, что означало бы искажение воспринятого человеческого естества, тогда и спасение наше было бы не реальным. То есть, в данном случае слово «добровольно» надо понимать как: не естественно, а искусственно, или: не имел, но дополнительно принял; взял на Себя не по естеству, как совершенно чуждое и не свойственное. «Добровольность» в таком понимании, как у еретиков, противоречит Православию и справедливо осуждена святым Иоанном, как ересь гайянитов.

Таким образом, совершенно очевидно, что Алексей Ильич использует цитаты святого Иоанна Дамаскина для доказательства своего мнения – ошибочно, потому что они поняты им – неверно. Напомню его утверждение: «С этой т.зрения понятно становится, зачем нужен был Крест. Не в Воплощении произошло исцеление природы человеческой, а на Кресте. Страданиями Он исцелил человеческую природу, а не в самом акте Воплощения. Лишь через Крестные страдания Он восстановил человеческую природу». Надо полагать, что здесь имеется в виду человеческая природа Христа, а не других личностей, потому что сама по себе природа (естество) не может существовать без личности. Следовательно, по мнению Алексея Ильича, человеческая природа Христа вынужденно проявляла в себе повреждение в виде непорочных страстей (способность к не греховному страданию) вплоть до креста и получила исцеление только на кресте. Святой Иоанн Дамаскин, как было доказано выше, говорит противоположное: человеческая природа Христа была обоженна сразу при воплощении без изменения (превращения) её естественных свойств, поэтому проявление страданий происходило не вынужденно, как это бывает у нас, а добровольно, то есть тогда, когда Сын этого Сам хотел, но вместе с тем, — не искусственно, как считали еретики, а вполне естественно (так же мучительно и страдательно), как это бывает у нас. Таким образом, какого-либо дополнительного исцеления человеческой природы Христа на кресте не требовалось.

Тогда что же произошло на кресте? На кресте принесена Жертва за весь род человеческий, то есть Крестом мы спасены: «И так, Он умирает, претерпевая смерть за нас, и Самого Себя приносит Отцу в жертву за нас. Ибо пред Ним (то есть Отцом) мы погрешили, и надлежало, чтобы Он принял выкуп, бывший за нас, и чтобы мы, таким образом, были освобождены от осуждения…» («Точное изложение Православной веры», изд. то же, стр. 267).

Этими словами святой Иоанн Дамаскин (точно так же говорят и другие отцы)  опровергает мнение Алексея Ильича о том, что учение об Искупительной Жертве Христа, принесённой на кресте – католическое. Он (Алексей Ильич) прямо так и говорит в лекции: «Западное богословие и пошло по этому пути. Вот почему и Жертва, и Крест у них рассматриваются как выкуп. Он, оказывается, страдал для того и принял на Себя страдание, чтобы совершить выкуп, принести удовлетворение Богу Отцу». Вполне понятно, почему так говорит уважаемый профессор. Ведь, по его мнению, тление (непорочные страдания) во Христе проявлялось вынужденно, а не добровольно, значит, когда-то оно должно было быть исцелено. Он предполагает, что это случилось на кресте, но этим отменяет Искупительную Жертву, учение о которой называет западным. Мы же видим, что учение о Жертве – православное:  Он явился для того, чтобы взять грехи наши (1Ин. 3: 5); Ибо един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус, предавший Себя для искупления всех (1Тим. 2: 5-6); ибо Он совершил это однажды, принеся в жертву Себя Самого (Евр. 7: 27); Он же однажды, к концу веков, явился для уничтожения греха жертвою Своею (Евр. 9: 26); Христос, однажды принеся Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих, во второй раз явится не для очищения греха, а для ожидающих Его во спасение (Евр. 9: 28).

Разбор следующих цитат, приведённых Алексеем Ильичём в доказательство своего мнения о первородном грехе в Господе Иисусе Христе, продолжу во втором дополнении, если это будет угодно Богу.

Сергей Михайлович Масленников.

г. Екатеринбург. Русская Голгофа.

4_4552

ДСНМП.

Родилось предположение, что “полемика”,  начатая в интернете некоей Татианой , являлась лишь искусно затеянной провокацией, дабы уловить на чем-нибудь Сергея Михайловича и впоследствии объявить его, к примеру, сектантом. Что и наблюдаем сегодня. Надо отдать должное Осипову и его прихвостням – иезуитскими методами  очернения, оклеветания они владеют вполне. 

Православное радио Санкт-Петербурга. Немного о себе.

Православное радио Санкт-Петербурга. Беседа с участием прот. Алексия Мороза и С.М.Масленникова. За что нас гонят?

 

 

Современные ереси как фактор, ускоряющий приход антихриста.
 Алексей “Вы слышите?” Ильич Осипов  о Школе покаяния.
Митрофорный протоиерей Дмитрий “Шутник” Смирнов о Школе покаяния.
 
ОТВЕТ на слова отца Дмитрия Смирнова.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

360_0046224b

ВОЛК

 

Читайте также:
 

Школа покаяния

Школа покаяния ч.2

 

Под маской православия. ч.1

Под маской православия. Ч.2

Под маской православия ч.3

Движение «Сопротивление новому мiровому порядку». 

Обличать ложь и нести людям правду.

Актуальные новости. Важные и полезные публикации. Всегда на нашем сайте.

dsnmp.ru

(Просмотров за месяц: 317, за сегодня: 1)
Всего просмотров: 2,611