переводчик сайта
EnglishFrenchGermanRussian
ВАЖНЫЕ НОВОСТИ ДСНМП
  • 29 октября 2016 г.

    Беседа И.Ю.Чепурной с насельниками монастыря Общины во имя Иконы Божией Матери “Державная”

  • 12 Октября 2016 г.

    Резолюция Конференции «Россия над пропастью Нового мирового порядка»

  • 19 Октября 2016 г.

    Вечер МО СРН памяти патриарха Тихона. Дискуссия с противниками его святости (видео)

  • 23 Июля 2016 г.

    Легализация вживления микрочипов в Российском законодательстве.(видео)

  • 2 июля 2016 г.

    Беседа Владимира Медведева о СНИЛСе, личном коде и «мертвых душах» в электронном концлагере.

ВСЕ НОВОСТИ

Популярные новости
Ajax spinner
МАТЕРИАЛЫ О НМП
КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ
Декабрь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  
http://prav-film.ru
национальный-медиа-союз
Мероприятия движения СНМП
Видеосборники движения СНМП
Православно просветительские лекторий Союза Христианское Возрождение
Лекции, беседы, статьи руководителя Движения СНМП В.Н. Осипова
Проповеди и беседы священников
Вечера Московского Отделения Союза Русского Народа
Православные фильмы
Военные фильмы
На страже Православия
You Tube Движения СНМП
You Tube Студии православных фильмов Иоанна Богослова
Кто онлайн
30 посетителей онлайн

Гражданин США “сектовед” Дворкин – очернитель русской истории .

FacebookVKTwitterOdnoklassnikiLiveJournalLinkedInMail.RuGoogle+Google GmailПоделиться

двогкинСреди популярных церковных активистов постперестроечной России особо выделяется фигура наиболее заметного православного антикультиста Александра Дворкина, с именем которого связано немало скандалов в религиозно-политической сфере.

Александр Леонидович Дворкин родился в интеллигентной московской семье 20 августа 1955 года. Среднее образование получил в “языковой” средней школе № 112 в Большом Козихинском переулке, предоставляющей, кроме обязательного английского, возможности для изучения болгарского, сербскохорватского, польского и чешского языков. После окончания 10 класса он поступил в Московский педагогический институт, где избрал специализацию по русскому языку и литературе. В это время А. Дворкин участвует в движении хиппи.

В 70-е годы для евреев “алии”, желающих репатриироваться, стал возможным выезд за пределы СССР. Бросив вуз, Дворкин уезжает из России по “репатриантской” визе, но не в Израиль, куда он очень не хотел ехать из-за необходимости служить там в армии, а в США. Правда, существует легенда, что уехал он все-таки в Израиль, и только потом, после каких-то неприятностей, связанных с одним из кибуцев, попал в Соединенные Штаты. Более правдоподобной представляется версия одного из авторитетных религиоведов, который свидетельствовал, что Дворкин из Вены отправился прямиком в США в качестве “primer”. Этого преимущества, по словам ученого, удостаивались лишь те иммигранты, на которых в США делался особый расчет.

Как бы то ни было, но в США с 1978 по 1980 гг. Дворкин продолжает обучение в Хантер-Колледже Нью-Йоркского университета, который оканчивает со степенью бакалавра по специальности “русская литература”. Затем поступает в Фордхемский университет Нью-Йорка, куда в большинстве случаев и попадали выходцы из “стран социалистического лагеря”, и знакомится там с историком православия протоиереем Иоанном Мейендорфом. Вероятно, не без содействия этого крупного религиозного деятеля ХХ века, резко сменив ориентацию с филологии на историографию, Дворкин защищает в 1988 году диссертацию на тему “Иван Грозный как религиозный тип” (“Ivan the Terrible as a Religious Type”), получив при этом степень Ph. D по истории (хотя “пи-эйч-ди” нередко переводят как “доктор философии”, на самом деле это соответствует кандидатской степени, которую присваивала, например, всем своим выпускникам Московская духовная академия по написании ими дипломной работы). Сама диссертация выходит отдельным изданием на английском языке. На этом формальное светское образование Александра Дворкина завершается, и далее он отзывается о себе исключительно, как о специалисте со всевозможными степенями.

Адаптация в США…

Серьезный процесс адаптации в США начался для Александра Дворкина с принятия крещения 19 января 1980 года в нью-йоркском храме Христа Спасителя Православной Церкви в Америке (ПЦА) и знакомства с протопресвитером Александром Шмеманом. После смерти о. Александра духовным наставником Дворкина стал протопресвитер Иоанн Мейендорф. В качестве православного верующего, имеющего светское образование, Дворкин поступает в Свято-Владимирскую православную духовную академию ПЦА в Нью-Йорке, а в 1982 году поставляется в чтецы первоиерархом ПЦА Митрополитом Феодосием. В годы учебы в академии Дворкин прислуживает в алтаре, а затем становится и старшим “алтарником” академического храма. Там же получает в 1983 году степень магистра богословия (Master of Divinity), и в том же 1983-м, после благополучного окончания карантинного срока, обретает американское гражданство. В 1984 году Дворкин поступает в докторантуру Фордхемского университета, где специализируется на изучении византийской и русской истории средних веков. В 1987 году проводит семестр, занимаясь исследованиями в Папском униатском колледже “Руссикум” в Риме, и начинает преподавать русскую историю в Нью-Йоркской школе изобразительного искусства.

С 1988 по 1991 гг. Александр Дворкин был пономарем и иподиаконом в Свято-Никольском кафедральном соборе в Вашингтоне, работая одновременно журналистом вашингтонского бюро радио “Голос Америки”, а затем – редактором отдела новостей мюнхенского бюро радио “Свобода”. Заметим, что и “Голос Америки”, и “Свобода”, где Дворкин сразу занял привилегированную должность, по признанию их сотрудников, выполняли определенные политические заказы спецслужб, в частности ЦРУ Соединенных Штатов. Однако, судя по дальнейшим событиям, Дворкин не оправдывал доверия руководства и из штата “вражеских” радиостанций его уволили.

Может быть, по этой причине, как сообщают из эмигрантских кругов США, будущий “сектовед” в начале 90-х годов сотрудничал с фирмой, занимавшейся усыновлением детей из России. Но главное, что именно в это время и начинается его собственно антикультистская деятельность. Александр Дворкин начинает активно участвовать в раскрутке КАН (Cult Awareness Network). Эта организация, учрежденная в 1974 году, специализировалась на так называемом “депрограммировании” людей, вовлеченных в непривычные обществу религиозные движения, по просьбе их родственников. (Позднее, 20 июня 1996 года, организация КАН была ликвидирована по решению Федерального суда Чикаго в связи с банкротством. Причина оказалась довольно простой: люди, которых подвергали “депрограммированию”, подали на КАН в суд и добились выплаты громадных компенсаций за моральный ущерб, что и разорило организацию. Подробности о новооткрывшихся преступлениях КАН продолжали расследоваться и позже. Например, в 2000 году американский суд признал КАН и нескольких отдельных агентов организации виновными в конкретных похищениях людей и нападениях, которые суд описал, как “настолько отвратительные по своему характер2у и настолько ошеломляющие по своей степени, что они выходят за все возможные границы приличий, являются зверскими и совершенно неприемлемыми в цивилизованном обществе”. В описываемом случае жертвой КАН был неденоминированный христианин Джейсон Скотт. КАН квалифицировала его небольшую религиозную организацию как “культ” и решила заняться “спасением” Скотта, начав с его насильственного похищения. Агентом-исполнителем этой “работы” был Рикк Росс, чей криминальный опыт включает, кроме прочего, осуждение за крупную кражу ювелирных изделий на $ 100 000 из магазина г. Феникс, штат Аризона. Еще тогда тюремный психиатр поставил Россу диагноз – социопатические наклонности (склонность к антиобщественным поступкам). После похищения Скотта Росс с сообщниками держали его в заключении пять дней, на протяжении которых разными средствами пытались заставить его отречься от “не той” христианской веры. Суд Сиэтла был настолько возмущен насильственными действиями КАН, что наложил штраф на Росса и КАН в размере почти пяти миллионов долларов.)

Через Германию в Россию

В 1991 году, когда деятельностью КАН начало серьезно интересовалось ФБР, Александр Дворкин срочно переезжает в Германию, в Мюнхен, но вместо русского кафедрального собора Новомучеников Российских в юрисдикции РПЦЗ он выбирает для своей молитвы маленький сербский храм и начинает думать о возвращении в СССР.

До окончания правления Михаила Горбачева Дворкин посещал Россию, однако в основном оставался в Германии. Вероятно, этому способствовал его германский единомышленник и союзник, известный антикультист пастор Томас Гандоу, который тоже специализировался на “депрограммировании” (Б. Фаликов, Наш ответ Керзону).

Справедливости ради, следует заметить, что сам Дворкин упорно отрицает свою причастность к КАН, хотя в последнем издании своей книги о “сектоведении” он весьма доброжелательно отзывается о “депрограммировании”, практиковавшемся в КАН, как таковом, в определенной мере оправдывая его: “Но если есть программирование, появилось и депрограммирование, под которым часто подразумевалось насильственное похищение сектанта (если не удавалось вырвать жертву из сектантской среды иным способом) и удерживание в изолированном месте, где его в течение долгих дней или даже недель пытались переубедить специалисты-психологи и бывшие члены сект… Иной раз гнев на похитивших его людей лишь ожесточал сектанта, его сопротивление от этого возрастало, и ему удавалось сбежать. …В общем, метод “клин клином вышибает” оказался в данном случае совсем не подходящим. Но вряд ли человек, имеющий сердце и совесть, станет осуждать родителей, от отчаяния прибегнувших к депрограммированию…” (А.Л. Дворкин. “Сектоведение: тоталитарные секты. Опыт систематического исследования. Н. Новгород, изд. Братство св. Александра Невского, 2005).

В Москву! В Москву!..

Что бы там ни было, но вскоре после истории с ГКЧП, 31 декабря 1991 года, заручившись благословением протопресвитера Иоанна Мейендорфа, Дворкин вылетает из Мюнхена в Москву. И уже в марте 1992 года поступает на работу во вновь образованный Отдел религиозного образования и катехизации Московского патриархата, где (по его словам, “по просьбе одного священника”) начинает борьбу против “Богородичного центра”. А в 1993 году Дворкин основывает и возглавляет Информационно-консультативный центр священномученика Иринея Лионского (с 2003 г. – Центр религиоведческих исследований им. св. Иринея Лионского). Новоиспеченную антикультистскую организацию приютил Издательский отдел Московской патриархии, которым руководил тогда епископ Бронницкий Тихон (Емельянов) – в дальнейшем, его отношения с Дворкиным будут оставаться неизменно теплыми (ныне архиепископ Тихон на Новосибирской кафедре).

Деятельность инициативной группы Центра началась с рекогносцировки. Дворкин посещал московские приходы, где беседовал со священниками и верующими, изучал настроения, комментировал наличие в среде церковного люда сомнительных с его точки зрения взглядов и убеждений. Тема была актуальной. Ведь в начале 90-х годов, после провозглашения в стране религиозной свободы, вместе с появлением иностранных миссионеров от крупнейших христианских конфессий мира, здесь возникли и новые религиозные движения, некоторые из которых оказались достаточно “экзотичными” для России. Поэтому для Дворкина – выходца из американского университета, имевшего общение с известным православным историком и богословом протопресвитером Иоанном Мейендорфом, да еще и работавшего на “Голосе Америки” (откуда, кстати, он был выдворен ведущим религиозной передачи протоиереем РПЦЗ Виктором Потаповым), – поле деятельности оказалось весьма широким. Кроме того, некоторые связи в Центре изучения новых религий Айлин Баркер “Информ” (Великобритания) и дружба с главой датского антикультистского “Диалог-Центра” профессором Огардом обеспечили ему дополнительный авторитет, как “большому специалисту” в области, которая для России тогда являлась “терра инкогнита”.

Таким образом, после громкого международного скандала с КАН центр антикультистского движения начал перемещаться в Россию. От Александра Дворкина, возглавившего Центр Иринея Лионского, ожидались большие открытия. Однако если официально целью Центра считалось “изучение новых религиозных движений и распространение информации о них”, то, по сути, Дворкин совместно с известным православным борцом с “сектами” диаконом Андреем Кураевым развернул активную борьбу крупнейшей православной Церкви страны с любыми проявлениями религиозной жизни в России вне юрисдикции РПЦ МП.

Нелегкий выбор

Успех Кураева, уже тогда стяжавшего себе немалую славу борьбой с “рерихами”, вероятно, показался вчерашнему эмигранту весьма заманчивым. В те годы Дворкин постоянно появлялся в компании “главного диакона” ельцинской России. С целью популяризации антикультизма, вполне обоснованно полагаясь на устойчивость отрицательных 3стереотипов, привитых антирелигиозной пропагандой в советский период, Дворкин и Кураев с верным расчетом “ставят” на известный термин “секта”, который воспринимается в стране до сих пор крайне негативно. Во всяком случае, именно борьбой с “сектами” антикультисты с самого начала оправдывают свою подозрительность по отношению ко всем новым религиозным организациям, в число которых скоро попадут и вполне респектабельные российские протестанты, и последователи древних религиозных учений Востока.

В соответствии со словарем Даля, “секта” – это “братство, принявшее свое, отдельное ученье о вере; согласие, толк, раскол или ересь”. Дворкин же, понятие “секты” формулировал сначала вполне в духе атеистических нормативов советского времени: “Секта – это организация или группа лиц, замкнувшихся в своих интересах (в том числе культовых), не совпадающих с интересами общества, безразличных или противоречащих им”. Затем у этого “классического” определения появился еще более зловещий вариант. Дело в том, что в результате разработок Центра, “секты” получили в качестве серьезного довеска эпитет “тоталитарные”. Потому “тоталитарная секта” по Дворкину – это “авторитарная организация, главным смыслом существования которой являются власть и деньги, для получения которых секта прикрывается псевдорелигиозными, псевдокультуроведческими и другими псевдоцелями”. Понятно, что таким образом круг “клиентов” Центра св. Иринея Лионского значительно расширился, и в него попало немало культурно-просветительских организаций, не имеющих никакого отношения к религии. Ко всему прочему, к настоящему времени в круг “сект” вошла и религиозная группа известного религиозного просветителя, действующего священника РПЦ МП Георгия Кочеткова.

Сегодня в цивилизованном мире понятие “секты” практически не используется. Религиозные организации и группы, которые отличаются по вероисповеданию от “традиционных” Церквей, называют “новыми религиозными движениями” (НРД). Вначале их воспринимали несколько настороженно, но за последние двадцать лет отношение к НРД заметно смягчилось. Большинство из них социализировалось и вполне адекватно вписалось в современное общество, заполняя незанятые традиционными Церквями ниши.

Мощное антикультистское движение в США было дестабилизировано и разорено в результате множества судебных процессов. Однако в России, не без помощи Александра Дворкина, о. Андрея Кураева и ряда их менее известных сподвижников, начиная с 2000-01, а особенно с 2005 года, оно заметно набрало силу. Дворкин стал внешне гораздо респектабельней, что вполне оправданно, так как положение обязывает. Однако, будучи натурой импульсивной и амбициозной, некоторых характерных черт “раннего периода” своей деятельности он все же не утратил до сих пор.

Надо сказать, что самым проблематичным в деятельности Дворкина и его Центра было смешение понятий. Он свалил в одну кастрюлю некоторые болезненные явления общества в переходный период, порожденную бедностью зависимость от богатых иностранцев, действительные попытки использовать методы психологического воздействия при вербовке и фундаментальную христианскую оппозицию “церковь vs секта”. И поставил всю эту смесь кипятиться на огонь политических амбиций верхушки РПЦ МП, решившей превратиться в “ведомство государственного исповедания”.

В 1997 году Дворкин выступал в качестве ответчика по иску нескольких новых религиозных организаций, обвиненных им в довольно экзотичных преступных деяниях. Речь шла о том, что кришнаиты, Свидетели Иеговы, муниты и прочие используют в приготовлении своих культовых и просто кулинарных изделий кровь, сперму (квазисексуальный мотив вообще очень заметен в “антисектантском” творчестве Дворкина) своих “главарей”, а, кроме того, все они “бандиты”, сатанисты и шарлатаны. Конкретных оснований ни для одного из своих абсурдных обвинений Дворкину привести не удалось. Все аргументы сводились к тому, что все НРД – “мафия”, что “дети должны отвечать за отцов”, так как где-то кто-то осужденный за преступление был мунитом, кришнаитом, баптистом и т.д. Самым пикантным аргументом в суде стал последний, силовой: “сектовед” бросился на видеооператора, снимавшего процесс, пытаясь вырвать у него камеру и разбить об пол. А когда это не удалось, и Дворкина пытались удержать от следующей попытки, то он принялся царапать окружающим лица, визжать, плеваться и прокусил несчастному кришнаиту руку. “Свидетелем” со стороны Дворкина выступал епископ Тихон, появление которого в зале суда, с панагией и посохом, должно было оказывать психологические влияние на суд. Как и ожидалось, Хорошевский суд Москвы в иске оклеветанным Дворкиным иноверцам отказал.

Нечто экстремистское произошло и 23 марта 2005 года в Екатеринбурге. Там единомышленник Дворкина, сотрудник местной епархии священник Владимир Зайцев объявил об организации лекции “московского профессора” на тему: “Тоталитарная секта “Новая жизнь” – погоня за властью и деньгами”. Но когда батюшка с “сектоведом” прибыли на место исполнения своей миссии, то выяснилось, что директор школы, где предполагалось проводить акт обличения, ни о чем таком не знал и не давал никакого разрешения на мероприятие. Тем не менее, Александр Дворкин вместе с о. Владимиром и оператором епархиального ТВ предприняли попытку прорваться в здание. Но на этот раз все закончилось полным фиаско: местная милиция, невзирая на сан и профессорство, доставила нарушителей в местное РУВД, где самозванным “миссионерам” пришлось пару часов посидеть. Для Дворкина эта история закончилась испугом и, разумеется, извинением, поскольку за него официально заступился Патриарх Алексий II. А вот о. Владимиру повезло меньше: его, как рецидивиста (оказалось, что подобные случаи с участием батюшки уже бывали), в соответствии с нарушением, предусмотренным ч. 1 ст. 20.2 КоАП РФ, суд оштрафовал.

От поездки до поездки

Бывает, что Дворкину не везет. Например, ректорат Уральского государственного университета 1(Екатеринбург) запретил проведение лекции Дворкина в 2000 г. Приезд туда антикультиста сразу ознаменовался скандалом, так как профессору-богослову было отказано в проведении лекций в университете по истории православной Церкви. И Дворкину пришлось выступать с курсом лекций по “сектоведению” и истории Церкви в Окружном доме офицеров. Договоренность между Екатеринбургской епархией РПЦ МП и ректоратом университета о лекциях по истории Церкви была аннулирована за два часа до начала приказом ректора университета Владимира Третьякова. В ректорате УрГУ эту отмену объяснили “этическими соображениями”, так как “государственное учебное учреждение не может заниматься религиозной пропагандой…”.

Тремя годами ранее Дворкина изгнали с факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова. 3 декабря 1997 г. декан факультета Ясен Засурский разорвал контракт с Дворкиным, преподававшем историю Церкви, ссылаясь на отсутствие у “профессора” “образовательного уровня,… необходимого для ведения преподавательской работы в университете”.

Преподаватель

Зато преподавательская карьера в Православном гуманитарном Свято-Тихоновском университете (ПСТГУ), который получил этот статус по аттестации Министерства образования России весной 2004 года (ранее он назывался “богословским институтом”), вполне удалась. Дворкин действительно имеет там степень профессора, потому что в РПЦ МП это звание присваивается не столько за научные и преподавательские заслуги, сколько как награда Патриарха. Естественно, он заведует кафедрой “сектоведения”, и работа складывается вполне успешно. Кроме лекций, которые читаются в России и в Брюсселе, по информации ПСТГУ, при кафедре Дворкина “проводится систематическая антисектантская работа” и “А.Л. Дворкин и диакон М. Плотников активно освещают сектантскую тематику в многочисленных выступлениях и интервью по радио и телевидению, постоянно публикуют материалы в церковной и светской прессе, как в российской, так и в зарубежной”. Работает и консультативный центр, где Дворкин с сотрудниками отвечают на телефонные звонки, ведут прием “пострадавших от сект”, дают консультации по освобождению от их вредоносного влияния. За все это и в связи с 50-летием в 2005 году Дворкин был награжден Патриархом Алексием орденом свт. Иннокентия Московского.

Тем не менее, несмотря на успехи в педагогическо-просветительских трудах, основной деятельностью Дворкина остается собственно антикультистская.

Причина перехода в сектоборство

Однако есть некая интересная деталь, которой с учетом всей предыдущей биографии “сектоведа”, пренебречь невозможно. Еще в 1993 году Московская патриархия стала открыто лоббировать изменение существующего религиозного законодательства, акцентируя внимание на ограничении миссионерской активности и деятельности своих конкурентов на “религиозном рынке” – новых, нехристианских и не подпадающих под ее юрисдикцию православных религиозных организаций. В декабре 1994 года на Архиерейском Соборе РПЦ МП по этому поводу было принято отдельное определение, а с течением времени тенденция к актуализации такой политики только усиливалась. Перед энергичным и амбициозным антикультистом открывается гораздо более широкое поле деятельности, да еще и “с гарантией”. Теперь уже трудно сказать, кто первым использовал понятие “крестовый поход” против иноверцев, но определение очень точное. А Дворкин – лучшая кандидатура на роль возглавляющего такой поход.

Прежде всего, “американский профессор”, как трепетно величают его единомышленники, несомненно талантливый публичный деятель. Если абстрагироваться от содержания его речей, то выступает перед вполне определенной аудиторией он почти безукоризненно. Это и имидж – “православный псевдоинтеллигент с растрепывающейся по мере выступления благородной шевелюрой”, неизменный галстук и белая рубашка – все это очень по уставу, но без снобистского шика-блеска, который всегда раздражает аудиторию, устанавливая между нею и выступающим ненужную дистанцию. Это и манера говорить с использованием огромного количества терминов и понятий, в которых аудитория чаще всего не разбирается. Но непременно перемежать “ученую речь” всем понятными, родными стереотипами – враг и враждебность, православные и сатанисты, русские и появившиеся Бог знает откуда “чужие” сектанты, наши дети и наш долг перед ними и т.п.

В каждой технике он разный. На телевидении это тихо, умиротворяюще говорящий и равноправный с остальными участниками собеседник. Перед участниками встречи, среди которых есть опасные оппоненты, он более активен и часто уходит от обсуждения нежелательных тем с помощью навязывания своей логики, как бы не слыша “ненужных” ему аргументов. Выступая перед совсем уж малограмотной аудиторией, Дворкин, что называется, отец родной. А когда антикультист встречается со специалистами, способными оценить всю сомнительность его “учения”, он просто говорит совершенно о другом – о действительно удручающем состоянии молодежи, о незнании в массе основ религии и христианской веры, о нечистоплотности известных лидеров, о необходимости “припасть к чистому источнику”. Правда, когда приходится отвечать на вопросы, он интуитивно и, опять же, безошибочно избирает какую-то другую, подходящую к случаю технику. То есть, в этом отношении он – профессионал от рождения. Нечто подобное, только совсем в другом регистре, можно наблюдать и на примере радикального популиста Владимира Жириновского.

Выступая на съезде епархиальных миссионеров РПЦ МП в 1996 г. в Белгороде, Дворкин, казалось бы, откровенно сетовал на отсутствие у его Центра церковной поддержки – юридической, моральной, технической и материальной. Но, возникает вопрос: на кого же тогда он работает? И кто его идеологический, административный и материальный гарант? С одной стороны это выступление было, пусть формальной, но декларацией собственной независимости. С другой – рассчитанным на верный успех воплем на миру “дайте денег на благое дело!”

Среди наиболее усердных покровителей Дворкина в структурах Московской патриархии можно назвать, в частности, председателя Отдела РПЦ МП по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями протоиерея Димитрия Смирнова.смигнов Отец Димитрий, в силу своего статуса, существенно помогает Дворкину в популяризации идей православного антикультизма, регулярно представляя ему конференц-зал своего Отдела для освещения темы “тоталитарных сект” в рамках ежегодной программы Рождественских чтений. Кроме того, с легкой руки “военно-силового” протоиерея, в нарушение приказа министра обороны, запрещающего посещение военных объектов иностранным гражданам, Дворкин выступает со своими лекциями перед военнослужащими в воинских частях. В последний раз такое выступление состоялось в рамках Третьих учебно-методических сборов военного духовенства в Улан-Удэ с 28 июня по 1 июля 2005 года. Кстати, среди военных Дворкин чувствует себя настолько свободно, что импровизирует на любые темы, на ходу сочиняя нравоучительные байки с политобразовательным уклоном, героями которых выступают разного рода “сектанты”, “сионо-масонка” Кондолиза Райс и мудро развенчивающий ее козни Патриарх Алексий II.

Склонность “американского профессора” к преувеличениям, впрочем, известна давно и многим. Вот, например, что пишет по этому поводу писатель и публицист Александр Нежный в статье “Уроки сектоведения” (“Московские новости”, 12.01.1999): “Во всем, что Дворкин и его единомышленники твердят на всех перекрестках, нет ни единого слова правды. Он лжет, напяливая на себя терновый венец политического эмигранта. Он не патер Печерин, не Герцен и не Галич – сказавшись евреем, он убыл из СССР в Израиль. Мне, право же, абсолютно все равно, какая кровь течет в его жилах, татарин он, перс или эскимос. Еврей так еврей. Израиль так Израиль. Врать не надо. Он лжет, объявляя наш Закон “О свободе совести” 1990 г. копией американского, – хотя бы потому, что в США подобного закона попросту нет. Он лжет, сообщая потрясенному обществу о двухстах пятидесяти тысячах разрушенных сектантами семей. Я позвонил сотруднику Прокуратуры РФ, будто бы располагающему подобными сведениями. Тот отослал меня к профессору Николаю Антоновичу Трофимчуку, заведующему кафедрой религиоведения Академии государственной службы. Профессор ответил, что такой статистики не существует, а Дворкин “выдумывает”. Он лжет, обвиняя Свидетелей Иеговы, Общество Сознания Кришны, Церковь объединения, Церковь сайентологии и другие религиозные объединения в преступлениях против личности и государственной безопасности. Ни единого факта, ни одного уголовного дела – лишь убогий и подлый вымысел”.

“Живой классик сектоведения”

Достаточно определенно выглядит Дворкин по результатам антирелигиозной деятельности и на страницах своего итогового труда “Сектоведение”. В первом случае, это массы оскорбленных в своих религиозных чувствах верующих из-за его повального негативизма в адрес чужих верований. Во втором – сборник беспорядочных, искаженных представлений о том, с чем автор, по всей видимости, просто не знаком, масса фальсификаций, передергиваний, оговоров и псевдонаучных рассуждений, сильно проигрывающих по своей художественности трудам академика Фоменко. Печатный текст, как известно, принципиально отличается от устной речи – он всегда более прозрачен. Поэтому, для того, чтобы увидеть российского “сектоведа № 1″ без всяких прикрас, лучше всего прочитать этот труд. Собственно, так и делают хорошие специалисты.

В частности, в изданный в 2005 году в Санкт-Петербурге сборник “Очерки российского сектоведения” вошли посвященные творчеству Дворкина материалы философов: председателя президиума Русского геополитического общества С. Шатохина и сопредседателя Всемирного русского собора И. Кольченко, профессора, доктора юридических наук М. Кузнецова и главного редактора газеты “Славянский дом” Ю. Исатова. Надо заметить, что все упомянутые авторы сборника, изданного православным братством “Ревнители Православия”, разумеется, и сами православные. Будучи религиозными ортодоксами (а Исатов еще и националистом), все они относятся к “сектам” заведомо отрицательно, но отзывы и о деятельности, и о книге Дворкина, опубликованные в сборнике, просто убийственны.

М. Кузнецов: “Как сообщается читателям книги, Дворкин преподает сектоведение в Православном Свято-Тихоновском Богословском институте и, более того, возглавляет там кафедру сектоведения. Значит, все слушатели этого учебного заведения обречены усваивать его неправославные воззрения на этот счет. Кроме того, как указано на обложке, Дворкин в 1993 – 1999 гг. преподавал историю Церкви в Российском Православном университете. В связи с этим остается еще раз выразить сожаление, что такие важные учебные дисциплины в столь уважаемых православных учебных заведениях изучались и изучаются слушателями под руководством человека, столь далекого в своих воззрениях от православного учения и миропонимания”.

И. Кольченко: “Будучи преподавателем учебных заведений Русской Православной Церкви, читая лекции будущим православным пастырям, богословам и ученым, А.Л. Дворкин наносит своей деятельностью несомненный ущерб интересам Церкви и православного народа в России, приучая студентов к пренебрежению научными методами работы, поверхностному знакомству с темой религиозного сектантства, не формирует канонический церковный взгляд на этот предмет. Не умея (или не желая) работать в избранной области профессионально с научной точки зрения, т.е. так, как только того и требует сам предмет исследования – современное религиозное сектантство, А.Л. Дворкин по своим пособиям готовит для Церкви самоуверенных дилетантов, которые не только не сумеют отстаивать интересы Церкви в современном гражданском обществе, но и будут дискредитировать церковную науку перед лицом светских исследователей, а Священноначалие Русской Православной Церкви перед обществом и государством”.

С. Шатохин: “А.Л. Дворкин и ряд лиц, выступающих с ним по данным вопросам2ff2ba0051687eef5ca0459cf942940c_L (имеется в виду А. Кураев – прим. авт.), демонстрируют свое непонимание процессов церковной канонизации, прославления во Святых, как явлений внутренней жизни Церкви… Их убеждение, что в данном отношении можно что-то запретить в принципе, исключить возможность того или иного события в этой области, свидетельствует, по нашему мнению, просто об их недостаточной вере в Бога и потому присвоении себе (своему пониманию и разумению) способностей и свойств, которые в Христианской Церкви считаются принадлежащими не людям, какими бы образованными или высокопоставленными в церковной иерархии они ни были, а только Богу”.

Ну, а Ю. Исатов и вообще убежден в том, что Дворкин – американский шпион: “Продолжая оставаться гражданином США, А.Л. Дворкин никак не может нарушить американских законов, даже находясь в России. Тогда скажут, какие к нему претензии? Да. Нет никаких претензий. Просто А.Л. Дворкин должен был уже давно для себя решить, с кем он – с дочкой ЦРУ США или с Русской Православной Церковью. Он и решил. Гражданство осталось прежним, хотя и добавилось недавно российское. И методы работы остались – очернение русской истории и русского царя Иоанна Грозного. А.Л. Дворкин любит вопросы типа: “Простите, у слона сын кто?”. Вот пусть и ответит сам себе, а заодно и всем русским: кто сын слона, то бишь, кем является чадо русофобской организации “Свобода” – он сам”.

Труд свой на антикультистском поприще Дворкин постоянно декларирует как крайне необходимый для благосостояния страны и одновременно чрезвычайно рискованный. В выступлениях и публикациях он живописует о смертельных опасностях, постоянно подстерегающих бесстрашного ниспровергателя коварных “сектантов”. “Моя нынешняя работа сродни работе ассенизатора”, – так отзывается Александр Дворкин о своей деятельности в одном из интервью.

5Кстати, единственная, пожалуй, религиозная организация, которую антикультист упоминает в “Сектоведении”, но на встречах с аудиторией старательно обходит, обвиняя в кровавых преступлениях других, это Церковь Иисуса Христа святых последних дней, известная под названием мормонской. Можно предположить, что мормоны, тесно связанные узами общих интересов с кафедрой религиоведения Российской академии государственной службы при президенте РФ (РАГС) и представляющие в США, где находится их штаб-квартира (Солт-Лейк-Сити), весьма влиятельную политическую силу, для Дворкина заведомо запретная зона. Во-первых, мормоны финансируют официальное российское религиоведение, а значит, выполняют задачу, выгодную власти; во-вторых, в случае возвращения антикультиста по каким-либо причинам на свою “вторую заокеанскую родину”, иметь врагов в лице влиятельных американских верующих совсем не стоит.

В заключение

Разумеется, если “научный антикультизм” и гонения на верующих не были бы нужны в России кому-то очень влиятельному, то не было, конечно, и антирелигиозника Александра Дворкина. И, как знать, может быть, вместо этого странного явления был просто неплохой учитель русской литературы – Дворкин. Либо преподаватель Свято-Тихоновского университета, кандидат богословия – профессор Дворкин. Или кто-нибудь еще – Дворкин. Правда, тогда наверняка не было бы этого “портрета” в стиле Кандинского…

И, конечно же, никак нельзя не упомянуть, что в настоящее время в околоцерковном бомонде настойчиво муссируются сведения о том, что РПЦ МП предприняла попытку дистанцироваться, наконец, от “профессора-сектоведа”, деятельность которого становится совсем неуправляемой. Это связывают, в частности, с непозволительным расширением Александром Дворкиным круга своей “клиентуры” за счет… православных юрисдикции РПЦ МП. Сам Дворкин это отрицает, но Московской патриархии, хорошо знающей цену своим кадрам, вовсе ни к чему, чтобы скандальный антикультист переадресовал свое внимание с новых религиозных организаций на поиск еретической крамолы в ее собственных стройных рядах.

Алексей Муравьев, Михаил Ситников

24.07.2006

Фото: “Нескучный сад”, “Новые известия”, “Новгородские ведомости”, “Портал-Credo.Ru”

© Портал-Credo.RU

http://www.portal-credo.ru/site/?act=rating&id=29

 

Что здесь можно добавить?

Что русский народ излишне доверчив, порой до наивности и позволяет таким вот хамелеонам себя обучать православию? Увы. Но все же рано или поздно с внедренных в тело Церкви кротов маска благочестия рано или поздно спадает, обнажая желтоватые, гнилые зубы. Правда,  грызуны к этому времени успевают уже основательно подточить древо Православной Церкви, нанести ей, прежде всего в лице простодушной паствы, вполне ощутимый урон. Без сомнения, гнусная  деятельность эта щедро стимулируется.

А светским ( читай безбожным) властям такие деятели, по всей видимости, либо приходятся вполне ко двору, либо в крайнем случае просто безразличны. И неудивительно, что приют такие перевертыши обретают на некоторых как бы народно-патриотических ресурсах, наряду с шумскими, карамышевыми и А.Осиповым…

И еще. С удовлетворением отметим, что в перечне учебной литературы Украинской Православной Церкви МП, посвященной сектоведению, «трудов» означенного персонажа не обнаружено.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Спецмиссионер Кураев

Конец “миссионэра”

 Под маской православия. ч.1

Под маской православия. Ч.2

Под маской православия ч.3

Под маской православия ч.4

(Просмотров за месяц: 221, за сегодня: 1)
Всего просмотров: 1,367