переводчик сайта
EnglishFrenchGermanRussian
ВАЖНЫЕ НОВОСТИ ДСНМП
  • 15 апреля 2018 г.

    Священник Виктор Кинешов: “Вопросы, часто задаваемые сторонниками учения патриарха Кирилла и противниками его отступнического учения”.

  • 29 Ноябрь 2017 г.

    Сборник материалов по обличению имябожнической ереси

  • 12 ноября 2017 г.

    Документальный фильм “Гонение на Православие в день 100-летия явления Державной Иконы Пресвятой Богородицы”

  • 29 октября 2016 г.

    Беседа И.Ю.Чепурной с насельниками монастыря Общины во имя Иконы Божией Матери “Державная”

  • 12 Октября 2016 г.

    Резолюция Конференции «Россия над пропастью Нового мирового порядка»

ВСЕ НОВОСТИ

Популярные новости
Ajax spinner
МАТЕРИАЛЫ О НМП
КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ
Июнь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  
http://prav-film.ru
национальный-медиа-союз
Мероприятия движения СНМП
Видеосборники движения СНМП
Православно просветительские лекторий Союза Христианское Возрождение
Лекции, беседы, статьи руководителя Движения СНМП В.Н. Осипова
Проповеди и беседы священников
Вечера Московского Отделения Союза Русского Народа
Православные фильмы
Военные фильмы
На страже Православия
You Tube Движения СНМП
You Tube Студии православных фильмов Иоанна Богослова
Кто онлайн
14 посетителей онлайн

А.А. Сенин Не забывать величие России

FacebookVKTwitterOdnoklassnikiLiveJournalLinkedInMail.RuGoogle+Google GmailПоделиться

Не поворачивается язык назвать это интервью последним: Только факт остается фактом. Беседа в главным редактором газеты ‘Русский Вестник’ А.А. Сениным была записана в студии ‘Славянофил’ незадолго до его смерти. Больше года прошло с тех пор, но выводы, оценки, мнения, высказывания в той беседе по-прежнему остаются актуальны и злободневны.

- Алексей Алексеевич, расскажите немного о себе.
— Я родился 7 октября 1945 года. После Великой войны. Отец был военным, офицером, мать — редактор дивизионной газеты. Они вместе пришли с фронтом во Львов, где я и появился на свет. Поскольку это было такое трудное время, вскоре после рождения родители перевезли меня к бабушке и дедушке в глухую деревню Мелехово Чучковского района Рязанской области. Вот там я своё детство и провёл вплоть до школы. Мать была инженером, жила в Москве. Когда я подрос, приехал в Москву и пошёл в первый класс. Обстоятельства сложились так, что родители не жили вместе, поэтому после первого класса я опять отправился в деревню, где и жил, в общем, до 13 лет. И жил той самой полнокровной деревенской жизнью: помимо того, что учился в школе, работал в поле, пас коров, знал, что такое хлеб, что такое земля. Потом, после 5 класса я уже вернулся в Москву окончательно, окончил спецшколу английского языка ? 6.

В начале я попытался поступить во Второй медицинский институт: хотел учиться на педиатра. Но, говоря откровенно, после первого экзамена мы спустились в морг, и мне что-то расхотелось быть врачом. После этого я пошёл в армию, вернее, меня туда призвали. Мой год был последним, который служил трёхлетнюю службу, мой ‘молодой’ призыв уже служил 2,5 года, а следующий ‘молодой’ — уже 2 года. Это 1945-й год рождения, 1964 год призыва. Служил я в Южной группе войск в Венгрии. Было очень трудно, потому что посылать туда посылки было нельзя, посылать деньги нельзя, а сейчас-то родители своим детям помогают. Так что жили только на своё солдатское жалованье. Ходить в город тоже нельзя. Поэтому эти 3 года так тяжеловато прошли. Но я не жалею, потому что в то время армия была серьёзной школой. Не знаю, как сейчас, но вряд ли она такая серьёзная школа. Хоть и служат всего один год, но слишком много нареканий на дедовщину в том виде, в котором она сейчас существует. Тогда тоже существовала как бы дедовщина, но не в таком смысле. Тогда было уважение к старослужащим со стороны солдат, и такого унижения молодых со стороны старослужащих не было, поэтому тогда армия была школой жизни. Она давала очень много для того, чтобы понимать, что такое жизнь, как в ней вообще ориентироваться.
Я демобилизовался в октябре, поэтому поступать сразу после службы в армии не получилось. Проучился на подготовительных курсах на историческом факультете Московского университета и потом поступил на этот факультет. Поступил нормально, с первого раза, проучился 5 лет. Исторический факультет МГУ имени М.В.Ломоносова — это великолепный вуз. Знания блестящие! Думаю, и сейчас так же. После него по распределению попал в Телеграфное агентство Советского Союза. Взяли в ТАСС потому, что я специализировался на истории западных и южных славян, конкретно на истории Польши, а нужны были люди со славянскими языками. Примерно через год поехал работать в отделение ТАСС в Польше. У меня были польский и английский языки. Причём, на истфаке давались очень серьёзные знания английского языка — на уровне иняза: язык изучался пять дней в неделю. Потом я вернулся из Польши, два года поработал в Москве и поехал корреспондентом в Чехословакию, где работал уже пять с половиной лет. Изучил чешский язык.
А оттуда меня уже сразу перевели без возвращения в ТАСС работать в ЦК КПСС. Тогда это был отдел внешнеполитической пропаганды, хотя так он назывался закрыто, а его публичное называние — отдел международной информации. Это был отдел, который, как это принято говорить, курировал внешнеполитическую пропаганду Советского Союза. Сначала я не очень понимал, почему меня туда взяли, а потом я выяснил, что там требовались специалисты со знанием славянских языков для того, чтобы курировать внешнеполитическую пропаганду в соцстранах Европы. Там я тоже проработал пять лет, прошёл управленческую школу, узнал, как готовятся управленческие документы. Всё это налаживало систему управления гигантским Советским Союзом. Это ЦК КПСС. Ну а потом всё стало закручиваться…
Ещё до известных событий, в сентябре 1990 года я зарегистрировал газету ‘Русский Вестник’, а с января 1991 года она начала выходить.
Я был переведён на должность главного редактора ‘Русского Вестника’ решением ЦК КПСС. У меня даже сохранилась копия: ‘Освободить от работы в ЦК КПСС в связи с переходом на другую работу’. А учредителем газеты выступила организация, которая называлась ‘Российское общество по сотрудничеству с соотечественниками за рубежом ‘Родина». Оно выступило учредителем этой газеты, а когда началась заваруха в 1991 году, я, конечно, вовремя попал в струю. Тогда я ещё не был никаким воцерковлённым, но русских убеждений я придерживался всегда — всю сознательную жизнь. Во-первых, потому что я прошёл школу деревенской жизни, и знаю, как достаётся хлеб, а, во-вторых, потому что я всегда ощущал, что русские — это те люди, которые держат нашу страну, являются державообразующим, или государствообразующим народом. Я всегда чувствовал, что я русский и должен жить по-русски. Но, хоть дед и бабка крестили меня ещё в младенчестве, воцерковлённым я стал не сразу.

— Как Вы и редакция ‘Русского Вестника’ пережили бурную осень 1993 года?
— Когда указом Б.Н. Ельцина в 1993 году были запрещены все газеты со словом ‘русский’, в том числе ‘Русский Вестник’, на следующий день к нашей редакции приехало два автобуса ‘Икарус’, как бы сейчас сказали, с боевиками, вооружёнными ружьями, палками и прочими средствами. А меня в это время в редакции не было, и я рассказываю это со слов моих сотрудников. Эти люди пришли закрывать ‘фашистскую газету’. Они все были такого, как принято говорить, советско-интеллигентного вида, а впереди себя выставили рабочего с ЗИЛа, которого, как мне сказали, звали Вася. Вася как ударная сила пришёл в редакцию искать фашистов. И вот он просит посмотреть газету, изучает номер и удивляется: ‘Что-то не вижу никакого фашизма!’ А там идёт интеллигентская буза. Ну, вы помните, как в 1993 году бузили либералы-демократы? А тем временем одна из сотрудниц, Валя Афонина, отпросилась по нужде, а сама отправилась в милицию, которая находилась недалеко, и заявила: ‘Вооружённое нападение на редакцию!’ А они ведь действительно явились с ружьями. Хоть ещё идут октябрьские события после расстрела Верховного совета, но порядок-то надо соблюдать! И вот, когда зазвучала сирена милицейских машин, эти люди бросились в автобусы. Не знаю, отъехали они или не отъехали, но приходят милиционеры, спрашивают: ‘Что тут происходит?’ Ему отвечают: ‘Вот, запрещённая газета! Надо закрывать?’ У них спрашивают: ‘А вы-то тут причём?’ А они продолжают: ‘Ну, как же! Вот указ президента РФ!’ Согласились, опечатали помещение редакции и уехали. Как я уже говорил, я в это время находился в поездке по своим редакционным делам, и потом те сотрудники, которые приехали ко мне, чтобы рассказать о произошедшем, и надели на меня крестик. Вот тогда в 1993 году у меня в душе произошёл какой-то сдвиг, пришло какое-то понимание, Господь меня вразумил. И с той поры моя газета стала приобретать православно-патриотический характер. Хотя, когда она появилась к Рождеству 1991 года, она была просто патриотической. Там не было особых различий, публиковались языческие материалы. А потом я стал понимать, в каком направлении надо идти. И вот ‘Русский Вестник’ выходит уже 21 год. Эти события меня воцерковили.
Через пару дней после того инцидента я поехал в министерство печати, а там в то время первым заместителем был Давид Давидович Цабрия, абхазец. Не знаю, как сейчас, а раньше с удостоверением главного редактора можно было свободно заходить в министерство и беседовать с кем угодно. И я захожу к нему в кабинет и спрашиваю: ‘Давид Давидович, какие претензии к ‘Русскому Вестнику’?’ А, как вы поняли из моего рассказа, я уже человек довольно опытный, и я знал, что ничего такого, к чему можно было бы придраться с уголовной или административной точки зрения, я не допускал. Он при мне нажимает кнопку селектора и спрашивает: какие претензии к ‘Русскому Вестнику’? А сотрудник, который, видимо, курировал там газету, отвечает, что никаких претензий нет. Я удивился: ‘А отчего же тогда такое происходит?’ И он отвечает: ‘Я скажу вам по секрету’: Ведь рядом с министерством, которое возглавлял М.Н. Полтаранин у нас существовал Федеральный информационный центр РФ, которым руководил С.Н. Юшенков, ныне покойный, оголтелый демократ. Оказалось, что он подсунул ‘Русский Вестник’ в список запрещённых газет. Я спросил: ‘Ну и что нам, Давид Давидович, делать?’ Как раз была создана комиссия, решили прийти туда, сказать, что никаких претензий к газете нет. Комиссию возглавлял вице-премьер В.Ф. Шумейко. Я пришёл туда, а мне говорят: ‘Вы понимаете, газета запрещена, и её надо заново регистрировать’. А у меня была регистрация ещё Госкомиздата СССР. И при этом уточнили, что раз запрещена, то надо менять название. Ну, как это менять называние, когда газета уже выходит более двух лет? Как сейчас говорят, смена бренда даётся тяжело. Я позвонил отцу Тихону Шевкунову, с которым тогда был в хороших близких отношениях. Потом немножко разошлись наши пути. Я сообщил ему: вот, батюшка, так и так, говорят, что надо менять название ‘Русский Вестник’. И он ответил: ‘А ты скажи, что батюшка не благословляет!’ Я прихожу в эту комиссию и заявляю им это. И в то же время раздаётся звонок: там Шумейко, которому сообщают об этом. Шумейко ответил: ‘Ну, раз батюшка не благословляет, то так и должно быть!’ Так вопрос и решился. Я думаю, что только с Божьей помощью. Потому что, как я считаю, ‘Русский Вестник’ — ангел Божий, хотя, может быть, у кого-то другое мнение. Такая история у газеты. Всё это время я остаюсь главным редактором ‘Русского Вестника’. Видимо, как Господь поставил меня на этот пост, так пока и держит.

Однако, проблем у ‘Русского Вестника’ по-прежнему хватает: В ноябре 2011 года по непонятным мне причинам Роскомнадзор — Федеральная служба по надзору в сфере печати, массовых коммуникаций — вынесла ‘Русскому Вестнику’ и мне, как главному редактору, официальное предупреждение в связи с публикацией статьи, которая называлась ‘Сценарий резни русских от старого узбека’. Ни я, ни читатели — никто не понимает, за что вынесено предупреждение. В связи с этим, как главный редактор, я подал в суд на господина К.В. Протопопова — заместителя руководителя Роскомнадзора, который позволил себе подписать это предупреждение. Сейчас я сужусь. Суд первой инстанции не удовлетворил моё исковое заявление, и мы готовим апелляцию, но я глубоко уверен, и в последнем номере об этом написано, что решение суда, отказавшего в иске мне, как главному редактору, незаконно. Дело в том, что, если посмотреть решения Таганского суда, которому по территории приписан Роскомнадзор, все его решения на жалобы в пользу Роскомнадзора. Мы посмотрели и увидели такую связку: Протопопов выносит предупреждение, а судья Таганского суда госпожа Смолина отвергает иски против предупреждения. Решение по отказу ‘Русскому Вестнику’ совершенно аналогично, сделано с теми же словесными оборотами, что и отказ газете ‘Ведомости’ в 2010 году. И тоже по надуманным обстоятельствам. Могу сказать, что у меня очень серьёзные адвокаты. Это профессор Михаил Николаевич Кузнецов и Сергей Петрович Штин. Они проанализировали решение Таганского суда и считают, что там есть, за что зацепиться. Фактически анализ действий Роскомнадзора показывает, что они присвоили себе функции Прокуратуры, чего быть не должно. Кратко говоря, должно быть так, что прокуратура определяет, что в какой-то газете существует экстремистский материал — а меня обвинили в экстремизме и террористической деятельности по этой публикации, что вообще смешно — и уже на основании этого Роскомнадзор должен выносить предупреждение. А тут всё происходит наоборот, в обратной последовательности. Предупреждение вынесено в ноябре 2011 года, а экспертиза, на которую они опираются, подписана февралём или мартом 2012 года, то есть через три месяца, и судья признаёт экспертизу, подготовленную задним числом, как основание для того, чтобы признать предупреждение законным. В принципе, публикация ‘Сценарий резни русских от старого узбека’ была адресована Федеральной службе безопасности разобраться: почему такой провокационный материал появился. Потому что, даже если вы сейчас войдёте в поисковую систему Яндекс, наберёте в поиске эту статью, вам покажут более 2,5 тысяч ссылок на эту статью. Мне вынесли предупреждение за эту статью, хотя я опубликовал её через месяц после того, как она появилась в интернете. Они сделали меня первоисточником, а первоисточник появился гораздо раньше. Главная проблема в том, что газета ‘Русский Вестник’ пытается выражать — не знаю, как получается или нет, но, мне кажется, получается — выражать интересы русских людей, где бы они не проживали, и отражать события в России и во всём мире с православных позиций, о чём, кстати, писал в одном из своих обращений на моё имя Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Он особенно отмечать то, что газета ‘Русский Вестник’ именно с православных позиций оценивает все события.

— Какие события Вашей жизни Вы считаете главными?
— Для меня лично они все главные. Это и служба в армии, которая дала мне понимание жизни, и учёба на историческом факультете МГУ, работа корреспондентом ТАСС в Польше и Чехословакии, работа в ЦК КПСС, но самое главное, конечно, это работа главным редактором в газете ‘Русский Вестник’.
Почему это главное? Потому что, когда в конце 80-х — начале 90-х годов начали открываться архивы, и мы получили знания и информацию, которая была раньше закрыта, мы поняли, что нас, русских людей, просто-напросто оболванивают. Как начали оболванивать с 1917 года — в большевистское время, а потом в коммунистическое, так до сих пор и оболванивают сейчас — в либерально-демократическое время. И это оболванивание происходит из-за того, что у нас отнимают наше русское самосознание и боятся его. Вот потому наша газета в какой-то мере и зажимается, что либералы и демократы, и те из них, кто находится у власти, боятся русского национального самосознания и русского национального возрождения. А это возрождение возможно только на основе православия. Здесь я согласен с Ф.М. Достоевским, который сказал, что русский человек без православия — дрянь. Или по-другому, русский — это православный. И ещё одна вещь, на которую многие обращают внимание: почему у нас все названия национальностей, как немец, француз и так далее — существительные, а русский — прилагательное. Почему так? А у нас не только ‘русский’ — прилагательное, у нас ещё и ‘православный’ — прилагательное. Ведь получается, что католики и протестанты — опять же существительные. Думаю, это не случайно. Русский — православный.

— Каковы главные идеи Вашей жизни?
— Русская идея. А русская идея — это православие, о чём опять же говорил приснопамятный Святейший Патриарх Алексий II. Однажды ему задали такой вопрос: ‘В чём русская идея? Вот ищут русскую идею!’ И он ответил: ‘А её не надо искать — она есть! Это православие’. Изложение русской идеи как православия подробнейшим образом в своих работах дал митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн. Все его работы раскрывают понимание того, что такое православие, что такое русская идея.

- Какие люди сыграли в Вашей жизни особенную роль?
— Я думаю, это наши писатели. Когда я служил в армии, я выписывал туда журналы ‘Молодая гвардия’, ‘Наш Современник’, ‘Москва’. Я вырезал оттуда статьи, произведения русских писателей и публицистов и переплетал в отдельную книжечку. Это был 1964-1965 год. Именно эти журналы: ‘Молодая Гвардия’, ‘Наш Современник’ и ‘Москва’ — и сыграли основную роль в моём становлении как русского патриота. А особую роль в этом сыграли Василий Иванович Белов, Валентин Григорьевич Распутин и В.П. Астафьев до того времени, как он спорно высказался по теме войны, заявив, что, может быть, следовало и сдать Ленинград. Вот эта позиция немножко покоробила, хотя как к писателю я к нему и сейчас отношусь хорошо. Но вот два человека — Белов и Распутин — и их художественные произведения сделали из меня русского патриота в том понимании, в каком я это сам сейчас воспринимаю.
Очень много русских публицистов печаталось в тех самых журналах, которые я упоминал, и их позиция тоже была созвучна с моей. И я воспринимал их как таких направляющих людей. Из тех, кто есть сейчас, я бы называл и Олега Платонова, с которым мы давно знакомы и дружим, и беседы с которым меня тоже многому научили. Хотя он и несколько моложе меня по возрасту, энциклопедичность его знаний привлекает.

— Какие существуют главные начала Русской идеологии?
— Я считаю, что опора Русской идеологии может быть в ощущении себя русским. В прежнее время многим это не давалось. Когда стало как-то шире понимание того, что происходит, люди стали воцерковляться, стало появляться мироощущение себя как русского. И это в какой-то степени становится залогом возрождения России, которое ещё не наступило, которое только грядёт. Для того, чтобы Россия возрождалась, необходимо, чтобы народ воцерковился.
Я расскажу такую интересную вещь. Как-то я был в Канаде с Эрнстом Цунделем — таким известным ревизионистом, который очень доказательно отрицает существование холокоста, настаивает, что это миф, созданный для того, чтобы Новый мир преклонялся перед людьми, которые исповедуют холокост. И вот, когда я разговаривал с ним, он как-то заявил: ‘А почему вы не хотите вернуться к своим исконным корням? Ведь у вас было такое довольно сильное русско-славянское язычество. Вот ведь ваши корни!’ Может быть, можно сказать, что язычество у нас действительно в генах, но ведь у русского народа уже на протяжении тысячелетия в подсознании укоренилось православие. Получается, для того, чтобы вернуться к генам, надо разрушить подсознание, в основе которого лежит православная вера? И что тогда получится? Тогда народ превратится в быдло. Я сказал Эрнсту Цунделю об этом, и он ответил: ‘Да, а об этом я не думал’.
Поэтому мне кажется, что любые попытки разрушить православие и навязать что-то вместо него, приведут к тому, что народ превратится в быдло. И, наоборот, для того, чтобы народ не оставался быдлом, ему надо воцерковиться и вернуться к своим корням. Ведь и Великую Отечественную войну народ выиграл за счёт того, что у людей сохранялась память о своих корнях, память о том, что мы православный народ, что мы составляем православную цивилизацию. Мы с друзьями говорили об этом и пришли к выводу, что не случайно православие пришло именно к нам — к русским, к славянам. Потому что славянское язычество было близко к православным идеям, и народ русский воспринял православие как свою идею. Разрушать это нельзя! Посмотрите, на протяжении тысячи лет Русь, а потом Россия созидались как православное государство, а потом оно на основе православной веры достигло величия. То, что потом стали разрушать нашу великую страну, это уже другой вопрос. Тогда было разрушено православие, а это условие, при котором народ превращается в быдло, а мы этого не хотим. Потому я и делаю газету ‘Русский Вестник’ с верой в то, что наш народ воспрянет окончательно.

— В чём главные особенности Русской цивилизации?
— Русская цивилизация опять же зиждется на православии, на тех жизненных принципах, которые дал нам Христос, в отличие от того, что происходит на Западе. А там сейчас, к сожалению, торжествует дух протестантизма, меркантилизма, который они хотели навязать и нам, как, в общем-то, и пытаются некоторые силы, которые находятся у власти. Наши традиции им — как нож к горлу, поэтому они и внедряют этот несчастный Единый государственный экзамен, подрывают семейные отношения, навязывают наркоманию, толерантность, содомию. Это всё направлено на разрушение русских как народа, а мы должны этому противостоять и будем противостоять.

— Какие существуют главные нравственные ценности русского народа?
— Прежде всего, доброта, глубокая нравственность, честность, стремление жить по справедливости. По справедливости, а не по закону, как нам говорят. Помните, ещё митрополит Иларион написал в ‘Слове о законе и благодати’: ‘У них закон, а у нас — благодать’. Благодать — это справедливость. Хотя, конечно, по общинному закону жить надо, но только он должен основываться на справедливости. Я думаю, что если бы у русского народа не было тех черт, которые делают его русским, он бы не был великим народом. А мы — великий народ.
Конечно, есть и всякие недостатки. Мы же ходим на исповедь к священнику, и то, что в последовании ко святому Причащению перечисляется, все эти грехи есть у нас — у каждого человека. Но мы стараемся их как-то побороть. У нас есть вера в Бога, и её никак не удаётся сломать, а это самое главное.

— Добро и зло, что это по-вашему?
— Добро и зло — вопрос всеобъемлющий, и на него невозможно ответить. И философы, и богословы — все бьются над этим, кто-то даёт толкования, но всё равно приходится возвращаться. Жить так, чтобы твоим близким не было от этого трудно, это добро. А зло — обратное. Если ты живёшь так, что от тебя тяжело в округе, значит, ты живёшь по злу. И если у нас до революции в целом жизнь строилась на добре, а потом появилось много зла, значит, те силы, которые несли это зло, чужды нам. Надо от них как-то избавляться.

- Добротолюбие у русского народа, как Вы его понимаете?
— Это очень просто. Если русский человек стремится делать добро, значит, он любит добро, а это и есть добротолюбие.

- А вот такое качество русского народа, как нестяжательство?
— Я думаю, оно связано как со стремлением к справедливости. Когда люди хотят, чтобы вокруг было справедливо, а выходит, что кто-то стяжает, получается несправедливо. Вернёмся к сегодняшнему дню. Вот партия ‘Справедливая Россия’ провозглашает, что она за социализм. Ведь были же у нас 75 лет печального опыта социализма, и неужели нельзя было этим идеологам, если они действительно идеологи, сказать: ‘Мы за справедливость, за справедливую жизнь!’ И тогда за ними бы пошли. А, видимо, они этого не хотели. А ведь назвали партию ‘Справедливая Россия’.

- Соборность у русского народа, как Вы её понимаете?
— Соборность — это чувство, изначальное присущее русским людям, ещё с древних времён. Потому что ещё с тех пор все дела решались и обсуждались совместно — общиной, а общинность и соборность для меня равнозначные понятия. Русские люди как раз отличаются от других народов своей общинностью, своей соборностью, и именно эту черту, как мне кажется, в первую очередь хотят порушить наши недруги, пытающиеся нас внутренне изменить.

- Что есть власть?
— Власть? Высшее управление — это самодержавная власть для меня. Всё остальное — это как бы карикатура. Но, если исходить из того, что есть, какая-то власть существует, а от Бога или не от Бога — это другой вопрос, и если она существует, она должна основываться как раз на том самом законе, на справедливости. Закон, который принят для всего общества, и есть общественная справедливость. И если власть не исходит из справедливости, значит, она не народная, значит, она преследует какие-то иные цели. По крайней мере, у нас в стране.

- Патриотизм, что это по-вашему?
— Патриотизм и национализм для меня — одно и то же. Хотя без любви к своей нации, нельзя любить другие народы. Если нет любви к своей нации, значит, это космополитизм. И также без любви к своей Родине нельзя любить другие народы. Но недопустимо, на мой взгляд, самовозвеличивание, или шовинизм. Нас, русских людей, обвиняют в том, что мы националисты, как будто это что-то плохое. Это прекрасное чувство, которое говорит: ‘Я люблю свой народ и свою страну’. Но кому-то не нравится, что русские люди любят свой народ и свою Родину, значит, какие-то цели преследуются теми людьми, которые не хотят, чтобы русские любили свой народ и свою Родину. Какие цели? Вот здесь и должна власть разобраться, если она народная.

- Кто сыграл положительную роль в истории России?
— Перечислить? Пожалуйста, начинаем с начала. Великий князь Киевский Святослав, разгромивший Хазарский каганат, его сын Владимир, крестивший Русь, Ярослав Мудрый, Владимир Мономах. Московские великие князья, а до них — Андрей Боголюбский, который был первым — если не сказать самодержцем — единодержавцем, от которого, в общем, и пошла идея самодержавия на Руси, а это не то же самое, что абсолютизм на Западе, это совершенно другие принципы. Далее это Иван Грозный — величайший русский царь и первый самодержец. Императоры Николай I, Александр III и Николай II — великомученик и страстотерпец. Из не правящих деятелей я бы ещё назвал Григория Ефимовича Распутина, который был как бы представителем народа при Царской семье и друг Царской семьи. Наверное, поэтому с ним и расправились. Сталин, как бы кто к нему ни относился. Многие его не воспринимают, а многие, наоборот, восторженно относятся, но это человек, при котором Россия, существовавшая в форме Советского Союза, сбросила большевистское ярмо и победила в Великой войне против всего мира. Ну а дальше уже, по-моему, начались уже более мелкие правители.

- Кто сыграл отрицательную роль в истории России?
— Я могу назвать двух деятелей из современности. Это Н.С.Хрущёв и М.С.Горбачёв. Остальные были, может быть, просто не очень дальновидными правителями.

- Как Вы относитесь к Ивану Грозному?
— Я считаю, что Иоанн Грозный — это один из величайших деятелей не только русской, но и мировой истории. То, что он сделал для укрепления нашей страны и для расширения её владений, это вообще беспрецедентно. То, что он стал первым самодержцем, тоже знаменательно. То, что он был выдающимся православным мыслителем, тоже знаменательно. То, что он, как говорится, вымел сор, почти до конца порушил ересь жидовствующих, укрепившуюся тогда в России, характерный поступок, и, видимо, за это его больше всего не любят нынешние либералы, которые всячески поносят его грязью. То, что ему приписывается убийство митрополита Филиппа, ничем до сих пор не доказано, и обвинение построено на пустом месте. Так же и с сыном. Научно доказано только одно — то, что и его сын, и жёны, и сам он были отравлены. А это доказывает то, что при московском дворе существовала крамола, как и на протяжении многих других веков. Кем были эти крамольники, мы можем догадываться или утверждать, но это уже другой вопрос. Главное, что Иоанн Грозный был убит, отравлен.

- Как Вы относитесь к Петру I?
— Сложное отношение. Дело в том, что, с одной стороны, он — великий император, первый император, открывший Россию миру, с другой стороны, надо ли было открывать Россию так, как он это сделал, я не знаю. К тому же некоторые его житейские странности немножко настораживают. Хотя, как православный человек, я ощущаю некоторую скованность оттого, что приходятся выносить не слишком лестное суждение о русском православном императоре.
Вместе с тем, я понимаю причины, по которым при Петре I было устранено патриаршество. Ещё при его батюшке Алексее Михайловиче и потом, как мне кажется, и что я знаю, как историк, среди московского архиерейства присутствовали отрицательные суждения, отрицательное отношение к царской власти. Существовало стремление поставить патриаршество выше царской власти. Мне кажется, что это неправильно. Если посмотреть историю Византии, где всю церковную жизнь определяли императоры, то этот вынужденный шаг Петра I по устранению патриаршества был правильным.

- Как Вы относитесь к Екатерине II?
— Примерно так же, как к Петру I. Она действительно великая императрица. Екатерина много сделала для нашей страны. Но ряд её шагов, в том числе, по усилению крепостного права, не очень благотворно повлиял на Россию, как мне кажется. Но историю не переписать и, к сожалению, так уже случилось.

- Ваше отношение к Николаю I?
— На мой взгляд, Николая I — один из величайших императоров нашей страны. Мне кажется, именно при нём уже начали задумываться над тем, чтобы вернуть Россию от её петербургского периода к московскому.
Понимаете, для меня это какая-то загадка, и я ещё её не разгадывал, но московские цари все изображались на фресках, как святые с нимбами. После того, как Пётр I перенёс столицу в Петербург, изображения почивших императоров было уже без нимбов. Есть же изображение почившего Иоанна Грозного в Грановитой палате с нимбом, есть аналогичные изображения других царей, а вот императоров — уже нет. И вот есть такие данные, что при Николая I начали задумываться о возвращении России к московскому периоду.

- Ваше отношение к Александру II?
— Александр II — это убиенный, пострадавший, как я думаю, за Россию. У него ведь, как и у Александра I, есть два периода: либеральный и не совсем либеральный. То, что он отменил в России крепостное право, можно рассматривать по-разному, потому что он ведь освободил крестьян без земли. Мало кто знает, почему это так произошло, а дело в том, что к тому времени помещичьи земли были заложены и перезаложены, и забрать их у тех, кто владел этими землями — а это уже буржуазия, банкиры, ростовщики — было очень сложно, потому что было принято право собственности. Поэтому крестьян освободили без земли, а это породило очень много проблем, чем злонамеренно воспользовались враждебные силы, чтобы совершить революцию в крестьянской стране. ‘Землю — крестьянам!’ — и обманули! Землю крестьянам-то так и не дали.

- Ваше отношение к Александру III?
— Я считаю, что это самый великий император, конечно, до святого Государя Николая II. Но про Александра III правильно говорили, что Европа ничего не могла сделать без его соизволения. Я думаю, что его кончина тоже была неслучайной.

- Ваше отношение к Николаю II?
— Государь император Николай II был тем удерживающим, без которого Россия, к сожалению, рухнула. Будучи достойным сыном своего отца Александра III, он настолько мудро правил страной, что, в конце концов, мировая закулиса приняла решение ввергнуть Россию в войну, а когда увидела, что, несмотря на все беды, к лету 1917 года Россия должна разгромить Германию и Австро-Венгрию, устроила Февральскую революцию. Лишь бы не допустить того, чтобы флаг России поднялся над Босфором, а Святая София вернулась в православное царство.

- Ваше отношение к Ленину?
— Как и любой православный патриот, я не могу не сказать, что этот человек был жесточайшим орудием мировой закулисы и лидером международной террористической банды, которая захватила власть в самодержавной России, ввергнув страну в пучину неимоверных бед. Недавно мы опять воспроизвели список трёх вагонов, в которых немцы переправили революционеров в Россию после февраля 1917 года. Перечень этих имён просто вызывает оторопь. Именно банда международных убийц и террористов, которая на тот момент воцарилась в России. Слава Богу, что Божьим промыслом И.В.Сталин был выведен из этой когорты и расправился с ней. В данном случае, как мне кажется, Сталин служил бичом Божьим.

- Ваше отношение к Сталину?
— Он вымел ленинскую гвардию и смог собрать воедино страну, чтобы разгромить жесточайшего врага. Враг был не только в лице германского фашизма, а в лице всего мира, потому что всю Европу, в которой предводительствовал А.Гитлер, направляла на Россию в лице Советского Союза вся мировая закулиса — Америка, Англия и т.д. А И.В.Сталин сумел организовать народное сопротивление этой мировой закулисе.

- Ваше отношение к Хрущёву?
— Крайне отрицательное. Я думаю, это был не случайный человек, а тоже ставленник мировой закулисы. Хрущёв не просто так кого-то обманул и пришёл к власти. Он был целенаправленно поставлен на то, чтобы ослабить Россию, разбить русский дух в Советском Союзе. При нём началась так называемая ‘Оттепель’, когда появились те же самые либералы и демократы, которые пытаются сейчас верховодить в нашей стране. Поэтому моё отношение только отрицательное.

- Ваше отношение к Брежневу?
— Отношение к Л.И. Брежневу более снисходительное. На мой взгляд, при нём страна пребывала в определённой стабильности, но и при нём же мировая закулиса сделала всё, чтобы подготовить класс людей, которые свергнут ту власть, не справившуюся с управлением. А то, что она не справилась, тоже было сделано целенаправленно, в чём я абсолютно уверен, как и в том, что всё, происходившее после М.С. Горбачёва — это мировой заговор против России.

- Ваше отношение к Горбачёву?
— Крайне отрицательное отношение. М.С.Горбачёв — это орудие мировой закулисы по разрушению России. Я думаю, что он изначально был предназначен для того, чтобы занять этот пост именно в то время, когда уйдёт старое поколение бержневской команды.
По имеющимся лично у меня данным, его целенаправленно продвигал Андропов. Поэтому я так же глубоко убеждён, что и Ю.В.Андропов — человек мировой закулисы. Я не верю в то, что он, возглавляя комитет государственной безопасности, не продавал всё, что можно, мировой закулисе. И он же, по согласованию с мировым закулисьем, вытащил Горбачёва в руководители Советского Союза с тем, чтобы тот создал условия для совершения так называемой либерально-демократической революции, а на самом деле, не революции, а захвата власти.

- Ваше отношение к Ельцину?
— Вот Б.Н. Ельцин, скорее всего, был использован как таран для совершения либерально-демократической революции. Не уверен в том, что он был сознательным врагом России, хотя и исключать этого тоже нельзя. Но, зная, насколько он был честолюбив, самолюбив и безапелляционен, можно полагать, что его просто направляли, как таран.

- Ваше отношение к Путину?
— Я уже говорил о том, что он давал много авансов в своих предвыборных статьях, и пока время не прошло, посмотрим, что будет. Но до этого за два срока, к сожалению, никаких подвижек совершено не было, хотя, может быть, ничего и нельзя было сделать. Но, возможно, сейчас создались такие условия, что какие-то подвижки в пользу возрождения России будут сделаны. Мы все на это надеемся.

- Как Вы оцениваете 1917 год в истории России?
— Как крах. Полный крах, потому что всё, что произошло в 1917 году, было направлено на то, чтобы сломать Россию как ведущую страну мира. Потому что, если бы Российская империя победила в войне летом 1917 года, она стала бы ведущей державой мира. Россия, а не соединённые Штаты Америки, которые были орудием мирового ростовщичества, но, как видите, не судьба. При этом я не могу сказать, что большевики сломали старую Россию. Как раз, нет. Наоборот, предтеча нынешних либералов-демократов — февралисты ломали Россию. А большевики были посланы уже тогда, когда те либералы и демократы не смогли справиться с тем, что им было поручено, и не смогли удержать власть. Только тогда в дело вступили большевики.

- Как Вы оцениваете советский период в истории России?
— Понимаете, у нас всё время поливают грязью и историю нашей страны в советское время, и жизнь народа, но ведь народ-то русский жил, творил и создавал, независимо от того, какие в него пытались вдолбить идеи, заставляя поверить во что-то утопическое. Народ-то жил, поэтому мы не можем это перечеркнуть и сказать, что не было этого периода в истории нашего государства. Это наша страна, наши люди, наш народ, поэтому мы должны и приветствовать все свершения, которые тогда были, и печалиться о тех горечах, которые тогда были. Это наша страна и наша история.

- Как Вы оцениваете ‘перестройку’ в истории России?
— Это подготовительный период к слому нашего национального самосознания, который сейчас пытаются совершить, но я не уверен, что мировому закулисью удастся это сделать. И залогом в этом служит возрождение Русской Православной Церкви. Именно поэтому сейчас так усилились атаки на Церковь, на Святейшего Патриарха: пытаются её сломать. Недаром же Збигнев Бжезинский сказал, что главный враг у Запада теперь — Русская Православная Церковь. Потому что на Западе понимают, что без размывания русского православия и русской Церкви им не удастся достичь своих целей.

- Как Вы оцениваете роль евреев в истории России?
— Евреи всегда присутствовали — на протяжении всей истории. Многие говорят, что зря Екатерина II присоединила польские земли, включила эту черту оседлости, но это не так. Начиная со времён Хазарского каганата и его разгрома евреи всегда жили на нашей территории. Кое-кто даже полагает, что они тут хозяева, как недавно заявил в эфире телеведущий В.Соловьёв. Но это прозвучало как-то довольно оскорбительно; он это понял, и даже начал извиняться с телеэкрана. Роль евреев, хотя и не всех, а тех, кто был причастен к политике, к сожалению, всегда была довольно странная.
Например, если в период Великий князей Церковь была основополагающим институтом для определения государственной политики, то почему-то появлялась ересь жидовствующих. Потом проявление этой ереси жидовствующих постоянно как-то сказывалось в Церкви. Потом наступил XIX век, а с ним пришло развитие товарно-денежных отношений. Тогда купцы первой гильдии, второй гильдии в большинстве своём почему-то имели еврейское происхождение. Хотя они принимали православие, но происходили-то именно оттуда. Когда произошла революция 1917 года, они почему-то оказались в правящих слоях революционеров и государства. И те беды, через которые Россия прошла после революции 1917 года, безусловно, связаны с этими правителями. Никуда от этого не деться. Теперь наступил либерально-демократический период, и олигархами стали тоже в основном выходцы из еврейского народа. Лично мне непонятно: почему так. Нам говорят, что нет национальности в таких делах. Но почему же тогда мало русских олигархов, если нет национального вопроса в этих делах?
История у них всегда была заметная, и нельзя сказать, что никакой роли они не играли. Вместе с тем, если взять представителей интеллигенции, среди них были довольно известные люди. Например, среди художников И.И. Левитан, известный скульптор М.М. Антокольский, были и среди поэтов. Правда, я почему-то не вижу великих творцов среди них, хотя, может быть, я просто не знаю всех. Вот кого можно поставить на один уровень с А.С. Пушкиным, М.Ю. Лермонтовым, Н.В. Гоголем, я не вижу. Но свою роль в развитии культуры в России и Советском Союзе они играли. Иногда и отрицательную, когда происходили всякие склоки и прочее. Но их присутствие в культурной жизни было заметным.

- Как Вы оцениваете роль масонов в истории России?
— Я считаю, что за всеми негативными проявлениями в русской истории стоит как раз мировая закулиса и её представители — масоны.

- Каким Вы видите будущее России?
— Будущее России я рассматриваю через призму высказываний старцев, которые предсказывают, что Россия возродится, конечно, на основе правослвия. А, как говорил святой Иоанн Кронштадтский, Россия — подножье Престола Господня. Поэтому я вижу, что Россия воспрянет от того состояния, в котором она находится, и будет великой.

- Что нужно сделать для улучшения положения русского народа?
— В нынешней ситуации всё зависит от власти в Кремле. Если власть русская, то Россия быстрее воспрянет, а если власть нерусская, будут проблемы, но, я думаю, Господь должен вразумлять.
И в этой связи я хочу вернуться к вопросу о В.В.Путине. Мы, в принципе, должны молиться за то, чтобы Господь вразумил наших правителей. Какими бы они ни были — правильными или неправильными, но они находятся у власти, и только Господь может их вразумить. Я думаю, что так должно быть.

- Что Вы хотите пожелать русской молодёжи?
— Чтобы помнили наши русские корни. Тогда вы не будете забывать и величия России, и величия русского народа, а, значит, будете верить в то, что мы возродимся — и как народ, и как государство.

Газета Русский вестник.

(Просмотров за месяц: 77, за сегодня: 1)
Всего просмотров: 954