переводчик сайта
EnglishFrenchGermanRussian
ВАЖНЫЕ НОВОСТИ ДСНМП
  • 3 сентября 2017 г.

    Татьяна Лемешева: “Дорогие, братья и сестры! Будем благодарны за помощь, без которой нам не обойтись!”

  • 21 января 2017 г.

    Внимание! Будьте бдительны! Осипов В.Н. “К вопросу о православном референдуме”.

  • 29 октября 2016 г.

    Беседа И.Ю.Чепурной с насельниками монастыря Общины во имя Иконы Божией Матери “Державная”

  • 12 Октября 2016 г.

    Резолюция Конференции «Россия над пропастью Нового мирового порядка»

  • 19 Октября 2016 г.

    Вечер МО СРН памяти патриарха Тихона. Дискуссия с противниками его святости (видео)

ВСЕ НОВОСТИ

Популярные новости
Ajax spinner
МАТЕРИАЛЫ О НМП
КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ
Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  
http://prav-film.ru
национальный-медиа-союз
Мероприятия движения СНМП
Видеосборники движения СНМП
Православно просветительские лекторий Союза Христианское Возрождение
Лекции, беседы, статьи руководителя Движения СНМП В.Н. Осипова
Проповеди и беседы священников
Вечера Московского Отделения Союза Русского Народа
Православные фильмы
Военные фильмы
На страже Православия
You Tube Движения СНМП
You Tube Студии православных фильмов Иоанна Богослова
Кто онлайн
1 посетителей онлайн

Обращение Союза “Христианское Возрождение» по вопросу проекта ФЗ «Об удостоверении личности гражданина РФ»

FacebookVKTwitterOdnoklassnikiLiveJournalLinkedInMail.RuGoogle+Google GmailПоделиться

RF Положения проекта Федерального закона «Об удостоверении личности гражданина РФ» ставят под угрозу национальную безопасность, раскрывают государственную тайну, подрывают доверие к власти, разрушают единство государства, наносят урон его чести и интересам, провоцируют этническую и религиозную ненависть или дискриминацию, разрушают сплоченность нации, могут иметь негативные последствия для государственной политики в сфере религии, провоцируют гражданское неповиновение граждан, подрывают социальную стабильность, ущемляет закрепленные в Конституции основные права человека и гражданина.

ОБРАЩЕНИЕ  СОЮЗА «ХРИСТИАНСКОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ» ПО ВОПРОСУ ПОДГОТОВКИ И ПРИНЯТИЮ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «ОБ УДОСТОВЕРЕНИИ ЛИЧНОСТИ ГРАЖДАНИНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» НА ОСНОВАНИИ  ПРОЕКТА  УКАЗА ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «О ВЫДАЧЕ И ПРИМЕНЕНИИ УДОСТОВЕРЕНИЯ ЛИЧНОСТИ ГРАЖДАНИНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ»

 г.  Москва, 1 июля 2014 года                                                                                                                                              

Положения проекта Федерального закона «Об удостоверении личности гражданина Российской Федерации на территории Российской Федерации», основанные на цифровой идентификации граждан Российской Федерации, противоречат принципам, закрепленным в Конституции, ставят под угрозу национальную безопасность, раскрывают государственную тайну, подрывают доверие к власти, разрушают единство государства, наносят урон его чести и интересам, провоцируют этническую и религиозную ненависть или дискриминацию, разрушают сплоченность нации, могут иметь негативные последствия для государственной политики в сфере религии, провоцируют гражданское неповиновение граждан, подрывают социальную стабильность, ущемляет закрепленные в Конституции основные права человека и гражданина.

В общественную юридическую службу «Союза Христианское Возрождение» обращаются граждане, которые, отказавшись в свое время от получения паспорта нового образца, по гражданским и по религиозным убеждениям, столкнулись с проблемами трудоустройства, получении услуг в сфере образования, здравоохранения, пенсионного обеспечения и иных услуг, гарантированных им государством.
Аналогичные вопросы возникают при оформлении наследственных прав, нотариальном удостоверении сделок, заключении договоров социального найма, осуществлении гражданами иных прав и исполнении обязанностей.

Вряд ли кто скажет, что эти темы действительно не заслуживают повышенного внимания со стороны государства.
Выделение вышеуказанного набора ключевых тематик, которые, по нашему мнению, могут повлиять на жизнь страны дестабилизирующим образом, нельзя не учитывать.

В  Документах Русской Православной Церкви  отмечается, в частности, актуальность проблемы паспортизации граждан, отказывающихся от получения новых паспортов.

Для избежания конфликта, в основе которого лежат религиозные убеждения верующих, по мнению Союза «Христианское Возрождение», следовало бы найти такое решение вопроса, когда права граждан не противопоставлялись бы интересам государства, а обеспечивались надлежащим образом.

По сообщению Министерства внутренних дел, внесение универсального номера идентификации в паспорта (идентификационные карточки) граждан предусмотрено почти в 100 странах мира.
Вместе с тем, в ряде развитых стран таких требований к оформлению паспортов не установлено, в частности, в США, Канаде, Новой Зеландии, Ирландии, Германии, Франции, Бельгии, Греции, Люксембурге, Португалии, Испании.                                 
В большинстве из перечисленных стран не существует универсального номера идентификации, при этом широко распространено использование номеров социального страхования.
В США, например, функцию личного номера выполняет номер социального страхования, в Нидерландах – административный номер, не содержащий информации о лице, к которому он имеет отношение.

Союз « Христианское Возрождение» и участники конференции « Перспектива свободы. Электронный паспорт и будущее России», которая проходила в Москве 14 декабря 2013 года, полагают, что при принятии органами государственной власти соответствующих решений по обозначенной проблеме нельзя не обратить внимания, в том числе на позицию  Русской Православной Церкви, обнародованную также на официальном сайте Московского патриархата, направленную как на поиск возможных путей и способов разрешения имеющих место конфликтных ситуаций с участием тысяч верующих, отказывающихся от получения паспорта нового образца по причине наличия в нем личного (идентификационного) номера гражданина, так и на предостережение о возможных последствиях для общества в связи с введением электронных систем идентификации и учета граждан в форме УЭК и Электронного удостоверения личности (паспорта).

В частности, в Послании Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Президенту Российской Федерации В.В.Путину отмечается:

«Учитывая опасения многих верующих граждан, Собор призывает государственную власть принять во внимание их озабоченность при разработке новых образцов основного документа гражданина России, который, как мы считаем, не должен содержать отметки о личном коде, а также каких-либо данных, неизвестных или непонятных владельцу документа. Необходимо приложить все усилия, чтобы развитие законодательства и административной практики в сфере идентификации граждан не ущемляло их вероисповедной и мировоззренческой свободы» (Журнал Московской Патриархии. 2004. № 10).

В обращении Священного Синода Русской Православной Церкви от 6 октября 2005 г. к органам власти стран Содружества Независимых Государств и Балтии акцент сделан на то, что наряду с техническими преимуществами создание и объединение массивов личной информации, а также развитие электронных средств опознания личности таит в себе немало опасностей. Возрастает зависимость человека от неизбежных технических сбоев, ошибок, халатности персонала или вмешательства злоумышленников. Не исключена возможность централизованного сбора сведений о частной жизни граждан и об их убеждениях. Это создает угрозу правам и свободе личности, делает возможным тотальный контроль за жизнью человека, в том числе за его мировоззрением. Такое развитие событий усиливает опасность предвзятого отношения к человеку на основании его религиозных, политических или иных взглядов. Синодом, в частности, отмечается опасность сбора и хранения данных о частной жизни людей, особенно об их религиозном и политическом выборе, здоровье, круге общения, путешествиях и т.п.

В обращении Священного Синода Русской Православной Церкви от 6 октября 2005 г. к органам власти стран Содружества Независимых Государств и Балтии акцент сделан на то, что наряду с техническими преимуществами создание и объединение массивов личной информации, а также развитие электронных средств опознания личности таит в себе немало опасностей. Возрастает зависимость человека от неизбежных технических сбоев, ошибок, халатности персонала или вмешательства злоумышленников. Не исключена возможность централизованного сбора сведений о частной жизни граждан и об их убеждениях. Это создает угрозу правам и свободе личности, делает возможным тотальный контроль за жизнью человека, в том числе за его мировоззрением. Такое развитие событий усиливает опасность предвзятого отношения к человеку на основании его религиозных, политических или иных взглядов. Синодом, в частности, отмечается опасность сбора и хранения данных о частной жизни людей, особенно об их религиозном и политическом выборе, здоровье, круге общения, путешествиях и т.

Позиция Священного Синода заключается в том, что вряд ли оправданно дистанционное опознание  человека без  его ведома, особенно в местах, где он не должен представляться; средства опознания человека не должны вредить его здоровью, унижать его честь и достоинство; в системах учета нельзя присваивать человеку некий номер, который будет использоваться вместо имени. По мнению Синода, главное не допустить, чтобы люди, по многим причинам отказывающиеся от участия в новой идентификации- ионной системе, были отнесены на обочину жизни, существенно поражены в правах, подвергнуты дискриминации при приеме на работу,  распределении социальной помощи и т.д. Для таких граждан должна быть предусмотрена альтернатива, позволяющая полноценно жить в обществе, не препятствующая осуществлению их прав и свобод, пользованию законными льготами независимо от тех или иных форм идентификации личности.

В  Основах  социальной концепции  Русской Православной Церкви, принятых 12 сентября 2005 года, принятых  Освященным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви, излагаются базовые положения ее учения по вопросам церковно-государственных отношений и по ряду современных общественно значимых проблем. Документ также отражает официальную позицию Московского Патриархата в сфере взаимоотношений с государством и светским обществом. Помимо этого, он устанавливает ряд руководящих принципов, применяемых в данной области епископатом, клиром и мирянами.

III. Церковь и государство

III.1. « возникновение земного государства должно быть понимаемо не как изначально богоустановленная  реальность, но как предоставление Богом людям возможности  устроять свою общественную жизнь исходя из их свободного волеизъявления, с тем, чтобы таковое устроение, являющееся ответом на искаженную грехом земную реальность, помогало избежать еще большего греха через противодействие ему средствами мирской власти.

III.2. Священное Писание призывает власть  имущих использовать силу государства для ограничения зла и поддержки добра, в чем и видится нравственный смысл существования государства (Рим. 13. 3-4).

Исходя из вышесказанного, анархия отсутствие надлежащего устроения государства и общества, — а равно призывы к ней и попытка ее установления противоречат христианскому миропониманию (Рим. 13. 2)

По учению Церкви, сама власть также не вправе асболютизировать себя, расширяя свои границы до полной автономии от Бога и установленного Им порядка вещей, что может привести к злоупотреблениям властью и даже к обожествлению властителей. Государство, как и иные человеческие учреждения, пусть даже и направленные на благо, может иметь тенденцию к превращению в самодовлеющий институт. Многочисленные исторические примеры такого превращения показывают, что в этом случае государство теряет свое подлинное предназначение.

III.3. Во взаимоотношениях между Церковью и государством должно учитываться различие их природ. Церковь основана непосредственно Самим Богом — Господом нашим Иисусом Христом; богоустановленность же государственной власти являет себя в историческом процессе опосредованно. Целью Церкви является вечное спасение людей, цель государства заключается в их земном благополучии. …В той степени, в какой мир не подчиняется Богу, он подчиняется «отцу лжи» сатане и «во зле лежит»   (Ин. 8. 44; 1 Ин. 5. 19). Церковь же — «тело Христово» (1 Кор.12, 27), «столп и утверждение Истины»          (1 Тим. 3. 15) — в своей таинственной сущности не может иметь в себе никакого зла, ни тени тьмы. Поскольку государство есть часть «мира сего», оно не имеет части в Царстве Божием, ибо там, где Христос «всё и во всем» (Кол. 3. 11), нет места принуждению, нет места противопоставлению человеческого и Божия, а следовательно, нет там и государства.

В современном мире государство обычно является светским и не связывает себя какими-либо религиозными обязательствами. Его сотрудничество с Церковью ограничено рядом областей и основано на взаимном невмешательстве в дела друг друга. Однако, как правило, государство сознает, что земное благоденствие немыслимо без соблюдения определенных нравственных норм — тех самых, которые необходимы и для вечного спасения человека. Поэтому задачи и деятельность Церкви и государства могут совпадать не только в достижении чисто земной пользы, но и в осуществлении спасительной миссии Церкви.

III.4. В ходе истории складывались различные модели взаимоотношений между Православной Церковью и государством. В православной традиции сформировалось определенное представление об идеальной форме взаимоотношений между Церковью и государством. Поскольку церковно-государственные взаимоотношения — явление двустороннее, то вышеуказанная идеальная форма исторически могла быть выработана лишь в государстве, признающем Православную Церковь величайшей народной святыней, — иными словами, в государстве православном.

Государственные законы, касающиеся Православной Церкви, издаются не иначе, как по соглашению с церковною властью. …Церковь сохраняет лояльность государству, но выше требования лояльности стоит Божественная заповедь: совершать дело спасения людей в любых условиях и при любых обстоятельствах.

Если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным, душевредным  деяниям, Церковь должна отказать государству в повиновении. Христианин, следуя велению совести, может не исполнить повеления власти, понуждающего к тяжкому грех В случае невозможности повиновения государственным законам и распоряжениям власти со стороны церковной Полноты, церковное Священноначалие по должном рассмотрении вопроса может предпринять следующие действия: вступить в прямой диалог с властью по возникшей проблеме; призвать народ применить механизмы народовластия для изменения законодательства или пересмотра решения власти; обратиться в международные инстанции и к мировому общественному мнению; обратиться к своим чадам с призывом к  мирному гражданскому неповиновению.

III.6. Принцип свободы совести, появившийся как юридическое понятие в XVIII-XIX веках, превращается в один из основополагающих принципов межчеловеческих отношений только после Первой мировой войны.Ныне он утвержден Всеобщей декларацией прав человека, входит в конституции большинства государств. Религиозно-мировоззренческий нейтралитет государства не противоречит христианскому представлению о призвании Церкви в обществе. Однако Церковь должна указывать государству на недопустимость распространения убеждений или действий, ведущих к установлению всецелого контроля за жизнью личности, ее убеждениями и отношениями с другими людьми, а также к разрушению личной, семейной или общественной нравственности, оскорблению религиозных чувств, нанесению ущерба культурно-духовной самобытности народа или возникновению угрозы священному дару жизни.

III.9. В современном государстве, как правило, наличествует разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную; присутствуют различные уровни власти: общегосударственный, региональный, местный. Это определяет специфику взаимоотношений Церкви с властями разных ветвей и уровней.

Взаимоотношения с законодательной властью представляют собой диалог Церкви и законодателей по вопросам совершенствования общегосударственного и местного права, имеющего отношение к жизни Церкви, церковно-государственному  соработничеству и сферам общественной обеспокоенности Церкви.

IV.2. Право призвано быть проявлением единого божественного закона

IV.3. Однако в тех случаях, когда человеческий закон совершенно отвергает абсолютную божественную норму, заменяя ее противоположной, он перестает быть законом, становясь беззаконием, в какие бы правовые одежды он ни рядился. Иными словами, человеческий закон никогда не содержит полноту закона божественного, но чтобы оставаться законом, он обязан соответствовать богоустановленным принципам,  а не разрушать их.

IV.6. В современном светском правосознании одним из доминирующих принципов стало представление о неотъемлемых правах личности. Идея таких прав основана на библейском учении о человеке как образе и подобии Божием, как онтологически свободном существе.                                                               «Рассмотри окружающее тебя, — пишет преподобный Антоний Египетский, — и знай, что начальники и владыки имеют власть над телом только, а не над душою, и всегда содержи сие в мысли твоей».

Если право сообразуется с божественной правдой, явленной Господом Иисусом Христом, то и оно стоит на страже человеческой свободы: «Где Дух Господень, там свобода» (2 Кор. 3. 17) и, соответственно, охраняет неотъемлемые права личности.

 IV.7. Права нужны христианину прежде всего для того, чтобы, обладая ими, он мог наилучшим образом осуществить свое высокое призвание к «подобию Божию», исполнить свой долг перед Богом и Церковью, перед другими людьми, семьей, государством, народом и иными человеческими сообществами.

IV.9Церковь неизменно призывает пасомых быть законопослушными гражданами земного отечества. В то же время она всегда подчеркивает незыблемую границу законопослушания для своих верных чад.

Во всем, что касается исключительно земного порядка вещей, православный христианин обязан повиноваться законам, независимо от того, насколько они совершенны или неудачны. Когда же исполнение требования закона угрожает вечному спасению, предполагает акт вероотступничества или совершение иного несомненного греха в отношении Бога и ближнего, христианин призывается к подвигу исповедничества ради правды Божией и спасения своей души для вечной жизни. Он должен открыто выступать законным образом против безусловного нарушения общест- вом или государством установлений и заповедей Божиих.

XII. Проблемы биоэтики

XII.1. Бурное развитие биомедицинских технологий, активно вторгающихся в жизнь современного человека от рождения до смерти, а также невозможность получить ответ на возникающие при этом нравственные проблемы в рамках традиционной медицинской этики — вызывают серьезную озабоченность общества. Попытки людей поставить себя на место Бога, по своему произволу изменяя и «улучшая» Его творение, могут принести человечеству новые тяготы и страдания. Развитие биомедицинских технологий значительно опережает осмысление возможных духовно-нравственных и социальных последствий их бесконтрольного применения, что не может не вызывать у Церкви глубокой пастырской озабоченности. Формулируя свое отношение к широко обсуждаемым в современном мире проблемам биоэтики, в первую очередь к тем из них, которые связаны с непосредственным воздействием на человека, Церковь исходит из основанных на Божественном Откровении представлений о жизни как бесценном даре Божием, о неотъемлемой свободе и богоподобном достоинстве человеческой личности, призванной «к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе» (Флп. 3. 14), к достижению совершенства Небесного Отца (Мф. 5. 48) и к обожению, то есть причастию Божеского естества (2 Пет. 1. 4).

.XII.5. Привлекая внимание людей к нравственным причинам недугов, Церковь вместе с тем приветствует усилия медиков, направленные на врачевание наследственных болезней. Однако, целью генетического вмешательства не должно быть искусственное «усовершенствование» человеческого рода и вторжение в Божий план о человеке.. Успехи в расшифровке генетического кода создают реальные предпосылки для широкого генетического тестирования с целью выявления информации о природной уникальности каждого человека, а также его предрасполо- женности к определенным заболеваниям. Создание «генетического паспорта» при разумном использовании полученных сведений помогло бы своевременно корректировать развитие возможных для конкретного человека заболеваний. Однако имеется реальная опасность злоупотребления генетическими сведениями, при котором они могут послужить различным формам дискриминации. Кроме того, обладание информацией о наследственной предрасположенности к тяжким заболеваниям может стать непосильным душевным грузом. Поэтому генетическая идентификация и генетическое тестирование могут осуществляться лишь на основе уважения свободы личности.

XIV. Светские наука, культура, образование

XIV.1. М.В. Ломоносов справедливо писал: наука и религия «в распрю прийти не могут… разве кто из некоторого тщеславия и показания своего мудрования на них вражду восклеплет». Эту же мысль выразил святитель Московский Филарет: «Вера Христова не во вражде с истинным знанием, потому что не в союзе с невежеством». Следует отметить и некорректность противопоставления религии и так называемого научного мировоззрения.

Хотя наука может являться одним из средств познания Бога (Рим. 1. 19-20), Православие видит в ней также естественный инструмент благоустроения земной жизни, которым нужно пользоваться весьма осмотрительно. Церковь предостерегает человека от искушения рассматривать науку как область, совершенно независимую от нравственных принципов. Современные достижения в различных областях, включая физику элементарных частиц, химию, микробиологию, свидетельствуют, что они суть меч обоюдоострый, способный не только принести человеку благо, но и отнять у него жизнь.

Церковь предостерегает от попыток использовать достижения науки и техники для установления контроля над внутренним миром личности, для создания каких бы то ни было технологий внушения и манипуляции человеческим сознанием или подсознанием.

XVI. Международные отношения. Проблемы глобализации и секуляризма.

XVI.1. Христианский идеал поведения народа и правительства в сфере международных отношений заключается в «золотом правиле:«Во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Мф. 7. 12). Употребляя этот принцип не только в личной, но и в общественной жизни, православные христиане должны помнить, что «не в силе Бог, а в правде». Вместе с тем, если кто-либо действует вопреки справедливости, то восстановление ее нередко требует ограничительных и даже силовых действий по отношению к другим государствам и народам. Свои отношения с внешним миром государства основывают на принципах суверенитета и территориальной целостности. Эти принципы рассматриваются Церковью как базовые для защиты народом его законных интересов и являющиеся краеугольным камнем межгосударственных договоров, а значит, всего международного права

XVI.2. В течение ХХ века многосторонние межгосударственные соглашения привели к созданию разветвленной системы международного права, обязательного для исполнения в странах, подписавших соответствующие договоренности. Государствами были также образованы международные организации, решения которых обязательны для стран-участниц. Некоторым из этих организаций правительствами передается ряд полномочий, которые касаются экономической, политической и военной деятельности и в значительной степени затрагивают не только международные отношения, но и внутреннюю жизнь народов. Реальностью становится феномен правовой и политической регионализации и глобализации.

С одной стороны, такое развитие межгосударственных отношений способствует активизации торгового, производственного, военного, политического и иного сотрудничества, необходимость которого диктуется естественным усилением международных связей и потребностью в совместном ответе на глобальные вызовы современности. В истории Православия есть примеры положительного воздействия Церкви на развитие региональных межгосударственных связей. Международные организации способствуют разрешению различных споров и конфликтов. С другой стороны, нельзя недооценивать опасности расхождений между волей народов и решениями международных организаций. Эти организации могут становиться средствами несправедливого доминирования стран сильных над слабыми, богатых над бедными, технологически и информационно развитых над остальными, практиковать двойные стандарты в области применения международного права в интересах наиболее влиятельных государств.

Все это побуждает Православную Церковь подходить к процессу правовой и политической интернационализации с критической осторожностью, призывая власть имущих как на национальном, так и на между- народном уровне к сугубой ответственности. Любые решения, связанные с заключением судьбоносных международных договоров, а также с определением позиции стран в рамках деятельности междуна- родных организаций, должны приниматься лишь в согласии с волей народа, основанной на полной и объективной информации о сути и последствиях планируемых решений. При проведении политики, связанной с принятием обязывающих международных соглашений и действиями международных организаций, правительства должны отстаивать духовную, культурную и иную самобытность стран и народов, законные интересы государств. В рамках самих международных организаций необходимо обеспечить равенство суверенных государств в доступе к механизмам принятия решений и в праве решающего голоса,  в том числе при определении базовых международных стандартов.

XVI.3. Глобализация имеет не только политико-правовое, но также экономическое и культурно-информационное измерения. В экономике она связана с возникновением транснациональных корпораций, где сосредоточены значительные материальные и финансовые ресурсы и где трудится огромное количество граждан разных стран. Лица, стоящие во главе международных экономических и финансовых структур, сосредоточивают в своих руках огромную власть, не подконтрольную народам и даже правительствам и не признающую никаких пределов — будь то государственные границы, этническо-культурная идентичность или необходимость сохранения экологической и демографической устойчивости. Подчас они не желают считаться с традициями и религиозными устоями народов, вовлекаемых в осуществление их планов. В культурно-информационной сфере глобализация обусловлена развитием технологий, облегчающих перемещение людей и предметов, распространение и получение информации. Общества, прежде разделенные расстояниями и границами, а потому по большей части однородные, сегодня с легкостью соприкасаются и становятся поликультурными. Однако данный процесс сопровождается попыткой установления господства богатой элиты над остальными людьми, одних культур и мировоззрений над другими, что особенно нетерпимо в религиозной сфере. В итоге наблюдается стремление представить в качестве единственно возможной универсальную бездуховную культуру, основанную на понимании свободы падшего человека, не ограничи- вающего себя ни в чем, как абсолютной ценности и мерила истины. Такое развитие глобализации многими в христианском мире сопоставляется с построением Вавилонской башни.

Признавая неизбежность и естественность процессов глобализации, во многом способствующих общению людей, распространению информации, эффективной производственно-предпринимательской деятельности, Церковь в то же время обращает внимание на внутреннюю противоречивость этих процессов и связанные с ними опасности.                               

Во-первых, глобализация, наряду с изменением привычных способов организации хозяйственных процессов, начинает менять традиционные способы организации общества и осуществления власти.

Во-вторых, многие положительные плоды глобализации доступны лишь нациям, составляющим меньшую часть человечества, но имеющим похожие экономические и политические системы. Другие же народы, к которым принадлежит пять шестых населения планеты, оказываются выброшенными на обочину мировой цивилизации. Они попадают в долговую зависимость от финансистов немногих промышленно развитых стран и не могут создать достойные условия существования. Среди их населения растут недовольство и разочарование.

Церковь ставит вопрос о всестороннем контроле за транснациональны- ми корпорациями и за процессами, происходящими в финансовом секторе экономики. Такой контроль, целью которого должно стать подчинение любой предпринимательской и финансовой деятельности интересам человека и народа, должен осуществляться через использование всех механизмов, доступных обществу и государству.

Духовной и культурной экспансии, чреватой тотальной унификацией, необходимо противопоставить совместные усилия Церкви, государственных структур, гражданского общества и международных организаций ради утверждения в мире подлинно равноправного взаимообразного культурного и информационного обмена, соединенного с защитой самобытности наций и других человеческих сообществ.

В целом вызов глобализации требует от современного общества достойного ответа, основанного на заботе о сохранении мирной и достойной жизни для всех людей в сочетании со стремлением к их духовному совершенству. Помимо сего, необходимо достичь такого мироустройства, которое строилось бы на началах справедливости и равенства людей перед Богом, исключало бы подавление их воли национальными или глобальными центрами политического, экономического и информационного влияния.

XVI.4. Современная международно-правовая система основывается на приоритете интересов земной жизни человека и человеческих сообществ перед религиозными ценностями (особенно в случаях, когда первые и вторые вступают в конфликт). Такой же приоритет закреплен в национальном законодательстве многих стран. Нередко он заложен в принципах регламентации различных форм деятельности органов власти, построения государственной образовательной системы и так далее. Многие влиятельные общественные механизмы используют этот принцип в открытом противостоянии вере и Церкви, нацеленном на их вытеснение из общественной жизни. Эти явления создают общую картину секуляризации жизни государства и общества.

Уважая мировоззренческий выбор нерелигиозных людей и их право влиять на общественные процессы, Церковь в то же время не может положительно воспринимать такое устроение миропорядка, при котором в центр всего ставится помраченная грехом человеческая личность. Именно поэтому, неизменно сохраняя открытой возможность сотрудничества с людьми нерелигиозных убеждений, Церковь стремится к утверждению христианских ценностей в процессе принятия важнейших общественных решений,  как на национальном, так и на международном уровне. Она добивается признания легитимности религиозного мировоззрения как основания для общественно значимых деяний (в том числе государственных) и как существенного фактора, которые должны влиять на формирование (изменение) международного права и на деятельность международных организаций. (Источник:http://www.patriarchia.ru/db/text/141422)

В Основах учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека, принятых 26 июня 2008 года содержатся следующие положения:

В современном мире значительное распространение получило убеждение, что институт прав человека сам по себе может наилучшим образом способствовать развитию человеческой личности и организации общества. При этом со ссылкой на защиту прав человека на практике нередко реализуются такие воззрения, которые в корне расходятся с христианским учением.  Христиане оказываются в условиях, когда общественные и государственные структуры могут принуждать, а зачастую уже принуждают их мыслить и поступать вопреки Божиим заповедям, что препятствует достижению самой важной цели в жизни человека — избавлению от греха и обретению спасения.

В этой ситуации Церковь, основываясь на Священном Писании и Священном Предании, призвана напомнить основные положения христианского учения о человеке и оценить теорию прав человека и ее осуществление в жизни.

I. Достоинство человека как религиозно-нравственная категория.

I.1. Базовым понятием, на которое опирается теория прав человека, является понятие человеческого достоинства. Именно поэтому возникает необходимость изложить церковный взгляд на достоинство человека.

Согласно библейскому откровению, природа человека не только сотворена Богом, но и наделена Им свойствами по Его образу и подобию (см. Быт. 1, 26). Только на этом основании можно утверждать, что человеческая природа обладает неотъемлемым достоинством. Святитель Григорий Богослов, соотнося человеческое достоинство с актом Божественного творения, писал: «Так щедро всех людей наделил Бог, конечно, для того, чтобы равным раздаянием даров Своих показать и одинаковое достоинство нашей природы, и богатство благости Своей» (Слово 14, «О любви к бедным»).

Воплощение Бога Слова засвидетельствовало, что и после грехопадения достоинство не было утрачено человеческой природой, ибо в ней остался неистребимым образ Божий, а значит, и возможность восстановления человеческой жизни в полноте ее изначального совершенства.

I.2. Если к образу Божию в Православии возводится неотъемлемое, онтологическое достоинство каждой человеческой личности, ее высочайшая ценность, то подобающая достоинству жизнь соотносится    с понятием подобия Божия, которое по Божественной благодати достигается через преодоление греха, стяжание нравственной чистоты и добродетелей. А поэтому человек, носящий в себе образ Божий, не должен превозноситься этим высоким достоинством, ибо это не его личная заслуга, но дар Божий. Тем более он не должен оправдывать им свои слабости или пороки, но, напротив, осознавать ответственность за направление и образ своей жизни. Очевидно, что. в самом понятии достоинства неотъемлемо присутствует идея ответственности.

Таким образом, в восточной христианской традиции понятие «достоинство» имеет в первую очередь нравственный смысл, а представления о том, что достойно, а что недостойно, крепко связи с нравственными или безнравственными поступками человека и с внутренним состоянием его души. Учитывая помраченное грехом состояние человеческой природы, важно ясно различать достойное и недостойное в жизни человека.

I.3. Достойной является жизнь согласно изначальному призванию, заложенному в природе человека, сотворенного для участия в благой жизни Бога. Богоданное достоинство подтверждается наличием у каждого человека нравственного начала, которое опознается в голосе совести.                 Об этом пишет святой апостол Павел в Послании к Римлянам: «Дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую» (Рим. 2, 15). Именно поэтому присущие человеческой природе нравственные нормы, как и нравственные нормы, содержащиеся в Божественном откровении, обнаруживают замысел Божий о человеке и его предназначении. Они являются путеводными для благой жизни, достойной богозданной природы человека. Величайший образец такой жизни явил миру Господь Иисус Христос.

 

II. Свобода выбора и свобода от зла.

II.1. В зависимости от самоопределения свободной личности образ Божий в человеке может помрачаться или проявляться с большей силой. При этом природное достоинство становится все более явным в жизни отдельной личности или изглаживается в ней грехом. Результат напрямую зависит от самоопределения личности.

Свобода есть одно из проявлений образа Божия в человеческой природе. По словам святого Григория Нисского: «человек стал боговидным и блаженным, будучи почтен свободой (αὐτεξουσίῳ)» («Слово об усопших»). На этом основании в своей пастырской и духовнической практике Церковь бережно относится к внутреннему миру человека и его свободе выбора. Подчинение воли человека с помощью манипуляций или насилия некоему внешнему авторитету рассматривается как нарушение порядка, установленного Богом. В то же время свобода выбора не есть абсолютная и конечная ценность. Она поставлена Богом на службу человеческому благу. Осуществляя ее, человек не должен причинять зла самому себе и окружающим.

Священное Писание говорит и о необходимости собственных усилий человека для освобождения от греха: «Итак стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства»(  Гал. 5, 1). О том же свидетельствует практический опыт великого сонма святых мужей и жен, подвизавшихся духовным подвигом и подтвердивших возможность преображения жизни каждого человека.

II.2. …Признавая ценность свободы выбора, Церковь утверждает, что таковая неизбежно исчезает, когда выбор делается в пользу зла. Зло и свобода несовместимы.

В человеческой истории выбор людей и обществ в пользу зла приводил к потере свободы и огромным человеческим жертвам. И сегодня человечество может стать на тот же путь, если такие безусловно порочные явления, как аборт, самоубийство, разврат, извращения, разрушение семьи, культ грубости и насилия, перестанут получать должную нравственную оценку и будут оправдываться с опорой на искаженное понимание свободы человека.

Слабость института прав человека — в том, что он, защищая свободу выбора (αὐτεξουσίον), все менее и менее учитывает нравственное измерение жизни и свободу от греха (ἐλευθερία). Общественное устройство должно ориентироваться на обе свободы, гармонизируя их реализацию в публичной сфере. Нельзя защищать одну свободу, забывая о другой. Свободное стояние в добре и истине невозможно без свободы выбора. Равно и свободный выбор теряет свою ценность и смысл, если обращается ко злу.

III. Права человека в христианском миропонимании и в жизни общества.

III.1. Каждый человек от Бога наделен достоинством и свободой. Однако употребление свободы во зло неизбежно влечет за собою умаление собственного достоинства человека и унижение достоинства других людей. Общество должно создавать механизмы, восстанавливающие гармонию человеческого достоинства и свободы. В общественной жизни концепция прав человека и нравственность могут и должны служить данной цели. При этом они связаны хотя бы уже тем обстоятельством, что нравственность, то есть представления о грехе и добродетели, всегда предшествует закону, который и возник из этих представлений. Вот почему эрозия нравственности всегда в конце концов ведет к разрушению законности.

Представления о правах человека прошли долгую историческую эволюцию и уже поэтому не могут быть абсолютизированы в их нынешнем понимании. Необходимо ясно определить христианские ценности, с которыми должны быть гармонизированы права человека.

III.2. Права человека не могут быть выше ценностей духовного мира. Христианин ставит свою веру в Бога и свое общение с Ним выше собственной земной жизни. Поэтому недопустимым и опасным является истолкование прав человека как высшего и универсального основания общественной жизни, которому должны подчиняться религиозные взгляды и практика. Никакими ссылками на свободу слова и творчества нельзя оправдать надругательство в публичной сфере над предметами, символами или понятиями, которые почитаются верующими людьми.

Не являясь Божественным установлением, права человека не должны вступать в конфликт с Откровением Божиим. Для большей части христианского мира наряду с идеей личной свободы не менее важна категория вероучительной  и нравственной традиции, с которой человек должен согласовывать свою свободу. Для многих людей, живущих в разных странах мира, не столько секуляризованные стандарты прав человека, сколько вероучение и традиции обладают высшим авторитетом в общественной жизни и межличностных отношениях.

В Православии неизменно присутствует убежденность в том, что общество, устрояя земную жизнь, должно учитывать не только человеческие интересы и желания, но и Божию правду, данный  Творцом вечный нравственный закон, действующий в мире вне зависимости от того, согласна ли с ним воля отдельных людей или человеческих сообществ. Этот закон, запечатленный в Священном Писании, для православного христианина выше любых иных установлений, ибо по нему Бог будет судить человека и народы перед Своим Престолом (см. Откр. 20, 12).

III.3. Разработку и применение концепции прав человека необходимо согласовать  с нормами морали, с нравственным началом, заложенным Богом в природу человека и опознаваемым в голосе совести.

Права человека не могут быть основанием для принуждения христиан к  нарушению заповедей Божиих. Православная Церковь считает недопустимыми попытки подчинить взгляд верующих на человека, семью, общинную жизнь и церковную практику безрелигиозному пониманию прав человека.  На это христиане должны вслед за апостолами Петром и Иоанном заявить: «Справедливо ли пред Богом слушать вас более, нежели Бога?»   (Деян. 4, 19).

Недопустимо вводить в область прав человека нормы, размывающие или отменяющие как евангельскую, так и естественную мораль.  Церковь усматривает огромную опасность в законодательной и общественной поддержке различных пороков — например, половой распущенности и извращений, культа наживы и насилия.  Равно недопустимо возведение в норму безнравственных и антигуманных действий по отношению к человеку, таких как  …эксперименты, меняющие природу человека, и тому подобного.

К сожалению, в обществе появляются законодательные нормы и политические практики, которые не только разрешают подобные действия, но и создают предпосылки для их навязывания всему обществу через средства массовой информации, системы образования и здравоохранения, рекламу, сферу торговли  и услуг. Более того, верующие люди, считающие эти явления греховными, принуждаются признавать допустимость греха или подвергаются дискриминации и преследованиям.

Под предлогом защиты прав человека одним цивилизациям не следует навязывать свой уклад жизни другим. Правозащитная деятельность не должна служить политическим интересам отдельных стран. Осуществление прав человека не должно быть оправданием для посягательства на религиозные святыни, культурные ценности, самобытность народа.

IV. Достоинство и свобода в системе прав человека.

IV.1..Церковь в силу своего основного призвания предлагает рассматривать права и свободы с точки зрения их возможной роли в создании благоприятных внешних условий для совершенствования личности на пути спасения.

IV.3. Свобода совести. Дар свободы выбора опознается человеком прежде всего в возможности выбирать мировоззренческие ориентиры своей жизни. Как пишет святитель Ириней Лионский, «Бог сотворил его (человека) свободным, имеющим свою власть <…> добровольно исполнять волю Божию, а не по принуждению от Бога» («Против ересей», гл. XXXVI, 1,4). Принцип свободы совести находится в гармонии с волей Божией, если защищает человека от произвола по отношению к его внутреннему миру, от навязывания ему силой тех или иных убеждений

IV.7. Гражданские и политические праваВ Священном Писании верующие наставляются на исполнение семейных и общественно значимых обязанностей как на послушание Христу (см. Лк. 3, 10-14; Еф. 5, 23-33; Тит. 3, 1.Пользование политическими и гражданскими правами не должно приводить к разделениям и вражде. Православная традиции соборности предполагает сохранение единства общества на основе непреходящих нравственных ценностей. Частная жизнь, мировоззрение  и воля людей не должны быть предметом тотального контроля. Для общества опасны манипуляции выбором людей и их сознанием со стороны властных структур, политических сил, экономических и информационных элит. Недопустимы также сбор, концентрация и использование информации о любых сторонах жизни людей без их согласия. В случаях, когда того требуют защита Отечества, сохранение нравственности, охрана здоровья, прав и законных интересов граждан, а также предотвращение либо раскрытие преступлений и осуществление правосудия, сбор сведений о человеке может совершаться без его согласия. Однако и в этих случаях получение и использование информации должно осуществляться сообразно заявленным целям и с соблюдением законности. Методы сбора и обработки информации о людях не должны принижать человеческое достоинство, ограничивать свободу и превращать человека из субъекта общественных отношений в объект машинного управления. Еще более опасным для свободы человека станет внедрение технических средств, постоянно сопровождающих человека или неотделимых от его тела, если их можно будет использовать для контроля над личностью и управления ею.

V. Принципы и направления правозащитной деятельности Русской Православной Церкви.

V.2. Точно так же и сегодня мы призваны ревностно — не только на словах, но и на деле — заботиться о сохранении прав и достоинства человека. При этом мы сознаем, что в современном мире права человека подчас нарушаются, а его достоинство попирается не только государственной властью, но и транснациональными структурами, субъектами экономики, псевдорелигиозными группами, террористическими и иными преступными сообществами. Все чаще достоинство и права человека приходится ограждать от разрушительной информационной агрессии.

Для наших правозащитных трудов ныне следует особо выделить следующие области:

— отстаивание права людей на свободное исповедание веры, на совершение молитвы и богослужения, на сохранение духовно-культурных традиций, на следование религиозным принципам как в частной жизни, так и в сфере общественного действия;

охрана личности от произвола лиц, облеченных властью, и работодателей, а также от насилия и унижения в семье и коллективе;

— забота о справедливом экономическом и социальном устройстве общества;

— недопущение тотального контроля над человеческой личностью, над ее мировоззренческим выбором и частной жизнью через использование современных технологий и политических манипуляций;

— воспитание уважения к законности, распространение положительного опыта реализации и защиты прав человека;

— экспертиза правовых актов, законодательных инициатив и действий органов власти с целью предотвращения попрания прав и достоинства человека, ухудшения нравственной ситуации в обществе;

— участие в общественном контроле за исполнением законодательства, в частности, регулирующего церковно-государственные отношения, а также за исполнением справедливых судебных решений.

V.3. Правозащитная деятельность чад Русской Православной Церкви может вестись как на общецерковном уровне, с благословения Священноначалия, так и на уровне созданных мирянами общественных объединений, многие из которых уже сейчас успешно работают в правозащитной сфере. В своей деятельности, направленной на защиту прав и достоинства человека, Церковь стремится взаимодействовать с государством и общественными силами. Выбирая партнеров в обществе, Церковь памятует слова Христа Спасителя, сказанные Им апостолам: «Кто не против вас, тот за вас» (Мк. 9, 40).

V.4. Основываясь на церковном учении о достоинстве, свободе и правах человека, христиане призваны осуществлять нравственно ориентированное социальное действие. Оно может проявляться в самых разных формах — например, в свидетельстве перед лицом власти, в интеллектуальных разработках, в проведении кампаний в защиту тех или иных категорий людей и их прав. Не стремясь к революционному переустройству мира и признавая права других общественных групп на участие в общественных преобразованиях на основании их мировоззренческого выбора, православные христиане оставляют и за собой право на участие в таком устроении общественной жизни, которое бы не противоречило их вере и нравственным принципам.Эти же принципы Русская Православная Церковь готова отстаивать в диалоге с мировым сообществом и в сотрудничестве с верующими других традиционных конфессий и религий.                                                                                                                                                                                                                                     ( Источник: http://www.patriarchia.ru/db/text/428616.html)

Освященный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви  (2-5 февраля 2013 года) в документе « Позиция Церкви в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных» отметил:

1. На протяжении последних лет многие люди, в том числе чада Русской Православной Церкви, проявляют серьезную обеспокоенность введением новых электронных технологий, используемых при взаимодействии граждан с государственными учреждениями и коммерческими организациями.

Проблемы, связанные с электронной идентификацией личности, учетом и обработкой персональных данных, продолжают накапливаться и усложняться. Сегодня необходимо продолжить богословское, нравственное и гражданское осмысление этих проблем.

3. В обществе распространяется обоснованная тревога по поводу того, что использование пожизненного персонального цифрового идентификатора в виде кода, карты, чипа или тому подобного может стать обязательным условием доступа каждого ко всем жизненно важным материальным и социальным благам. Использование идентификатора вкупе с современными техническими средствами позволит осуществлять тотальный контроль за человеком без его согласия — отслеживать его перемещения, покупки, расчеты, прохождение им медицинских процедур, получение социальной помощи, другие юридически и общественно значимые действия и даже личную жизнь.

Уже сейчас вызывают тревогу действия по сбору и обработке персональных данных детей, обучающихся в общеобразовательных учреждениях, так как нередко ведется неконтролируемый сбор данных, явно избыточных для обеспечения учебного процесса. Многие верующие выражают принципиальное несогласие с обязательным присвоением идентификационного кода с превращением его в несменяемый, пожизненный и посмертный атрибут. Помимо этого, обеспокоенность вызывает усиливающаяся тенденция к увеличению сбора биометрических данных о человеке, а также появление имплантируемых электронных идентификационных устройств.

Вся собранная информация может не только использоваться, но автоматически анализироваться с целью принятия управляющих решений в отношении конкретного человека. Введение же сквозного идентификатора личности позволяет создать единую базу данных, где в режиме реального времени могут собираться, храниться и автоматически анализироваться данные из различных сфер жизни человека.

4. Основываясь на своих конституционных правах, тысячи людей, включая православных верующих, не желают по тем или иным причинам, в том числе религиозно мотивированным, принимать новую идентификационную систему, использовать документы с электронными идентификаторами личности (личным кодом, штриховым кодированием, идентификационными номерами). Многие из этих людей сообщают о нарушении их конституционных прав. Нередко этих людей лишают медицинской помощи, пенсий по возрасту и других выплат, оформления инвалидности и различных льгот. Подчас они не могут совершать сделки с имуществом, поступать на учебу или работу, вести предпринимательскую деятельность, оплачивать коммунальные услуги, приобретать проездные документы. В итоге форми- руется целый слой людей, выброшенных из всех сфер общественной  и государственной жизни.

5.  Церковь убеждена, что упомянутые технологии не должны быть безальтернативными и принудительными. Те, кто отказывается принимать эти технологии, должны иметь альтернативу использование традиционных методов идентификации личности, применяемых сегодня в большинстве стран канонической ответственности Московского Патриархата. Церковь считает недопустимыми любые формы принуждения граждан к использованию электронных идентификаторов, автоматизированных средств, сбора, обработки и учета персональных данных и личной конфиденциальной информации. Реализацию права на доступ к социальным благам без электронных документов необходимо обеспечить материальными, техническими, организационными и, если необходимо, правовыми гарантиями. Церковь считает недопустимым принудительное нанесение на тело человека каких-либо видимых или невидимых идентификациионных меток, имплантацию идентификационных микро- и наноэлектронных устройств в тело человека.

В связи с тем, что обладание персональной информацией создает возможность контроля и управления человеком через различные сферы жизни (финансы, медицинская помощь, семья, социальное обеспечение, собственность и другое), возникает реальная опасность не только вмешательства в повседневную жизнь человека, но и внесения соблазна в его душу. Церковь разделяет опасения граждан и считает недопустимым ограничение их прав в случае отказа человека дать согласие на обработку персональных данных.

Согласие граждан на использование средств электронного учета должно сопровождаться  обязательным  разъяснением всех последствий принимаемого решения. Гражданам, желающим использовать эти средства, необходимо гарантировать доступ к информации о содержании электронных записей, равно как и возможность изменять содержание данных записей или удалять их в тех случаях, когда иное не предусмотрено установленными законом требованиями общественной безопасности. Следует гарантировать и, если необходимо, усилить ответственность за утечку или ненадлежащее использование персональных данных. Документы, выдаваемые государством, не должны содержать информацию, суть и назначение которой непонятны или скрываются от владельца документа, а также символов, носящих кощунственный или нравственно сомнительный характер либо оскорбляющих чувства верующих.

Церковь осуществляет диалог по этим вопросам с органами власти России, Украины, Беларуси, Молдовы, Казахстана,  государств Средней Азии и других стран, добиваясь учета и понимания позиции верующих. Особенно  важным  Собор считает соблюдение принципа добровольности при принятии любых идентификаторов, предполагающего возможность выбора традиционных методов удостоверения личности. Собор призывает власти государств канонического пространства нашей Церкви придерживаться данного принципа. При этом необходимо проявлять уважение к конституционным правам граждан и не дискриминировать тех, кто отказывается от принятия электронных средств идентификации.

В случае принуждения граждан к принятию подобных средств и   дискриминации, связанной с их непринятием, Собор предлагает этим людям   обращаться в суд, а также информировать епархиальное священноначалие и, при необходимости, Синодальный отдел по взаимоотношениям  Церкви и общества (Источник: http://www.patriarchia.ru/db/text/2777929.html).

Мы полагаем, что вышеизложенная позиция Русской Православной Церкви, а следовательно и миллионов православных верующих России заслуживает внимания и должна быть учтена при дальнейшей подготовке проекта Федерального закона  РФ « О документе, удостоверяющем личность гражданина РФ на территории РФ», иных актов, направленных на правовое регулирование создания электронных систем идентификации и учета, защиты персональной информации в целях максимального обеспечения конституционных прав и свобод граждан, совершенствования механизма их гарантий, а также при принятии решений по вопросам, требующим безотлагательного реагирования.

По данным вопросам общественными деятелями и общественными организациями  проведены общественные экспертизы, которые выявили, что ряд действующих на территории Российской Федерации законов, направленных на правовое регулирование создания электронных систем идентификации и учета, защиты персональной информации, противоречат положениям Конституции Российской Федерации и создают условия для нарушение прав и свобод граждан во всех сферах их личной и общественной жизни.

На сновании изложенного,  Союз «Христианское Возрождение» поддерживает все  законные и конструктивные   инициативы депутатов Государственной Думы,  граждан и организаций  Российской Федерации, направленные на восстановление  основных прав и свобод  граждан  Российской Федерации и устранение их дискриминации , а также  учитывает  предложения участников  конференции на тему: «Перспективы свободы. Электронный паспорт  и будущее России».

Давая отрицательную оценку  действующим на территории Российской Федерации законам и законопроектам, связанным с реализацией концепции о создании информационного общества, приходим  к следующим выводам:

- Концепция построения информационного сотового общества в России, основанная на  Международных документах и национальном федеральном законодательстве : Федеральном законе  № 210- ФЗ « О предоставлении государственных и муниципальных услуг», Федеральном законе № 152-ФЗ                           « О персональных данных»  противоречит  основополагающим положениям Конституции Российской Федерации.

-Положения  этих законов  нарушают конституционные права граждан, изменяют конституционные понятия о полномочиях органов государственной власти.

-Понятия и принципы гражданского права, регулирующего имущественные отношения, автоматически перенесены в закон, предметом которого является урегулирование правоотношений в сфере государственного устройства, управления  механизмов обеспечения конституционных прав граждан.

Основываясь на вышеизложенных  принципах Русской Православной Церкви, членами которой мы являемся, реализуя  конституционное право                              «жить и действовать в соответствии со своими  религиозными убеждениями  ( ст.28,29 Конституции РФ), считаем  своим христианским  долгом обратиться к Президенту РФ, Председателю Правительства РФ и Москвы, Руководителям фракций ГД ФС РФ  с требованиями:

- инициации процесса денонсации ( расторжения) международных документов:

- Хартии глобального информационного общества (Окинава, 2000),

«Декларации принципов: построение информационного общества – глобальная задача в новом тысячелетии» и «Плана действий по построению глобального информационного общества» (Женева, 2003),

-«Тунисского обязательства» и «Тунисской программы для информационного общества” ( Тунис, 2005)

-Конвенции о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных

-признании неконституционными и отмене:

- «Концепции формирования информационного общества в России»  от 28мая 1999года  №32

-«Стратегии развития электронной промышленности России на период до 2025 года» (утверждена Приказом Министерства промышленности и энергетики от 7 августа 2007 года)

-«Стратегии развития информационного общества в России» от  7 февраля 2008 г.

- «Концепции формирования в Российской Федерации электронного правительства до 2010 года»

-«Программы развития наноиндустрии в Российской Федерации до 2015 года» (в части обязательности внедрения проекта УЭК)

-Федерального закона № 210-ФЗ «Об организации  и предоставления государственных и муниципальных услуг”

-Федерального закона № 152-ФЗ  « О персональных данных»

-проекта Федерального закона  « Об основном документе, удостоверяющем личность гражданина РФ на территории РФ» ( электронного паспорта)

-включении в проект Федерального закона «Об основном  документе, удостоверяющем личность гражданина Российской Федерации на территории Российской Федерации» следующих положений:

- Проекта  Федерального закона «О запрете  применения в отношении человека систем  и средств  автоматической идентификации, автоматического сбора и обработки данных о человеке ».

(Источник: http://www.posoh.ru/)

Настоящий федеральный закон вводит запрет на применение в отношении человека любых систем и средств автоматической идентификации, автоматического сбора и обработки данных , исходя из необходимости  защиты права на имя,  принципов недопустимости ограничения правоспособности личности, неприкосновенности частной жизни, недопустимости сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия, личной неприкосновенности, свободы убеждений,  первостепенности  достоинства  личности в условиях внедрения информационных технологий в общественные отношения .

Статья  1

В настоящем федеральном законе используются  следующие понятия:

Автоматическая обработка данных о человеке – идентификация и индивидуализация человека, сбор, обработка и передача данных о человеке с применением средств и систем автоматической обработки данных .

Системы автоматической обработки данных о человеке – технические системы обработки данных , которые действуют самостоятельно, без вмешательства человека,  по предназначенной для них программе

Средства автоматической обработки данных  – технические средства индивидуализации и идентификации человека, сбора и обработки данных  в автоматическом режиме, а также  носители этих технических средств.

Средства индивидуализации и идентификации человека,  сбора,  обработки и переноса данных о человеке в автоматическом режиме – идентификационный номер человека, буквенно-цифровой код, знак , позволяющий однозначно идентифицировать человека в системе сбора и обработки данных.

Носители средств индивидуализации и идентификации человека, сбора и обработки данных о человеке в автоматическом режиме – штрих код, радиочастотная метка , подлежащее или не подлежащее имплантации в  тело человека микропроцессорное устройство ( микрочип).

Технические средства , предназначение которых заключается только в стимуляции работы отдельных органов человеческого организма , и которые не являются носителями средств индивидуализации, идентификации,  автоматической обработки данных о человеке,  не относятся к средствам автоматической обработки данных.

Статья 2

В отношении человека не допускается  применение любых видов, способов и средств  автоматической индивидуализации и  идентификации, автоматической обработки  данных .

Статья 3

Не допускается разработка, создание, внедрение  систем автоматической обработки данных о человеке, а также систем,  включающих технологию автоматической обработки данных о человеке или средства автоматической обработки данных о человеке и их носители.

Статья 4

Не допускается применение средств автоматической обработки данных о человеке, а именно: идентификационных номеров и их носителей – штрих кодов,  радиочастотных меток и  иных технических средств,  в  системах, не предусматривающих автоматическую обработку данных о человеке.

Статья 5

Не допускается передача данных о человеке, собранных и размещенных в системах,  не являющихся автоматическими,  в  системы, предназначенные для автоматической обработки данных, расположенные как в России, так  и вне   территории России.

Статья 6

Законы и нормативные акты, содержащие нормы, предусматривающие применение средств автоматической обработки данных,  должны соответствовать настоящему закону в части, касающейся сбора, обработки,  передачи данных о человеке.

Президент Российской Федерации

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА к проекту Федерального закона «О запрете  применения в отношении человека систем  и средств  автоматической идентификации, автоматического сбора и обработки данных о человеке »

 

Применение автоматических систем обработки данных для обработки  данных о человеке  означает: сбор, обработку, передачу и иное использо- вание данных (в случае, если система является управляющей),  при  полном отсутствии причастности  человека – владельца обрабатываемых данных,  к этому процессу .

Более того, автоматически действующая техническая система не предполагает участие человека и непосредственно в своей деятельности, так как она работает по  заранее предназначенной программе, так как она действует самостоятельно, без вмешательства человека , по заранее установленной программе и принципиально этим отличается от человеко-машинных систем, в которых главное решение всегда остается за человеком.

Нельзя не отметить и тот факт, что в настоящее время в человеко-машинных , автоматизированных системах,  ряд операции и действий  передается для исполнения  машинами в автоматическом режиме, то есть  автоматизированные технические системы начинают содержать элементы автоматических систем. При этом, в работу автоматизированных систем начался процесс вкрапливания технических средств , необходимых для работы автоматических технических систем.

Недопустимым является применение автоматических систем и средств их работы  для сбора и обработки данных о человеке, также недопустимо вкрапление в  ныне существующие автоматизированные системы средств автоматической обработки данных о человеке, как предпосылок перерождения автоматизированных систем, содержащих лишь элементы автоматических в полностью автоматические системы сбора и обработки данных о человеке.

Сами по себе принципы   построения и работы автоматических систем применительно к сбору и обработке данных о человеке сводят на нет  целый ряд конституционных принципов, обеспечивающих защиту и возможность реализации основных прав и свобод каждого. А именно:

- закрепленное в ст.23 Конституции РФ право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений

- закрепленный в ст. 24 Конституции РФ запрет на сбор, хранение, использование и распространение  информации о частной жизни лица без его согласия

- закрепленное в ст. 29 Конституции РФ право на свободу убеждений

- закрепленный в ст.21 Конституции РФ принцип недопустимости оскорбления человеческого достоинства.

Очевидно, что техническая система, которая собирает, обрабатывает, передает и использует в каких-либо иных целях информацию о человеке,  не оставляет возможности для реализации вышеуказанных конституционных принципов, они просто становятся неприменимыми, ничтожными, так как в принципе исключается механизм получения согласия человека на сбор данных о нем, не предполагается даже информирование человека о том, что о нем идет сбор информации и обработка данной информации. При наличии подобных систем у человека совершенно не останется возможности для существования в качестве индивида с определенной независимостью от лиц, владеющих системой автоматического сбора и обработки данных о человеке.

Наличие таких систем приведет также к созданию неограниченного поля для злоупотреблений и невозможности создания механизма защиты человека от таких злоупотреблений, так как автоматическая система предназначена для работы в автоматическом режиме, является самодостаточной и не предназначена для учета мнения людей или для возможного участия в ее работе людей. Однако, такая система все-таки кем –то создается, у нее имеется владелец , оператор, создатель. Данное лицо или группа лиц получает, таким образом,  неограниченные полномочия по приобретению и  использованию  информации  о людях.

Произвол владельцев автоматических систем сбора и обработки данных о человеке можно ограничить только путем запрета на применение таких  систем к обработке данных о людях. Если это не будет законодательно закреплено – никакие механизмы ограничения этого произвола создать будет невозможно.

Системы автоматической обработки данных о человеке строятся на применении такого средства сбора и обработки данных в автоматическом режиме, как  идентификационный номер,  с применением таких носителей идентификационных номеров, как штрих-код, радиочастотная метка, и ее разновидность  – микрочип. Идентификационный номер в системах автоматической обработки данных окончательно превращается в основной индивидуализирующий признак человека,  полностью заменяющий в автоматической системе  обработки данных о человеке его имя.  Неизбежна, таким образом,  подмена  принципа определения правосубъектности человека –  степени его участия в общественных отношениях путем обязательного указания имени, возраста и места жительства,  на принцип обязательного наличия и  предъявления идентификационного номера в качестве условия вступления в общественные отношения.

Очевидно, что такой процесс обезличивания людей приведет к полной утрате ими дееспособности, то есть свободы иметь права и их реализовывать в соответствии со своим волеизъявлением. (Источник:http://www.posoh.ru/).

 Заявляем также о необходимости учета следующих положений:

-  о разработке и законодательному закреплению не противоречащих православному вероучению положений о реализации учёта граждан с использованием информационных систем без применения цифровых идентификаторов;

- бланк удостоверения личности гражданина Российской Федерации (паспорта) не должен содержать графу «личный код», идентификационный номер, записи об иных цифровых идентификаторах человека:  микрочипах, магнитных полос, штрих-кодов и других элементов и средств автоматизированной идентификации личности, какие-либо данные, неизвестные и непонятные и недоступные владельцу документа;

- недопустимости включения в бланк удостоверения личности (паспорта) генетических, биометрических, психических и психологических данных человека;

-  недопустимости использования в бланке удостоверения личности (паспорта) символики, оскорбляющей чувства верующих любого вероисповедания;

- о включении в бланк удостоверения личности (паспорта) графы «национальность», заполняемой по желанию гражданина.

-  о выполнении  всех конституционных обязательств  государства  Российской Федерации относительно соблюдения прав и свобод  человека и гражданина  в строгом соответствии с Конституцией Российской Федерации  и  без принуждения граждан к  исполнению  положений законов, противоречащих  высшему закону Российской Федерации; о запрете дискриминации граждан, использующих традиционную систему учета;

присвоение православному христианину  идентификационного номера считать нарушением его конституционного права  « жить и действовать в соответствии со своими религиозными убеждениями» (ст.28, 29 Конституции РФ), обеспечив права верующих граждан  механизмами правового регулирования и необходимыми средствами технического оснащения и финансирования традиционной системы учета; введении мер уголовного и административного преследования чиновников всех уровней государственной  власти, допускающих принуждение гражданина   к получению государственных и муниципальных услуг при условии наличия у него идентификационного номера;

- о запрете создания единого файла данных о человеке, постоянно обновляющегося в режиме реального времени;

-  о введении понятий «традиционные символы и способы», которые включают в себя использование имени, фамилии и отчества, даты и места рождения, адреса места жительства при сборе, обработке, учете и защите персональных данных и личной конфиденциальной информации человека и его документов с применением компьютерной техники, но без использования технологий, основанных на цифровой, буквенно-цифровой идентификации, штриховом кодировании, радиочастотной (микрочипы), биометрической и других способов и средств автоматической идентификации человека и его документов.

-  о разграничении информации о человеке на «общую персональную» и  «личную конфиденциальную информацию», включающую в себя сведения о частной жизни, деятельности, семье, состоянии здоровья, расовой, национальной принадлежности, политических взглядах, религиозных, философских и иных убеждениях, интимной жизни, биометрические данные человека, данные о психических и психологических характеристиках и особенностях.

 -   об определении  категорий персональных данных как  информации, являющейся  « личной конфиденциальной  информацией»,  сбор, обработка и учет которой не допускается без согласия человека, являющегося ее обладателем   и  « информации, включающей  в себя сведения о частной жизни»,  в том числе : «деятельности, семье, состоянии здоровья, расовой, национальной принадлежности, политических взглядах, религиозных, философских и иных убеждениях, интимной жизни, биометрических данных человека, данных о психических и психологических характеристиках и особенностях».  Исключения составляют случаи привлечения человека к уголовной ответственности, оперативно-розыскная деятельность, защита жизни и здоровья.

-  о введении понятий: «психические, психологические характеристики и особенности человека», поскольку эти особенности человека также являются средством его идентификации и частью персональной информации; эти уникальные для каждого человека характеристики могут быть предметом сбора, обработки, незаконного использования, а также способом манипуляции любым человеком.Эта информация, как и личная, конфиденциальная, также подлежит особой защите, т.к. в действующем законе регламентирована обработка только биометрических характеристик, что делает бесконтрольным сбор, обработку и использование персональных данных о психических, психологических характеристиках и особенностях человека без его ведома и согласия;

- об исследовании вопроса правомерности введений на госпошлины, обязательные платежи, проезд на общественном транспорте, товары (услуги) ценовой разницы для потребителей государственных и муниципальных услуг с помощью УЭК, других банковских карт и тех граждан, кто отказывается от их использования;

 -  о внесении изменений в основные законодательные акты, регулирующие порядок  реализации прав граждан: на пенсионное обеспечение, медицинскую помощь, образование, труд и другие с целью закрепления в федеральном законодательстве конкретных положений о функционировании традиционной системы учета данных и традиционных документов для граждан, не приемлющих по религиозным и иным убеждениям использование новых электронных и наноэлектронных способов учета;

-  об обеспечении защиты конституционных прав граждан, гарантированных статьями 23, 24 Конституции РФ путем внесения изменений в действующее законодательство Российской Федерации: в Налоговый кодекс, Трудовой кодекс, ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования», ФЗ ”О трудовых пенсиях в Российской Федерации” ,ФЗ “Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации”, ФЗ “Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации и другие законы.

Учитывая, что Российской Федерацией без всенародного обсуждения ратифицированы международные соглашения и договоры по созданию информационного общества, а на национальном уровне уже приняты Концептуальные акты (Стратегии, Программы, Концепции), предусматривающие обязательность автоматизированного учета персональных данных, возможность внедрения в мозг и тело человека наноэлектронных устройств, предлагаем также законодательно  закрепить положения  в защиту основополагающего  «права человека на жизнь и личную неприкосновенность»:

- запрет на имплантацию идентификационных микро- и наноэлектронных устройств в тело и мозг человека вне зависимости от используемой системы сбора, обработки и учета персональных данных и личной конфиденциальной информации;

-  запрет на нанесение на тело человека каких-либо видимых или невидимых идентификационных меток вне зависимости от используемой системы сбора;

- запрет на создание биологических микрочипов и биокомпьютеров из клеток человека вне зависимости от используемой системы сбора, обработки и учета персональных данных и личной конфиденциальной информации;

-  Обращаемся  также к Русской Православной Церкви  с просьбой:

 -   дать духовную  оценку  процессу  создания в России информационного сотового  общества, электронного правительства и электронного населения,  цифровой  идентификации   человека  с присвоением человеку пожизненного, посмертного несменяемого имени  как единственно возможного  условия  реализации гражданином своих гражданских прав в социальной сфере ( его физического выживания), которое  присваивается человеку  принудительно ( без его согласия, в том числе и по умолчанию) в различных формах его закрепления человеку (чипа на материальном  носителе, чипа на теле, лазерной метке на руке, на лбу, на живых клетках ДНК  и иных  наноустройств, вживляемых  в тело человека);

- дать духовную оценку  проекту «Семья-2030» и  действующих в настоящее время Федеральных законов в сфере семьи, материнства и детства, реализация  положений которых  несет  духовную и физическую  угрозу  жизни и здоровью  наших детей, посягает  на их  сознание и душу, предъявляет  угрозу  православной вере  нашей нации  и  демографической безопасности нашего государства Российской Федерации;

 -  провести всеобщее соборное покаяние в России  для духовного очищения   и пробуждения  народа от  «иудина» духа служения не Богу,  а  «мамоне».

 Уведомив  Патриарха Русской Православной Церкви и всея Руси Кирилла публично в лице представителя Московского Патриархата Титушкина А.Н., участники конференции «Перспектива свободы. Электронный паспорт и будущее России», которая проходила в Москве 14 декабря 2013 года по инициативе  Союза «Христианское Возрождение»,   единогласно решили, что в случае игнорирования органами государственной  власти вышеперечисленных требований и предложений мы, православные христиане,  оставляем за собой право проявить  гражданское неповиновение ( мирное сопротивление, не связанное с массовыми беспорядками), заключающее в проведении митингов, пикетов, молитвенных стояний, обращений к властям, отказа от принуждения к  принятию ИНН, СНИЛС, УЭК , электронного паспорта, удостоверения личности,  отказа от принуждения к согласию  на обработку персональных данных  и иных антиконституционных мер  принуждения человека, в том числе и принуждения к исполнению антиконституционных законов Российской Федерации, принятых без всенародного обсуждения и  нарушающих основные права и свободы человека и гражданина, предусмотренные Конституцией Российской Федерации.

Настоящее Обращение направить Президенту РФ, в Государственную Думу ФС РФ, Совет Федерации ФС РФ, Правительство РФ,  Прокуратуру РФ, Министерство юстиции, в профильные департаменты и министерства РФ, Управление Федеральной антимонопольной службы, Уполномоченному по правам человека, ОАО «УЭК», в средства массовой информации для информирования граждан в Синодальный отдел по связи с общественностью Московского Патриархата.

 

Глава  СХВ:     В.Н.Осипов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

(Просмотров за месяц: 131, за сегодня: 1)
Всего просмотров: 1,460