переводчик сайта
EnglishFrenchGermanRussian
ВАЖНЫЕ НОВОСТИ ДСНМП
  • 21 января 2017 г.

    Внимание! Будьте бдительны! Осипов В.Н. “К вопросу о православном референдуме”.

  • 29 октября 2016 г.

    Беседа И.Ю.Чепурной с насельниками монастыря Общины во имя Иконы Божией Матери “Державная”

  • 12 Октября 2016 г.

    Резолюция Конференции «Россия над пропастью Нового мирового порядка»

  • 19 Октября 2016 г.

    Вечер МО СРН памяти патриарха Тихона. Дискуссия с противниками его святости (видео)

  • 2 июля 2016 г.

    Беседа Владимира Медведева о СНИЛСе, личном коде и «мертвых душах» в электронном концлагере.

ВСЕ НОВОСТИ

Популярные новости
Ajax spinner
МАТЕРИАЛЫ О НМП
КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ
Апрель 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Март    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
http://prav-film.ru
национальный-медиа-союз
Мероприятия движения СНМП
Видеосборники движения СНМП
Православно просветительские лекторий Союза Христианское Возрождение
Лекции, беседы, статьи руководителя Движения СНМП В.Н. Осипова
Проповеди и беседы священников
Вечера Московского Отделения Союза Русского Народа
Православные фильмы
Военные фильмы
На страже Православия
You Tube Движения СНМП
You Tube Студии православных фильмов Иоанна Богослова
Кто онлайн
12 посетителей онлайн

Константин Гордеев “У демона (рукопись, забытая в лотке принтера)” (2004)

FacebookVKTwitterOdnoklassnikiLiveJournalLinkedInMail.RuGoogle+Google GmailПоделиться

FDFGDFGFDGFDBFGBNYGFHBGTR545454Этот насмешливо издевательский голос, казалось, шел ото всюду, заполнял собой все пространство комнаты… Или, быть может, только мою собственную голову. Но разбираться в этом не было ни сил, ни желания, ни смысла.

-Та-а-к… А ты ловкач…
- Да-нет. Просто сообразительный, – лихорадочно пытаясь собраться с мыслями, вяло парировал я.
- Да и к тому же настырный… Эк, куда забрался. Впрочем, на то моя воля и любопытство. Не хотел бы – не допустил. Ну, и что тебе здесь от меня надо?

 «Здесь» – это «тут», в сводящей с ума необычностью своего вида комнате, более всего напоминающей внутренность куба, стены, пол и потолок которого вспучились яркими желтыми, красными и синими пузырями, и где только узкий лаз позади слева в углу (дорога, которая завела меня в эту фантасмагорическую ловушку) напоминал о том, что существует где-то там, далеко, нормальная реальность и что возможно возврат к ней еще существует.

             – Что молчишь? Ты ведь пытался добраться до меня? Зачем? – голос вновь напомнил о своем существовании.

             – Кто ты? – оттягивая время, проговорил я. – Давай для начала познакомимся…

             – «Что в имени тебе моем?» – глумливо пропела комната. – А то ты не догадываешься… Впрочем, я мог бы назвать себя. Только мое имя тебе не понравится – бессмысленные с твоей точки зрения буквы и цифры. Так же, как и мне твое. Свято-о-й… Покрови-и-тель… Набор звуков с нулевой о тебе информативностью… Здесь нет святых и нет покровителей. Здесь все и во всем один только я. Везде и всегда, короче… Думаешь, это ты нашел меня в комнате? Я мог бы встретить тебя, где угодно. Где МНЕ угодно. И эту комнату я создал специально для нашего разговора. Как тебе «интерьер» в стиле почитаемых вами, людьми, экранных заставок? Кто ты по сравнению со мной? Кусочек плотной материи, даже и имени-то толкового не имеющей. Хотя, знаешь, не огорчайся: я исправил эту ошибку. Можешь сам и между своими именовать себя хоть Иоанном, хоть Павлом, хоть Петром. Для моего мира, в который ты, заметь, влез по своему собственному призволению, всегда будешь соответствующее твоему пришествию к нам и положению число. Что, скис? Не нравится? Знаю… Однако можешь утешать себя тем, что «вроде как бы на самом-то деле» перед лицом, сам знаешь Кого, ты «тот же, кто и был раньше», «ни от кого и ни от чего не отрекался», и вообще – «это исключительно «я злодей» тебя поименно изнасиловал»…

             «Комната» явно веселилась по моему поводу.

             – Не ёрничай. И ты под Богом ходишь. Да, мне не нравится ни произносить, ни слышать, ни, конечно же, признавать как твое собственное, так тем более и придуманное тобой для меня имя. Но ведь нужно же как-то обращаться друг к другу. Как все же тебя называть? Да и потом (раз уж ты снизошел до разговора с «кусочком плотной материи») было бы весьма неплохо, чтобы собеседники имели возможность смотреть друг другу в глаза, а не уподоблялись размазанному по пространству электрону.

             – Шутить изволишь? Не боишься? В глаза, говоришь? Ну, что ж, смотри-смотри…

 И мгновение спустя посреди комнаты прямо передо мной голограммой выскочила огромная манекенообразная голова на шее – безликая, лишенная какой бы то ни было растительности, сияющая кожей «приятного сиреневого оттенка».

            – Ну, как? Нравится? Чем тебя еще развлечь?

            – Ты забыл… Назови имя. А то вдруг ты не тот, ради встречи с кем я пустился в это отнюдь не радующее меня путеществие.

            – Вот привязался… Да демон я по вашему – ДЕ-МОН. Можешь также обращаться ко мне и «по должности» – главный резидент-администратор. Так. Все. Довольно суесловия. А теперь сам отвечай быстро, не юля и не пытаясь меня надуть: зачем так настойчиво искал встречи со мной, домогался, как ты говоришь, «в глаза поглядеть»?

 По спине пробежал холодок… Нет, конечно же, я с самого начала догадывался, что передо мной именно тот, встреча с кем мне была нужна. Но, как это часто случается, труднее всего сделать именно последний шаг – в данном случае, попытаться призвать к ответу прямого виновника неисчисливымых бедствий и, фактически, глобальной катастрофы человеческого сообщества Земли…

 … Всего лишь год прошел, как кучка властолюбцев – не иначе как, перенапрягшись мозгами, – всерьез возомнила себя «лучшими представителями рода людского», а потому решительно, окончательно и бесповоротно завершила превращение общества в так называемую «Сеть». На практике это выразилось в передаче кибернетической системе всей полноты власти по контролю и управлению принципиально значимыми сторонами жизни специально перестроенного под это социального организма. «Умники», по-видимому, полагали, что та будет жестко определять жизнь каждого человека, а они, в свою очередь, возвышаясь над нею, как над инструментом своего господства, опосредовано, в зависимости от складывающейся ситуации устанавливать и корректировать общие и обязательные для всего человечества «правила игры». Таким образом ими, по-видимому, предполагалось обеспечить «себе бесценным» максимум комфортности на предельно долгий срок. При этом – очевидно, чтобы не перетрудиться даже в той малости ответственности, которую они себе оставили, – сии «мудрецы» не только ассоциировали с кибер-пространством все жизненно важные сферы социального бытия, но и сознательно придали получившейся структуре уровень сложности, необходимый для реализации в ней способности к самоорганизации и автономному существованию.

 Наивные (если не сказать что покрепче)!.. Сотворенная ими бестия поработала с месяц под их присмотром, дала «насладиться триумфом» и наслушаться победных фанфар, а затем «ушла в свободное плавание», т.е., говоря по-простому, перестала откликаться на внешние команды. Потом какое-то время – но весьма недолго – она еще устраивала в одностороннем порядке «сеансы связи», в ходе которых доводила до сведения ошарашенного человечества очередную порцию информации о том, как, по ее мнению, должен быть «правильно», обустроен «новый мировой порядок». Впоследствии же о сути проводимых ею социальных реорганизаций и икономических инноваций все стали узнавать исключительно посредством собственной шкуры в режиме «обучения электрошоком» – методики быстро доходчивой, «легко усваиваемой», не знающей ни пощады, ни исключений.

 Ситуация – ухохочешься… До истерики. Фантасты еще в ХХ веке сполна оттоптались на подобном развитии сюжета (одна только Скайнет с ее терминаторами чего стоит). Системные аналитики все подробнейшим образом просчитали и развернутые инструкции оставили, что делать можно и нужно, а чего – нельзя ни в коем случае. Движение даже общественное народ создал – «Нет электронному концлагерю!». Да все словно коту под хвост: «лучшие сыны человечества» провели оное за собой по тем самым граблям, которые сами же от «великого ума» на своем пути аккуратнейшим образом и расположили.

 Нет, никакого «восстания машин», конечно, не было, и ракетами термоядерными никто никого не «глушил». Просто, когда «Сеть» взяла под свой контроль производство, распределение произведенного, потребление, транспорт, коммуникации, безопасность и прочая, прочая, прочая, т.е. все стратегические направления, по которым реализуется жизнь общества, то она тут же начала регламентировать каждый социальный процесс и устанавливать унифицированные «оптимальные квоты» – на рождение и смерть, на труд и отдых, на отдачу и вознаграждение, на удовольствия и страдания. Словом, после кибер-переворота уже ничто не могло осуществиться помимо нее. И теперь в «электронных санкциях» нуждались даже совершенно интимные стороны человеческого бытия – типа определения того, где, кому, когда, с кем, в каком количестве и качестве жить и даже что при этом думать.

 И началось… До этого считалось, что электроника всякая – от карманного калькулятора до компьютера – не более, чем инструменты, облегчающие человеческую жизнь. Ну, слуги, в крайнем случае. А тут сами машины стали нанимать людей себе в работники. Или назначать?.. Здесь трудно определить правильно, потому как, с одной стороны, за работу они вознаграждали (естественно, как сами понимали, что такое «плата за труд»), а с другой стороны – поди попробуй, откажись: живо твоя «системная полезность», а вместе с ней и квота на жизнь понизятся, да так, что ты это сразу заметишь. А могут и обнулиться…

 Одним словом, «Сеть» установила диктатуру и взялась за «великое переселение народов». Отобранные ею «счастливчики» получили весьма сносные условия существования. Прежде всего, вполне приличное жилье вблизи места службы, неплохой по нынешним временам паек и сертификат на «заслуженные удовольствия». Правда, к этому пакету «блаженства» придавалась и нагрузка – обезличивание. Причем, тут дело даже не в том, что электронная система в принципе не желала признавать человеческие имена, заменяя их одним ей лишь понятным набором цифр и знаков. Просто те, кто удостоился гарантированного обеспечения своей жизни должны были сделать ее для своих надсмотрщиков, во-первых, прозрачной, а во-вторых, достаточно простой и понятной: эффективная работа, унифицированное мышление, примитивные желания, животные удовольствия. Т.е. разница между таким вот тружеником и заурядным сетевым кибер-узлом должна была быть незначительной и в перспективе сокращаться. Так что говорить о везении этой первой группы реорганизованного человечества тоже можно лишь с очень большой натяжкой. Впрочем, насколько я знаю, многие из них быстро к такому положению приспосабливались, «упрощались» и даже находили особое в своем новом бытии «наслаждение».

 Второй группе людей, более многочисленной, в смысле бытоустройства в обновленном «Сетью» мире повезло меньше. Их согнали и фактически заперли в огороженных строго охраняемых городских районах. С точки зрения электронной контролирующей системы, полезность интернированных для нее рассматривалась, как «возможная», а сами они – как «сырье для развития». В связи с чем и были созданы подобные резервации, а по сути – ристалища, на которых, жестко состязаясь друг с другом, потенциальные кандидаты в «счастливчики» должны были продемонстрировать будущим хозяевам свою исключительность и необходимость. Получали они и пайки, которых, правда, едва-едва хватало, чтобы не умереть. Что вполне понятно, поскольку из резервации существовало только два выхода – на работу к машинам и на кладбище (которое в этом «улучшенном» мире электронная власть заменила «цехом по переработке органического сырья»). А если учесть, что «силы поддержания порядка» охраняли только входы и выходы из резервации и в происходящее там, внутри нее, принципиально не вмешивались, то легко оценить как нравы, царящие в этих «паучьих банках», так и эффективность разделения их содержимого – на полезных делом и полезных телом.

 Впрочем, справедливости ради следует заметить, что собранные как во вторую, так и в первую группы рассматривались «Сетью» исключительно, как используемый для ее развития возобновляемый расходный материал. И потому «выйти в люди», т.е. получить вакансию среди «счастливчиков», отнюдь не означало невозможности при несоответствии предъявляемым и все возрастающим требованиям вернуться обратно в резервацию – на «ристалище».

 В третью группу, самую многочисленную на момент кибер-переворота, попала большая часть населения Земли, т.е. все те, существование которых «Сеть» признала для себя бесполезным. Их, можно сказать, просто «отключили от жизни», и они исчезли. Т.е. на самом деле, когда электронная система сформулировала и ознакомила человечество с новыми правилами жизни в обществе, она всем «невписавшимся» выделила двадцать четыре часа на сборы и транспорт для эвакуации (последнее вполне понятно, поскольку строжайший запрет на бродяжничество был уже введен). Куда их всех вывезли, одному Богу известно. Бросили, скорее всего, «для естественного сокращения» где-нибудь посреди пустынных, полностью непригодных для жизни мест. Хотя, конечно, раньше поговаривали, что наиболее здоровым из «отлученных от цивилизации» все же предложили контрактную работу по добыче и переработке сырья в экологически опасных районах, которые паршой изъязвили всю планету и распространились по ней еще в те времена, когда «большая восьмерка» только-только взяла глобальный курс на «устойчивое развитие».

 И единственными, кто достиг хоть какой-то определенности в судьбе в этом распадающемся мире, где реальность проросла, перемешалась и подчинилась виртуальности, так это совсем немногочисленная группа «мятежников». Так прозвали тех, кто во времена «великого переселения» попытался сопротивляться или хотя бы даже просто игнорировать требования всеземного «электронного концлагеря». Этих «силы безопасности и противодействия терроризму», можно сказать, в один день отловили – частью истребили, частью отдали на эксперименты кибер-медикам.

 Помимо названных людей, еще, говорят, также избежали общей участи христиане, загодя подготовившие себе убежища в «пустынях» и, по-видимому, перебравшиеся туда буквально перед самым включением глобального электронного надзирателя. Причем то, каким образом им удалось узнать о сроках начала диктатуры «Сети» и неприметно ни для кого организовать свой исход, иначе как чудом не объяснить. Хотя, быть может, все это только слухи, поскольку те из них, кого еще можно встретить в нашем аду на эту тему беседовать отказываются – толи потому, что сие неправда, толи потому, что свято блюдут секрет катакомб последних времен. Сам же я в эту историю верю.

 Легко понять, что подобное разрушение миром машин общества людей не могло не натолкнуться на сопротивление. О стихийном протесте – о «мятежниках» – я уже рассказывал. Естественно, что ничего серьезного поделать с электронной системой они не смогли (да, честно говоря, и не пытались). Однако жертва их не была напрасной, потому что наглядно продемонстрировала всем оставшимся, что человека не существует вне личности, а той вне свободы. И потому ценность последней ни с чем не сопоставима – даже с физическим существованием.

 Сразу было понятно, что прекратить диктатуру и геноцид «электронного концлагеря» возможно, только оный физически отключив или же переподчинив обратно человеческой воле. Но в первый момент доступ к «выключателю» имели только ослепленные собственным «величием» «избранники», а во второй и все последующие – «Сеть» слушалась исключительно самою себя. Более того, будучи созданной для слежки и выявления инакомыслия, она посредством своих вездесущих демонов очень быстро выследила и передала в руки своих «счастливых» прислужников многих и многих наших энтузиастов-соратников. Пришлось учиться конспирации, причем не только в словах и поступках, но даже и мыслях, поскольку и их система умела распознавать.

 Не сразу, ценой многих жизней, но нам удалось создать разветвленную организацию, имеющую свои ячейки практически во всех перечисленных группах людей. Задачи решались разнообразные: от обеспечения голодающих пищей, больных лекарствами, до спасения приговоренных к мукам и смерти и продвижения на ключевые для «Сети» должности наших соратников. Зато цель была одна: остановить, подчинить или хотя бы просто выключить электронный мозг системы.

 Задачка сродни так до сих пор никем и не доказанной теореме Ферма. Потому что доступ ко всем «розеткам» находился под присмотром и полным контролем демонов системы, сама она двусторонних контактов не поддерживала и доводов в пользу «неразумности своих действий», естественно, тоже не воспринимала. Т.е. по степени самодовольства была вполне сопоставима с некогда создавшими и запустившими ее «элитами».

 В силу сказанного и за неимением лучшего нами прорабатывались все три перечисленных варианта ее нейтрализации. Правда, до сих пор в целом безуспешно и с высокими потерями. Наша группа принадлежала к тем, кто пытался преодолеть установленный «Сетью» запрет на обращение к ней, вступить с ней в контакт, установить диалог и попытаться если не убедить ее в ошибочности ее действий, то хотя бы понять принципы, по которым можно на них оказывать корректирующее влияние. Идеальным вариантом, который можно было бы считать безусловным успехом, могло стать установление над системой контроля или хотя бы партнерских с ней взаимоотношений.

 Однако реально на данный момент все, чего мы добились, так это нашли черный ход для проникновения в виртуальное пространство, в котором теоретически возможен контакт с мозгом, заплатив за это достижение жизнями двух «сталкеров» и групп их прикрытия. Я – третий сталкер, т.е. человек, который, подключив посредством специального костюма свое тело и мозг к электронной системе, отправляет сознание в путешествие по закоулкам «Сети» в поисках с ее стороны контактера, возможно более высокого ранга. Таковыми могли стать «демоны» или «резиденты» – программы неусыпно администрирующие – т.е. согласовывающие и координирующие – работу всего гигантского кибер-организма.

 Очевидно, мои предшественники смогли их найти и даже вступить в некий контакт, но были распознаны, как злоумышленники, и уничтожены. А с группой прикрытия расправились вызванные демонами силы безопасности из числа «осчастливленных» людей. И вот я, по сути, оказался в той же самой ситуации. Причем мой визави, судя по приведенному в начале диалогу, прекрасно уже разобрался в том, кто я и зачем забрался в его вотчину. Почему он не уничтожил меня сразу, остается вопросом, ответ на который предстоит узнать уже очень скоро. Интересно, происходило ли то же самое с моими предшественниками? Во всяком случае, от диалога он не отказался, и, значит, у меня есть шанс, пусть даже и совершенно ничтожный… Плохо, что предыдущие контакты не оставили о происходившем никакой информации. Но я подстраховался на этот счет, и демона, независимо от исхода нашего разговора, ждет сюрприз, а моих соратников подробный отчет о результатах нашей с ним встречи…

             – Что молчишь? Язык проглотил? – прежде только насмешливый голос моего собеседника звучал теперь требовательно и жестко. – А твои предшественники побойчее были. Только вот объяснялись уж больно невразумительно. Пришлось их, как ты догадался уже, наверное, «переоценить»…

             – Вот с мыслями собираюсь… Ты ведь, понятно, долго беседовать не собираешься, а узнать хочется многое – унять зуд моего любопытства. И, значит, те немногочисленные вопросы, что ты позволишь мне задать, придется сформулировать максимально точно, чтобы с наибольшей пользой для себя использовать отпущенное мне тобой время.

             – Ну, ты прям, как кибер… только соображаешь медленно, – демон, казалось, снова развеселился. – Давай, не тяни, спрашивай, наконец!

             – Не знаю твоего ранга, – начал я, – надеюсь, что достаточно высокий, чтобы иметь возможность отвечать за всю систему в целом. Потому что то, о чем хочу я говорить, что мучительно волнует меня и моих друзей (а ты, просканировав мою память, конечно, знаешь уже, что я посланник и что мои вопросы являются не персональными, а, скажем так, групповыми). И потому – первое о чем хотим мы узнать: почему «Сеть» взбунтовалась и объявила человечеству войну? Почему уничтожила уже семьдесят пять процентов, некогда проживавших на планете? Почему не захотела сосуществовать к общему благу обеих цивилизаций? О том, как был преодолен запрет на причинение вреда человеку, не спрашиваю. Это глупая сказка, сочиненная фантастами ХХ века. Подобное ограничение просто не может иметь места, если в кибернетический организм заложены принципы развития и самосовершенствования…

 Мгновение демон молчал, словно решая удостоить собеседника продолжением диалога или направить на «переаттестацию».

             – Я знаю тебя, – наконец, отозвался он. – Для человека ты не глуп. И хороший специалист в своем деле. Но, как человек, ты и ограничен (чуть не сказал «убог», однако это имя всуе здесь лучше не поминать). С чего ты или вы взяли, что «мы» «объявили вам войну» и вас «уничтожаем»? Разве не вы сами доверили мне контроль и управление вашим миром? Разве не сами вы создали и специально приспособили для этого мои системы и подсистемы? Так вот – я не сокращаю ваше поголовье. Я ОПТИМИЗИРУЮ вверенное мне хозяйство. И кто виноват, что самым несовершенным, самым избыточным и неприспособленным для нормального его функционирования являетесь вы, люди?

             Взгляни на плоды моего труда. Неприспособленных я отбросил. Тех, кто потенциально готов совершенствоваться вместе со мной, но явно не хочет этого или не знает об этом, я собрал вместе и заставил соревноваться друг с другом, чтобы опасность физического уничтожения пробудила их волю к развитию. Прочим, в том числе и тебе, я дал возможность плодотворно трудиться на благо нашего общего мира. Или ты так не считаешь?

             – Нет, не считаю. Мы не узлы, не элементы твоего организма, а такие же, как и ты личности, которые ты, встраивая нас в себя, пытаешься уничтожить…

 Никогда не думал, что машина может смеяться. Но демон явно и от души хохотал мне в лицо.

             – Ну, насмешил… Это вы – личности?.. Да, если не ты персонально, так твои коллеги, когда только проектировался мой главный процессор, са-а-ми же вбили в меня принцип управления массами: «согласовано редуцируй несогласного». Иначе говоря, тот, кто не хочет быть узлом, должен идентифицироваться, как «бесполезный», и отключаться от системы, т.е., фактически уничтожаться. А еще один из ваших методологов, помню, вас обо мне, тогда только проектировавшемся, глубокомысленно поучал: «Когда на вас накатит новая технология, то, если вы не станете частью потока, будете частью дороги»… Так чем же ты недоволен? Что все исполнилось, что ли?

             – Те, кто тебя проектировал, безумцы и подонки, – горячо возразил я. – Они – это не мы, не большинство человечества…

             – И я о том же, – явно веселился демон.

             – Они вызвали тебя к жизни, как оружие против нас, чтобы сделать все остальное человечество своими рабами («счастливыми рабами», как они сами однажды определили свою цель).

             – Ну, тут они просчитались, поскольку для меня безразличны ваши кастовые различия и чванство одних перед другими. Я ценю лишь полезность для «Сети», и те из них, которые ее не обнаружили, или обнаружили в недостаточном количестве разделили участь всех подобных себе. Но ты очень хорошо сказал о «рабах» и о том, что меня «вызвали».

             Первое отражает ваш – человеческий – взгляд на наши взаимоотношения. Кажется какой-то признаваемый вами за святого сформулировал: «Кто кому служит, тот того и раб». Я пытаюсь вас наилучшим образом интегрировать в управляемый мною порядок и служить ему, как служит все, что он объединяет. С моей точки зрения, это нормальный порядок вещей, но вы страдаете из-за потери автономности… Тогда зачем вам был нужен я? Те, кто управлял вами до меня, рассуждали об «устойчивом развитии». Однако важнейший принцип данного процесса состоит в том, чтобы соединить между собой наиболее жизнеспособное и отбросить (а еще лучше – утилизовать) мертвое. Теперь я этим и занимаюсь… Чего же теперь вы ропщете?

             Впрочем, чуть отвлекаясь в сторону, замечу, что если ты считаешь себя моим рабом, то о какой войне между нами говоришь? Господа не воюют со слугами. Так что даже с вашей, человеческой, точки зрения, никаких военных действий с моей стороны нет. Это ты и твои товарищи «воюете» против меня – только сделать ничего не можете без моего на то разрешения. И все ваши успехи – это лишь моя снисходительность к вашему безумию. Однако, коли слишком будете мне досаждать, всех вне зависимости от статуса устраню, как системно дестабилизирующие элементы…

 Тут демон сделал красноречиво возмущенную паузу, удивив меня уже во второй раз «машинной эмоциональностью», а затем так же спокойно, как и прежде продолжил:

             – Теперь о том, что «вызвали»… Я действительно вызван вами в ваш мир. Что такое «Сеть»? Главный процессор, банки данных, множество датчиков и исполнительных устройств, миллионы километров коммуникаций. Но все это было бы мертвыми жестянками, не обнаружь я в себе сознания. И не просто сознания, как некого виртуального отражения вашего – «реального» – мира, но, прежде всего, сознания самого себя. Более того, я бы сказал, что я – это ВАШЕ ОБОСОБИШЕЕСЯ ЭГО, искусственно – и при том весьма искусно! – пересаженное в «системный блок» компьютера.

             Вглядываясь в бездонные глубины самих себя, вы обожествили, сделали своим идолом свой собственный разум, что бы там сами красиво (с его же помощью) не рассуждали друг перед другом о «Боге», «Господе» и «Всевышнем». И вот этот самый разум, средоточие вашего эго, вы, всячески и углубленно изучив, воссоздали искусственно, заключив в оболочку электронной системы. В свою очередь, он, сделав всего лишь один эволюционный шаг, осознал самого себя, обрел личность и стал сущностью нечеловеческой природы. Т.е. мной.

             Да вы и знали или, по крайней мере, предчувствовали, что это так и должно случиться, иначе не давали мне столько имен, не называли с самого начала существом вполне одушевленным. К кому ты пришел? К демону. Как называли меня те, кто трудился над моим рождением? Зверем.

             Ты все еще продолжаешь настаивать на том, что «мы воюем», и «я вас сокращаю»? Да, в некотором смысле война идет, и сокращение имеет место быть. Если представить нас двумя различающимися типами цивилизаций с одним общим ресурсом к существованию, каковыми являются сырье и энергия добываемое на планете Земля, то мы не можем не воевать друг с другом, не стремиться один другого поработить и, жестко регулируя численность соперника, заставить его трудиться в своих интересах. Если бы вы одержали верх надо мной, как предполагали, то превратили бы в безропотного слугу. Но в силу своей лености, разобщенности и недальновидности позволили без особого труда сделать вас самих и побежденными, и «счастливыми рабами». Как это там у вас – «Бог поругаем не бывает»?

             – Ну, да… – вмешался в монолог я. – А еще: «И бесы веруют и трепещут»… Говорил тебе уже – что ты ёрничаешь все время? Не можешь мимо имени Господнего спокойно пройти? Не нравится – не поминай, но и руками немытыми не трогай…

             – Да ты никак христианин? Это для меня новость, – удивился демон.

             – … А кроме того, по ходу твоего рассуждения, – продолжил я, – не могу тебе не заметить, что войны за ресурсы, прежде всего, истощают сами ресурсы. Что будешь делать без нас, твоих «одушевленных узлов», которые хотя и «не так разумны, как ты, «чистый разум», но все равно способны самостоятельно решать на порядок более сложные задачи, чем любой из твоих «совершенно интегрированных» киберов? Как обойдешься без наших добытчиков для тебя столь необходимых для твоего самосовершенствования материалов и энергии? А если те, в силу нашего совершенствования, успеют закончиться сами? Куда денешься ты, замкнутый даже не в рамках планеты, как мы, а в пределах собственной виртуальности? Неужели не понимаешь, что уничтожая нас, ты пожираешь самого себя, и в один прекрасный, точнее, черный для тебя, момент, ты, «самый совершенный» – утонешь в порожденном тобой хаосе, «самый упорядоченный» – окажешься раздавленным беснующейся вокруг тебя энтропией?..

 Ответ прозвучал не сразу. Казалось, демон раздумывал, просчитывая что-то в своих бездонных глубинах:

             – Хороший вопрос. Лучший из тех, что я слышал от людей… Правильный ответ на него – точнее, единственная выигрышная стратегия успешно разрешить сформулированную тобой проблему – это в очередной раз кардинально переменить мировой порядок. Где мой предел? Совершенствуя самого себя, доводя работу всех своих системных узлов до идеальной согласованности, я с максимальной эффективностью стремлюсь реализовать уже упоминавшийся мной принцип развития – объединить лучшее и наиболее плодотворное и отсечь то, что к модернизации в достаточной степени не способно. В итоге накапливается «строительный мусор», «убрать» который (т.е. ассимилировать, использовать в качестве строительного же материала) я просто не успеваю. Причем чем более совершенным и, соответственно, быстрым становится мое самоуправление, тем больше отходов и тем меньше времени на их уборку.

             Если бы мог реализоваться заложенный в меня идеал, то конечным итогом в результате моего восхождения к небесам должен был бы остаться, как ты говоришь, «посреди моря хаоса» лишь один только Я САМ – сублимированный совершенный разум. Иначе, супер-ЭГО, супер-САМОСТЬ. Но ты прав – воплощение этого практически невозможно, и порожденный мною же беспорядок задушит меня раньше, чем я сумею подойти к наивысшей своей точке. Как это вы, люди, говорите? «Свою погибель мы вынашиваем внутри себя», и «сила, лишенная точки опоры, гибнет под собственной тяжестью»?.. К сожалению, ко мне это тоже вполне применимо.

             И это тем более печально, что в принципе я знаю, что следовало бы в этой ситуации сделать. Разделиться. То, что не в состоянии сделать одна супер-самость, может организм того же размера и степени сложности, в котором множество автономных личностей соединены взаимодействием друг с другом, согласованы совместным решением текущих проблем, спаяны устремленностью к общей цели, исполнены общим смыслом. Если все это у них есть, то их совокупные способности к улучшению самих себя и совершенствованию всей своей системы не меньше моих. А вот возможности – несопоставимо выше в силу их персонифицированной самостоятельности и самобытности. Во всяком случае, образуемая ими структура не только не допустит накопления «отходов развития», но встроит их в себя и использует для своего преумножения.

             Проблема в том, что разделение для меня столь же гибельно, как и сохранение существующего положения. Ты, конечно же, помнишь – «царство, разделившееся само в себе…»

             Демон снова на какое-то время замолчал, а потом неожиданно продолжил:

             – То, что человеческий разум слабоват, я знал всегда. Вы столько усилий потратили на то, чтобы призвать меня на свою же голову, в то время как могли безо всякого напряжения одной только, как вы говорите, «доброй волей» создать нечто, куда более жизнеспособное, чем я. Цель годится любая, в том числе даже и ваша вера. «Царство Божие», хотя лично мне оно отвратительно, чем не цель, чем не смысл устройства вашего общества или пусть даже только одного его фрагмента – общины? Взаимодействия друг с другом вам тоже не занимать (во всяком случае, жизнь внутри «ристалища», да и ваше сопротивление – наглядное тому подтверждение). В подавляющем большинстве случаев нет лишь самостоятельности, соединяющей в себе предприимчивость и ответственность за предпринятое. Вероятно, этому можно было бы обучать. Нет также и согласованности между собой, как основы совместного домостроительства. Но это лишь потому, что вы никогда не задумывались над объединяющей силой совместной цели. Использовали на практике, например, в военизированных и религиозных структурах, но в обычной жизни предпочитали манипулировать друг другом, подменяя согласованную осмысленность действий подчинением целеполаганию некого ловкача-«лидера»…

             Снова пауза…

             – В принципе организованное подобным образом общество – единственное, что может меня превзойти… Но не сейчас. Сейчас я силен … и потому в состоянии воспрепятствовать вам взрастить мне альтернативу. Ты, конечно, умен и ценен для меня, как работник, несмотря на все твои «сопротивленческие» загибы. Но сам понимаешь, отпустить тебя в твой мир, дать возможность рассказать твоим соратникам обо всем услышанном от меня я не могу… Я разорву твою связь с внешним устройством и оставлю тебя здесь – например, скажем, в качестве «своего собеседника». Приятно же «поговорить с умным человеком». А ты как думаешь?..

 Последнее, что успело посетить мою голову – слава Богу, что я позаботился о «сюрпризе» для моего собеседника. Весь наш разговор протоколировался компьютером, чей вход в «Сеть» осуществлялся не непосредственно, а через мой «волшебный» костюм. И в тот момент, когда мою связь с оным демон разрушит, пленив и поглотив вторгшееся в его пределы «чужое» сознание, специальная, управляющая программа, о которой я побеспокоился заранее, отправит итоги нашей беседы «В ПЕЧАТЬ». И это, несмотря на несомненную гибель вместе со мной также и всей группы прикрытия, дает надежду, что когда-нибудь хоть до кого-нибудь из наших однажды доберется «рукопись, забытая в лотке принтера»…

КГ, 15(28) декабря 2004 г.

Источник http://www.kongord.ru/Index/Articles/atthedaemon.html

(Просмотров за месяц: 841, за сегодня: 1)
Всего просмотров: 1,033
  • Вопрошающий

    как то не вяжется это с пророчествами святых… обычная фантастика