переводчик сайта
EnglishFrenchGermanRussian
ВАЖНЫЕ НОВОСТИ ДСНМП
  • 29 октября 2016 г.

    Беседа И.Ю.Чепурной с насельниками монастыря Общины во имя Иконы Божией Матери “Державная”

  • 12 Октября 2016 г.

    Резолюция Конференции «Россия над пропастью Нового мирового порядка»

  • 19 Октября 2016 г.

    Вечер МО СРН памяти патриарха Тихона. Дискуссия с противниками его святости (видео)

  • 23 Июля 2016 г.

    Легализация вживления микрочипов в Российском законодательстве.(видео)

  • 2 июля 2016 г.

    Беседа Владимира Медведева о СНИЛСе, личном коде и «мертвых душах» в электронном концлагере.

ВСЕ НОВОСТИ

Популярные новости
Ajax spinner
МАТЕРИАЛЫ О НМП
КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ
Декабрь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  
http://prav-film.ru
национальный-медиа-союз
Мероприятия движения СНМП
Видеосборники движения СНМП
Православно просветительские лекторий Союза Христианское Возрождение
Лекции, беседы, статьи руководителя Движения СНМП В.Н. Осипова
Проповеди и беседы священников
Вечера Московского Отделения Союза Русского Народа
Православные фильмы
Военные фильмы
На страже Православия
You Tube Движения СНМП
You Tube Студии православных фильмов Иоанна Богослова
Кто онлайн
50 посетителей онлайн

Увещательное послание к сербам Св.Евгения Булгариса, как руководство к действию для православных христиан России

FacebookVKTwitterOdnoklassnikiLiveJournalLinkedInMail.RuGoogle+Google GmailПоделиться

ва1Предлагаемое вниманию читателей послание относится к половине XIX столетия. Оно было отправлено к Сербским православным христианам в святительство Павла Карловичского, учителем Восточной Церкви, Евгением Булгарисом, пребывавшим тогда на Афоне.Православные христиане в Сербии были в смятении и страхе по причине усилившейся между ними латинской пропаганды: многие еретики, притворяясь православными, обманывали простодушных, и обещаниями и мирскими почестями коварно увлекали их в папское учение. Для назидания их  и было написано настоящее послание.

 

ЕвгБулг

 

ваВ 1839 году опубликовано было “Патриаршее Соборное окружное послание святейшего Вселенского Пaтpиapxa Кир Григория и священного Синода ко всем православным, преимущественно же к обитающим в Египте, Cирии и Палестине, для предостережения их от папских еретических заблуждений, проникших в сии страны“. К сему посланию приложено было и послание к сербам Булгариса, как признанное полезным для ограждения православных от латинских заблуждений. Перевод с греческого сделан с Константинопольского издания 1839 года.

Все, населяющие обширную область Сербскую благословенные христиане, состоящие в священном сане, и клире, и миряне, украшенные мирскими гражданскими достоинствами, или облеченные властию над другими, военачальники и простые воины, и провождающие жизнь частную, богатые   и бедные, мужи и жены, старцы и юноши, все верные подданные – по плоти великой и державной империи Германской, а по духу верные слуги и поклонники великого и истинного Царя царствующих, Бога и вочеловечившегося Сына и Слова Его; искупленные из плена диавольского; подвластные Австрии по мирскому праву и закону, и в то же время подчиненные Православной Кафолической и Апостольской Восточной Церкви по духовному и небесному закону Евангелия благодати, блаженные чада и питомцы истинной Веры, возрожденной Богом в честной купели, словесные, богохранимые овцы избранного стада Христова: свет свыше великого Отца светов, Бога, благодать Единородного Сына Его, Господа нашего Иисуса Христа, и причастие и освящение единосущного и всесвятого Духа да будет со всеми вами!

Возлюбленные братия! Bсе мы, благочестивые и православные христиане, верные и истинные чада Восточной Церкви, хотя и рассеяны по всей вселенной, по разным областям и странам, но, как бы многие и различные члены, составляем одно тело, есмы, по Апостолу, тело Христово и уди от части (1 Кор. 12, 27) и имеем одну Главу – воплотившегося ради нас Бога Слова, Господа нашего Иисуса Христа; и посему членам тела Его надлежит помогать друг другу, принимать взаимное участие в трудах и сострадать в страданиях, оказывать взаимное вспомоществование и ободрять друг друга в тяжкую годину, так что вообще ни один член не должен оставаться бесчувственным к положению другого, но, по известному изречению, когда алчет чрево, страждут все чувства, почитая всякое состояние другого, хорошо ли оно или худо, – собственным.

Размышляя о всем этом и будучи и сам по благодати Христовой членом блаженного тела Восточной Церкви, конечно нижайшим, худшим и непотребным, но все-таки членом, и в то же время зная, что по милости могущественных ваших царей и светлейших после них властителей и начальников в государственных делах вы управляетесь по праву и законам, и пользуетесь полною свободой, и что в жизни своей вы не терпите никакого тиранства или насилия, повинуясь власти, вами управляющей поистине царственно, – я ощутил великую радость и воздал славу и благодарение Богу, моля Его при этом, да ниспошлет Он счастье и прочим собратиям вашим, которые, побораемые врагами христианского имени, среди бесчисленных опасностей и скорбей несут несноснейшее и тягчайшее иго тиранского рабства.

Но в то же время слышу, что жаркие поборники Западной новизны, возжигаемые неразумною, неправедною и нечестивою ревностью, защитники папского единодержавия, латинские монахи, не оставляют вас в покое; то обещаниями, то силою искушают и склоняют вас изменить Православному исповеданию и веpе, которую вы прияли издревле от отцов наших, которою вскормлены с млеком матерним, в которой возросли и которою надеетесь спастись; и потому я не столько ублажаю вас за временную свободу, которою вы наслаждаетесь, сколько считаю вас несчастными, потому что подвергаетесь опасности лишиться вечной жизни; не столько я сорадуюсь вместе с вами о благосклонности к вам верховной власти, коей повинуетесь, сколько скорблю и соболезную о злом насилии, которое терпите.

Я размышляю, что ваши тела в безопасности, а души в опасности; вижу у вас спокойствие в отношении к делам настоящего времени, краткого и скоротечного, и превеликую печаль и смущение относительно предметов будущего века, бесконечного и непрестающего. В покое ваш дом, в беспокойстве Церковь; безмятежна государственная жизнь, а общественное богослужение в искушениях; непоколебимы имущества, но подвержены потрясениям ваши догматы; безопасен порядок общественный, но в опасности ваша веpa.

И так как я брат ваш и сын одного и того же Отца, то как мне не скорбеть о ваших бедствиях? Члену одного и того же тела как не сострадать, когда рана у нас одна? Воину одного царя как не споборать вам в одной и той же духовной брани, которую вы терпите? Овце одного с вами стада, как мне не устрашиться, когда одни и те же лютые волки преследуют нас? Если бы в моей власти состояло исправление сих обстоятельств, я бы подвигнулся до самого пролития крови и мученичества, желал бы восприять самую смерть, чтобы прекратились беспокойства и искушения, испытываемые вами в делах веры. Я бы мужественно потерпел всякое зло ради вас, братьев моих и присных мне не по плоти, а по духу. Но не имея возможности помочь вам, как хочу, подвизаюсь о сем, как могу, и, прибегая вместо дел к письменному слову, предлагаю вам те советы и увещания, которые рождает в уме моем ревность моя о спасении душ ваших.

Братия! Вы составляете один сонм православных, окружаемый со всех сторон многоразличными лжеучениями. Вы пшеница Христова, которую сатана ухищряется сеять (Лук. 22, 31) в разнообразных и  дырявых ситах заблуждения, как некогда сказал Господь своим Апостолам: «Вы пшеница чистая, заглушаемая множеством плевел, вы роза благовонная и приятнейшая, подавляемая многочисленными терниями».

 Православная Церковь ваша поставлена среди множества различных иноверцев, надменных и лживых. Как oт Ливана невеста «Песни Песней»                (6, 9), проницающая аки утро, так ваша Церковь является светлою и светозарною, возвышаясь над мраком темной и безлунной ночи зловерия и лжи. Ваш благочестивый и возлюбленный сербский народ можно сравнить с известным руном Гедеона, которое во время всеобщей сухости земли пребыло орошенным, а среди великой росы сохранилось неувлажненным; так и вы, находясь среди народов сухих и безводных по отношению к небесным водам истинных догматов, Божественною силою полны росы свыше, небесного богомудрия. Посреди народов, увлаженных мутными водами заблуждения, пребываете непричастны смертоносной сей влаги. К вам идет пример трех отроков. Как они среди пламени пещи вавилонской, седмерицею разженной ощущали прохладу и дыхание росы, так и вы имеете дух Богопреданной неложной веры, веющий в душах ваших, между тем как со всех сторон горит пламя нечестия вокруг вас и мрачная и кровавая пещь зломудрствования яростно ищет сжечь вас, посему, находясь в таком положении, отверзите очи души вашей и имейте большое внимание, чтобы окружающие вас злые соседи не передали вам пагубной заразы зломудрствования, которым заражены сами.

Если бы благословенный Богом виноград Церкви вашей был отдален от наветующих и находился в совершенной безопасности, вы не имели бы столь великой заботы охранять его. Это тот виноград, который небесный Вертоградарь перенес из Египта, и от тьмы гpеха пересадил в свет правды. Он насажден среди хананеев, кои, как многочисленные и разных родов звери, смотрят зверскими глазами на него и неусыпно подстерегают с целью погубить его.

Итак, надлежит вам быть внимательными и отражать их далеко от Богонасажденного сего винограда, которого вы плодоносные и добрые лозы. Есть дикие вепри и уединенный дивий (Псал. 79, 14), есть обходящие путем татие, есть хищные птицы, кои налетают от всех сторон, – все они страшные и великие враги виноградника. Но более всего нужно вам бояться лисиц, кои подкрадываются лукаво с обманом, расхищают льстиво, а вы, по учению Песни Песней, имите себе лисы малые, губящия винограды (Песнь Песн. 2, 15). Эти малые лисицы – лживые, хитрые и коварные – всего cтpaшнеe, потому что подходят к вам не с жестокостью и насилием, а с лицемерною кротостью и вкрадчивостию; они бoлеe пагубны. Эти лисицы тьмы, т. е. Запада, всегда являлись погубляющими виноградники света, т. е. Востока, Эти, говорю я, монахи, Апостолы Рима, чтобы не сказать чего-нибудь бесчестнейшего для них, обходят с видом как бы святым и важным, со смиренною поступью лицемерия, с божественною будто бы ревностию, со взглядом кротким, языком нежным, речью сладкою, обещаниями великими.

Издревле и от начала они были наветниками для лоз Православной Восточной Церкви, и старались не только погубить плоды и обнажить их от листьев, и если бы была возможность, исторгнуть с корнем.

Это лжехристы и лжепророки, которые всюду ходят в миpе не для того, чтобы проповедовать нечестивым имя Христово, но чтобы утвердить среди благочестивых христиан трон антихриста, ибо оный и ныне в мире есть уже (1 Ин. 4, 3). Братия, удаляйтесь от этих лжеапостолов, ищущих сдвинуть вас с недвижимого камня учения Христова, на котором вы утверждены. Заградите уши ваши от ложных и нелепых учений их, коими они ухищряются уловить вас. Вы имеете Моисея и пророков, имеете Апостолов и учителей, мужей богопросвещенных, – их послушайте (Лк. 16, 29); имеете Евангелие, каноны и догматы Соборов, наставления святых отцов; в них пребывайте утвержденными, чтобы не быть вам обманутыми: аще и Ангел с небесе благовестит вам, – восклицает Павел, – паче, еже благовестихом вам, анафема да будет (Гал. 1, 8).

И благовестники римские, эти ангелы тьмы, скотисты ли то или доминиканцы или иезуиты или другого какого ордена западной иepapxии, анафема да будут: потому что они благовествуют вам иное, а не то благовестие, изшедшее от уст Христовых, которое благовествовали Апостолы и отцы наши.

Между верными явно благовествуется, что Святой Дух от Отца исходит (Иоан. 15, 26), а сии ангелы тьмы благовествуют: «и от Сына».

Первый Вселенский Собор богословствует в Символе Веры, что «Дух Святой от Отца исходит», а эта синагога лукавнующих: «от Отца и Сына».

 Собор анафематствует тех, кои дерзнут прибавить хотя малое нечто к Символу, а они бесстыдно совместно с ипостасью Отца ставят и ипостась Сына, почитая ипостась Сына и Слова источным началом для Духа.

Богоносные Отцы согласно, едиными устами и в одном духе ясно учат, что один Отец Виновник, а эти новые отцы, исправляя древних, учат, что Виновник не Отец только, но и Сын.

Отцы говорят что одно Начало, Причина и Источник Божества – Отец, а латинские монахи прибавляют: не один Отец, но и Сын.

Отцы учат: хотя мы говорим «Дух Сына» но не говорим – «от Сына», а западные монахи учат не по руководству их, но утверждают, что Он «и от Сына».

Отцы Вселенского Собора определяют, что римскому епископу, как и другим епископам, принадлежит церковный суд в пределах одной своей епархии,               а латинские монахи на своих конвентах распространяют власть своего римского папы на все пределы земли, и если бы было возможно, они желали бы взойти и на луну, и подобно тому, что рассказывают oб Александре Македонском, сокрушаются, что до других миров не достигло владычество папы.

Отцы определяют, что ключи неба, т. е. власть вязать и решить грехи, прияли от Христа все Апостолы, а латинские монахи утверждают, что их приял один Петр и вручил одному папе. Петр подчинен собору, член и собрат на Апостольском собрании, как видно из Деяний Апостольских (Деян. 15); а папа выше облаков и выше соборов, высший, по их мнению, единовластитель Церкви.

 Отцы в изречении: на сем камени созижду Церковь мою (Мф. 16, 18) объясняют, что Камень – Христос и исповедание Его, а латинские монахи утверждают, что камень – папа.

Отцы издревле совершали таинство божественной евхаритии на хлебе квасном, а латиняне хотят совершат его на облатках, более похожих на бумагу, чем на хлеб.

Отцы, по древнему преданию, заповеду

Отцы оставили нам непреложный образ того, что это таинство совершается чрез призывание Святаго Духа, чему предшествуют подлинные Господни слова, после которых предлежащие дары, как еще несовершенные, они называют хлебом и вином, а паписты, напротив, почитают совершительными слова Господа, т.е. приимите… И: пийтe от нея вcи (Мф. 26, 27):

Отцы не помышляли о чистилищном огне после смерти и не говорили о нем, а паписты затопили во внутренности земли, кроме вечной геенской пещи, другую какую-то временную печь чистилища, которая дает более дохода в сокровищницу златолюбивых первосвященников, чем все прочие печи на богатейших золотоплавильнях.

Отцы, наконец, следуя словам Евангелия, совершенное блаженство праведных и мучение осужденных отдаляют до второго пришествия Христова и Страшного Суда, а папы, сами ставя себя судьями и некоторым образом предвосхищая Суд, который Отец, не судящий никому, весь даст Сынови Своему (Ин. 5, 22), сами и по произволу своему одних ублажают, других обрекают на вечные муки до Суда Судии Небесного.

Вот  о сколь многих догматах в учении Христа и Церкви они благовествуют вам явно противоположно благовествованию Апостолов и отцов.

Явно, что эти западные отцы умышленно ищут новостей в делах веры, подобно тому, как они вводят многие новости в одежды и нравы свои, как будто они вовсе недовольны древним, и дерзновенно хотят внести свои законы и в законоположения Духа.

Что из древнего оставили они неприкосновенным? Что непоколеблемым? Что неподвижным?

В древности какую власть имели архиереи? Не единую ли власть Духа? Конечно.

 Но теперь давно уже архиереи их соединяют дух с миром, церковное с политическим, и слыша: воздадите кесарева кесареви и Божия Богови (Мф. 22, 21), присвояют себе, и Божие, и кесарево, власть над душами и телами.

Епископы, вместе и цари и властители, держат в одной руке пастырский жезл, а в другой меч, уподобляясь баснословным чудовищным иппокентаврам и трагелафам; а сделавшись тем и другим, они на самом деле ни то, ни другое.

 Увы! Поставленные собственно для того, чтобы приносить Богу бескровную жертву, они со властию, свойственною мирянину, проливают кровь человеческую.

Бог хотя и очень любил Давида, о котором Он сказал: обретох Давида, мужа по сердцу моему (Деян. 13, 22), но не допустил его построить храм потому только, что руки его проливали кровь, и это дело предоставлено было Соломону, мирному и кроткому царю.

Но если вещественный и рукотворенный храм Божий недостойны созидать проливающие кровь, то во сколько раз больше – живой и нерукотворенный храм тела Богочеловека?

Но что западные оставили непоновленным?

 Апостольские и Соборные каноны позволяют мирскому священнику быть законным мужем единой жены, а они запретили брак мирских священников, как и монахов.

Каноны запрещают ставить на священные степени впавших как в убийство, так и в плотские грехи, а они это позволяют.

В видах благочиния и благообразия, господствует похвальный обычай, чтобы духовные растили волосы на голове и браде (почему божественный Климент Александрийский назвал ее священным украшением), а у них, как священники, так и архиереи бреют и бороды, и усы, и представляют нам главу латинской церкви – бритою.

Церковь определяет, чтобы епископ за одной литургией не рукополагал во епископы или священники более одного лица, а они рукополагают вдруг по пятнадцать и более.

По преданию Церковь строится лицом к востоку, и мы обращаемся в молитве в эту сторону, как бы взирая чрез то на древнее отечество, из которого ниспали, а они обращают свои храмы безразлично на все стороны.

Предание повелевает, чтоб в одном (настоящем или придельном) храме был один только престол, и чтобы на одном престоле каждый день совершаема была одна только Бескровная Жертва; а они в храмах своих, кроме постоянных престолов, устрояют временно подвижные престолы, которые по произволу переносят то туда, то сюда, и на одном и том же престоле, в один и тот же день совершают по нескольку литургий.

Нам предано чтить писанные иконы, а они поклоняются изваянным изображениям.

Мы благолепно живописуем Деву Mарию с досточестным лицом, облеченною в благолепные по древнему обычаю одежды, а они ставят, в виде ее, нескромную статую, румянят ей лицо, украшают ее браслетами, убирают ей локоны разными неприличными подвязками, протыкают ей уши и вдевают многоценные серьги, привязывают к шее золотое, унизанное каменьями ожерелье, одевают ее в неприличные одежды, какие изобретаются Европейскими модами и которыми непристойно украшаются и жены их, и опоясывая, так сказать, поясом телесных прелестей Непорочную и Чистейшую Матерь Божию, в столь несообразном виде представляют икону Пресвятой Девы.

Когда Церковь христианская от времен Апостольских до нас употребляла при богослужениях трубы, роги, арфы, цитры, флейты, тимпаны и другие музыкальные инструменты? Когда вводила для божественных гимнов музыкантов, евнухов и актеров, чтобы они исповедали Бога театральными, похотливыми, нескромными и бесстыднейшими песнями?

 Чрез все это они превратили храмы свои в театры. Заметь также, что Церковь, по чудному промышлению и заботливости, издревле повелела, чтобы было особое женское отделение для стояния жен, для устранения соблазна и бесчиния, какие могли бы произойти от соединения мужчин и женщин в одном и том же месте. А они как бы умышленно, сильно противоборствуя всему прекрасному у нас, отвергли и этот порядок, и приближают во время молитвы очень близко к огню  лен  удобо воспламеняемый.

Перейдите мысленно и к следующему.

Неизменные законы Церкви запрещают преклонять колена в субботу, – а они преклоняют; запрещают поститься в субботу, – а они постятся; нарушать (пост в) среду и пяток, – а они нарушают; есть кровь, удавленину и оскверненное, – а они едят; соединять узами брака родных по плоти или по духу, – а они соединяют, допускать до божественного причастия впадших в тяжкие грехи, а они допускают.

Христос проповедовал, чтобы верующие приобщались и Тела и Крови Его, сказав: Пpиимите, ядите, и: пийте oт нея вcи (Мф. 26, 27), а они пречистой Крови Его не преподают мирянам.

И самого главного и необходимого для спасения таинства они не оставили неприкосновенным и неколеблемым.

Я говорю о крещении. Несмотря на то, что Апостолы, Соборы и все святые отцы возвещают крестить в три погружения, они только слегка окропляют крещаемого и не помазывают тотчас миром; но, нерадя о помазании, небрегут и о бывающем чрез него наитии Святаго Духа…

Кто может подробно исчислить все?

Впрочем и из этого всякий может понять, до какой степени дух нововведений ослепил этих лживых людей.

Итак, братия, они суть вожди слепии; не слушайте их, чтобы не низвергнуться вам в ров нечестия и ереси; в устах их обитает дух лжи и обмана, не верьте словам их, чтоб не быть в опасности. Вы имеете очевидный признак того, что они лжецы и обманщики, кои говорят противное тому, что возвещал Дух истины чрез своих служителей.

Припомните страдание простого, незлобивого, но легковерного человека Божия, судьбу которого мы знаем из 13-й главы третьей Книги Царств.

Бог, посылая его обличить царя  Иеровоама, повелел ему не есть хлеба и не пить воды и не возвращаться тем путем, которым он шел. Но один старый лжепророк, живший в Вефиле, узнавши об этом, побежал вслед за ним, нагнал его, убедил его зайти к себе, сказав: и аз пророк ecмь, яко же ты, и Ангел глагола ко мне словом Господним, как и к тебе, повелев мне, возвратить тебя в мой дом, и предложить тебе пищу. Иди со мною, яждь хлеб и пей воду (3 Цар. 13, 18). Он уговорил его. Но что же? Возвращаясь после сего, преступивший повеление человек Божий нашел тотчас достойную казнь за преступление свое: он растерзан зверем . И обрете его лев на пути и умертви его (ст. 24).

Мужи Божии, рабы Христовы, научитесь из этого примеpa узнавать лжепророков. Внемлите. Человек, который говорит противное глаголам Божиим, есть несомненно лжепророк.

Бог говорит чрез Церковь Свою: постись, не яждь, а он, напротив: не постись, яждь. Этого уже довольно. Он лжепророк, сомнения нет. Бог повелевает не возвращаться путем, коим он шел, но идти прямо путем своим, а он хочет сбить вас с пути, по коему идете, и вместе с собою увлечь вас на свою дорогу. Не ищите другого признака, чтобы узнать, что это лжепророк, хотя он и говорит, что он пророк, что Ангел Божий возглаголал к нему. Пускай говорит! Не совращайтесь; не верьте ему, хотя бы возглаголал к нему и Ангел Господень. Потому что если он благовествует не то, что возвестили нам от лица Божия Апостолы, анафема да будет (Гал. 1, 8).

Эти апостолы Рима употребляют много различных способов, чтобы от стада Православной Церкви отторгнуть в папизм истинных чад.

Bсе эти способы можно подвести к трем видам, чтобы и быть бдительными и предохранить себя.

Они выступают на борьбу:

 -или с силою слова,

 -или с приманками обещаний,

 -или насилием угроз.

 Они как будто и доводами силятся убедить, или подарками и благотворениями  увлечь, или прещениями и угрозами принудить.

Но вы, возлюбленные братие, стойте твердыми и неодолимыми пред лицем сих врагов душ ваших, и, с помощию Божиею, они отступят от вас тщетными и постыжденными; слова их развеются по воздуху как пустые звуки; ложные обещания их останутся не исполненными, угрозы их падут, лишенные силы.

Когда они приходят к вам с оружием слова и с силою софистических доводов и высокомудрствуют в похвалу догматов своих, не удивляйтесь. Пускай они мудры, что удивительного? Учен был и Арий, – учен и Македоний, и Аполлинарий, а более всех удивлял ученостию Ориген. Но со всем своим знанием они пали в бездну погибели с множеством хулений своих и ересей! Мудрецы были Аристотель, Платон, Епикур  и многие другие, но при всей своей мудрости блуждали они, жалкие, подобно слепцам во тьме идолослужения, и говорили о Божестве и промысле бесчисленные нелепости.

Сколько есть других народов, современных нам, образованных, но и они, даже, по мнению латинян, самые отъявленные еретики. Для таких-то высота их человеческой мудрости и готовит глубочайший ров осуждения. Потому что доверявшие своей мудрости сделались слепыми в уразумении истинной веры, как говорит об этом Василий Великий: Избыток человеческих природных сил умножит некогда строгое осуждение. Ибо, глаголющеся быти мудри в познании истины, объюродеша жалким образом (Рим. 1. 22).

Что такое премудрость мира сего? Она есть заблуждение, безумие, буйство у Бога есть (1 Кор. 3, 19), по апостолу Павлу, если отделяется от мудрости Божией.

Мудрость Божия, – это истинная Bepa; она-то есть истинная мудрость, безопасная и непреткновенная, мудрость правая.

Первую мудрость изучают в новейших академиях, а последнюю в древней Церкви; первую в книгах философов, а последнюю в писаниях святых отцов; первую – способностями умственными, а последнюю – теплотою чистой и благоустроенной души; первую – с  хитросплетенными умозаключениями и многообразными доводами, а последнюю – с твердым послушанием всесовершенному учению православной веры; первую – с тревожными изысканиями и исследованиями, а последнюю – смиренным пленением ума в послушание Христово (2 Кор. 10, 5).

 К чему паписты усиливаются убедить нас диалектикой?

Мы, и отцы их, и от начала все христиане и отцы наши, не прияли веры посредством диалектики, но прияли ее по откровению.

Зачем они усиливаются поколебать нас в догматах, коим Христос научил, Апостолы проповедали, Вселенские Соборы утвердили, отцы истолковали?

Вся Церковь навечно установила: никогда не прибавлять, не убавлять от них ни одной иоты, или черты. Bеpa не изменяется от времени, не преобразуется с эпохами, не подчиняется обстоятельствам, не увядает, не стареется, но пребывает всегда одна и та же -древняя и юная.

 Как эти новые богословы дерзают подвинуть неподвижное?

Мы убеждены, что догматы веры, чем новее, тем менее веpны, а чем древнее, тем вернее и истиннее, подобно тому как воды, чем дальше от источников своих, тем грязнее и мутнее, а чем ближе, тем чище.

Мы не можем оставить священнотаинника Дионисия, свт. Василия Великого, св. Богослова Григория, дивного свт. Златоуста и стольких Богоносных мужей, Богодухновенных отцов, сосуды Святаго Духа, о которых затрудняешься решить, святость ли их больше мудрости, или мудрость их больше святости, и последовать Фоме Аквинату, Иоанну Скоту, Оккаму и другим, в церковной иерархии совершенно неизвестным именам.

Если бы мы не имели другого основания предпочитать своих, достаточно нам и того, что святые отцы и учители Церкви нашей во всех догматах согласны, о всех мудрствуют одинаково, ни в одном не разнствуют, но составляют как бы из многих голосов одну совершенно согласную и стройную песнь в Церкви, потому что истина одна, и там никогда не бывает разногласия, где есть просвещение и действие Святаго Духа.

А у них нет согласия. Напротив, богословы и учители латинские возбуждают между собою многие распри и брани. У них сколько голосов, столько и умов: сколько орденов, столько и уставов. Фомисты, скотисты, оккамиты, безразличные иезуиты, кои в прениях своих столько же раз самоуверенно выводят заключение, сколько раз сами заслуживают заключения вечного в преисподней, потому что ложь многообразна и весьма мало согласна сама с собою.

Наши богословы видятся как огненные языки в день пятидесятницы, когда все они соединяются на проповедание одной и той же веры; а богословы латинские как языки людей, строивших башню Вавилонскую, когда один кричал “камень”, а другой подавал воду.

Только в одном согласны эти почтенные учители латинян, именно в том, чтобы устремлять языки свои против нас. Эти ревнители не на то употребляют мудрость (ученость) свою, чтоб обращать язычников, заблуждающих вне благочестия, просветить ослепленный народ иудейский, научить неразумных агарян, обратить закоснелого в своих мнениях еретика, а на то, чтоб сделать служителем папы простосердечного восточного (христианина), и отвлечь его от догматов, которые он принял и хранит как зеницу ока от времен святых отцов с непрестанным послушанием.

Я знаю, некоторые возразят, что и латиняне составляют и доказывают новые догматы свои от Священного Писания и святых отцев.

Братия, не будьте в заблуждении: по наружности они носят овечью кожу, а внутри суть волки и львы. По виду они беседуют согласно с Писанием и божественными отцами. Но кто узнает их поближе, найдет, что они говорят совершенно противное учению Священного Писания и богомудрых отцов. Что ж странного? И сам диавол, искушая Христа, Господа нашего, говорил от Божественного Писания: Ангелом своим заповесть о тебе сохранити тя во всех путех твоих (Пс. 90, 11). Божественным же Писанием он старается низвергнуть Спасителя, говоря: верзися низу. Подобно сему эти нововводители-богословы говорят и с тобою, брат мой, от Писания, но цель их та, чтоб низвергнуть тебя в собственную их бездну; верзися низу, говорят они.

И фарисеи говорили со Христом от глав закона, а для чего?

Чтобы уловить Его.

Подобно им и эти истинные фарисеи, отсеченные и отделившиеся от Матери своей Церкви, эти лицемеры приводят каноны Соборов, но для чего?

Для того, чтобы захватить тебя в сеть свою, спутать тебя. Наконец, и все еретики словами Писания ухищрялись утвердить ереси свои; а один атеист доказывал изречением Божественного Писания в псалмах, что нет Бога. Но он умолчал о написанном выше: рече безумен (Пс. 52, 1).

То же в обычае и у новых западных учителей. Они приводят слова Писания, а также каноны Соборов и отцов во множестве. Но как?

Одно отрывают от предыдущих предложений, другое отсекают и искажают, об ином умалчивают и пропускают, иное повреждают и изменяют, а иного вовсе не понимают, не зная силы греческого языка, а другое вовсе не написанное вымышляют.

Чего не изобретают лукавые?

Наконец, когда встретят какое-либо изречение отца, которое явно обличает учение их, тогда посмотрел бы ты, как эти ученые богословы превосходят               и самих себя и разгорячаются в возражениях; здесь идет в ход и тонкость и острота ума, тут пестрая диалектика и болтовня схоластического суесловия, тут софистические и паралогистические разделения и подразделения, которые мутят ум и туманят голову; тут определения и слова иностранные, неприличные священному богословию, неслыханные в Божественных Писаниях, и языку святых отцов совершенно чуждые.

Если же представляемое для них свидетельство какого-либо святого отца так очевидно, что они   не могут дать ответа, то они забывают и должное к отцу уважение; дерзкие и бесстыдные не стыдятся отвечать, что в этом месте Духом движимый язык отца заблуждался и ошибался. «Феодорит, – говорят они, – был несторианский еретик, божественный Дамаскин об этом не сказал правильно; Боговдохновенный Максим Исповедник в этом отступил от истинного смысла; блаженный Феофилакт держался той же ереси; и т. п.» Говорят они, изобилующие ересями, и истинно слепые и заблудшие, чтоб ввести в заблуждение простых и незлобивых овец Христовых. 

А вы держитесь подальше от их адских уст, дышащих пламенем и смрадным дымом, кои своею близостью могут сожечь или помрачить души, воспитанные в благочестии.Подальше будьте от них, – дышащих всяким ветром учения, чтобы вырвать с корнем плодоносные древа святой Православной Церкви, или подвергнуть гибельному кораблекрушению верных, плывущих по горькому житейскому морю.

Божественный Учитель Господь и Бог научает вас бегать таких искусителей, когда они теми же самыми Писаниями, кои даны для вашего спасения, стараются ввергнуть вас в погибель. Скажите и вы им, когда они искушают вас: Отойди от меня сатана, ты мне соблазн (Мф. 16, 23).

Не малое внимание и осторожность требуются от вас, братия мои, в отношении к этим обманщикам, когда они приходят с медом в устах беседовать с вами, когда ухищряются лестью благодеяний и милостей поймать вас на уду и уловить надеждами и обещаниями. Нет врага страшнее того, который притворяется другом; нет войны опаснее и губительнее той, которая, обещая свободу, приносит тиранию.

Поверьте мне, что очень многих Восточных они ввели в заблуждение и совратили к себе больше дарами, чем диалектикой; больше деньгами, чем доказательствами; больше, говорю, лестью, обещаниями, подачками, благотворениями, мирским заступничеством, безопасностью, свободой, послаблением, угождением страстям и надеждами, чем словами и огласительными поучениями. Свидетелями тому Антиохия, Александрия, многие области Сирии, и многие острова Эгейского моря, где раздачею больших денег Рим распространил папизм, собирая верных, точно наемное войско. Не могли бы они увлечь некогда императора Константинопольского и Патpиapxa, и столь многих архиереев во Флоренции и склонить их к ложному и недействительному единению, если бы не обольстили надеждою союза и помощи в открывшейся тогда войне с варварами. Они не успели бы привлечь на свою сторону более любостяжательного и тщеславного, чем мудрого архиерея Виссариона, если бы не обещали ему своей порфиры и кардинальской шапки. Но в этом-то и состоят те средства и орудия, кои враг душ употребляет, чтобы обольстить верных привременным, и лишить их вечного.

От начала как возмог коварный увлечь в заблуждение наших прародителей? Не одним ли великим обещанием устроил это? Ядите от древа, – сказал им, – если хотите, чтобы отверзлись очи ваши, чтобы вы различали доброе от худого, и таким образом вы сделаетесь Божественными и будете яко бози (Ср.: Быт. 3, 5). Потом какими средствами пытался злой дух диавол победить на горе Богочеловека Иисуса? Не обратился ли он к обещаниям, дарам, почестям? Он говорит: пад, поклонись мне, и я дам тебе все эти царства, которые ты видишь. Сия вся тебе дам, аще, пад, поклонишимися (Мф. 4, 9).

И слуги диавола, гонители Православной Церкви и тираны не обращались ли также по временам к тому же средству?

 Все они предлагали почести, обещали богатства, объявляли безопасность, и все другое, что только может прельстить слабую и удобопреклонную волю человека, для того, чтобы отвлечь верных от благочестия в неверие.

Моавитяне не могли обратить в бегство евреев ратными колесницами, но как их обратили?

Послали к ним жен и дочерей своих; лакомствами и напитками, пищею и питьем, постыдными наслаждениями и сообщением расслабили отважные до того и мужественные души непобедимых мужей, и отдалили от служения Богу своему к поклонению богам Моавским, и таким образом победили и почти погубили их.

Подобным образом и служители Рима пособиями и благодеяниями своими увлекают в папизм, увы, и самых простосердечных.

Они говорят им: “Приидите, имейте общение с нами, соединитесь с церковью нашей, признайте верховного архиерея, единовластителя церкви, главу тела Христова, самодержавного законодателя и повелителя и судно Соборов, непреткновенного, непогрешимого папу, если вместе со спасением душ ваших любите и счастье ваше; чрез это вы будете народом царственным, а не подданными царей, свободными, а не пленными, приобретете безопасность, похвалу, превосходство, достоинство, славу, честь, помощь богатых, благосклонность вельмож, благоволение государей, защиту всему роду вашему от стольких властителей Европы.

Если захотите достигнуть власти, получите; захотите какой-либо должности – вам дадут ее; захотите выгодного покровительства – получите; захотите высшего и блистательнейшего звания – со временем можете надеяться и                      на это. Все подобное мы обещаем вам и даже больше этого. Сия вся тебе дам (Мф. 4, 9), и на будущее время вы будете свободны от повинностей, свободны от тягостей, не изнуряемы трудами и общественными службами,                   в обществе будете иметь предпочтение, любимы, вспомоществуемы, облагодетельствованы всеми, в почете и славе, будете яко бози. В Церкви нашей, по силе и власти, какую папа получил от Бога, вы спасетесь легко и удобно, без строгой дисциплины и трудов, без бдений и постов, без строгих канонов и суровых подвигов; достигнете вожделенной цели оправдания и блаженства.Иго веры нашей благое, бремя легкое. Путь широкий и удобопроходный у нас; благами мира, кои создал Бог для наслаждения человеческого рода, можете насыщаться в изобилии. Если же когда-либо вы, по немощи человеческой, согрешите, то найдете готовое врачевство и прощение у рабов Бога, этого милосердого самарянина, по евангельской притче, и у слуг его, – скорее со сладостию елея благоутробия, чем с вином горечи. Ключи рая находятся в руках великого наместника Петрова; он легко и без мук может дозволить вам вход в него.

– Когда эти сирены напевают вам такие песни и обещания, вы, братия христиане, немедленно затыкайте уши ваши, чтоб не впасть в опасность; не допускайте, чтобы этот яд чрез слушание проник в сердце ваше, если любите свое спасение. Скажите тотчас с Давидом: словеса закона Божия слаждша паче меда и coтa (Пс. 18, 11) и вожделеннее всех удовольствий миpa, всех наслаждений телесных, всех приятностей жизни, которые они обещают вам.

Отвечайте им: «Вы, почтенные латиняне, прельщаете нас медом настоящих благ и выгод, но мы думаем; какую горечь принесет нам этот мед впоследствии! Мы не желаем принять в уста и мало меда, чтоб не впасть, подобно Ионафану, в уста смерти; мы не довольствуемся тем, чтобы утолить жажду небольшим количеством воды, чтобы не лишиться, подобно Лиммаху, царства, не одного временного царства, а Царства нескончаемого. Закон, принятый отцами нашими от Бога, мы предпочитаем всем благам, которые oбещаете нам.Благочестивую, Богом данную веpy, за которую боримы, мы предпочитаем всем удобствам настоящей жизни.

Богатством, почестями, наслаждениями, этим ли нас прельщаете?

 И какое сравнение имеют они с небесными и неизреченными благами, коих мы надеемся? Какая польза от них в течение короткого времени жизни нашей на земле, когда чрез них мы погубим душу свою? Кая польза человеку, аще миp весь приобрящет, душу же свою отщетит? (Мф. 16, 26) Какую вещь вы можете дать нам, столь многоценную, как душа наша, которая искуплена безконечно дорогою кровию единого Бога?

Что даст человек измену за душу свою? (Мф. 16, 26).

Эти блага суть цветы легко блекнущие; они тленны, привременны и преходящи, а душа нетленна, бессмертна, вечна.

Итак, какое неблагоразумное и несообразное дело вы убеждаете нас сделать!

Если вера наша имеет строгости, тяготы и скорби, мы радуемся. Чему научают нас неложные уста Законоположника нашего? В мире скорбни будете (Ин. 16, 33). Царствие небесное нудится (Мф. 11, 12), и: узкая врата и тесный путь вводяй в живот (Мф. 7, 14).

Эти терны любезны нам, потому что растят нам розы небесного наслаждения. Эта горечь весьма приятна нам, потому что радует нас благоуханием душевного спасения. Эти неровности кажутся нам уравненными и углаженными, потому что они ведут нас в место упокоения, в горний Иepyсалим, где наше вожделенное отечество.

О! Какой способ учения употребляется вами, досточтимые латиняне? – Тот, чтоб уловлять дух удовольствиями телесными, приобретать души благами мира, временное ставить залогом вечного.

Кто из Апостолов так проповедовал? Кто из святых отцов так учил? Кто из святых когда-нибудь какую душу такими способами стяжал?

Из одного этого вы даете хорошо видеть, что в вас не Дух Божий, а дух лжи; что вы не Апостолы, а обманщики; вы имеете не ревность о Христе, а ревность о папе.

Итак, держитесь-ка подальше от нас, отойдите от нас; никогда вы не обольстите как неразумных детей нас, мужей благодати.

Так отвечайте, братия, когда хотят ввести вас в заблуждение ласкательствами и обещаниями.

Однако ж эти Апостолы употребляют и другой способ, чтобы совратить к себе чад Церкви нашей, и вы должны быть и на это готовы и внимательны, чтобы оградить себя. Если они не успевают кроткими, сладкими и обольстительными речами, то употребляют принуждение и силу.

 Когда видят, что слова их остаются напрасными и недействительными, они начинают действовать; и чего не сделает их язык, то стараются довершить жезлом.

Я хочу сказать, что когда они не могут убедить, тогда преследуют бедных православных через правителей и власти, при которых они могут свободно говорить и действовать, воздвигают против христиан невыносимую брань, угнетение и насилие.

Они разнятся от древних гонителей христианства тем, что древние воздвигали  гонениe на благочестивых прямо и открыто, а новейшие действуют тайно и скрытно. Но и они преследуют, изгоняют, заключают в узы, и чего они только не делают!

Мы имеем свежий пример этому в наши времена. Когда победоносные немецкие войска прошли до Венгровлахии и овладели значительной частью этой области, тотчас побежали латиняне, спешившие за армией, и старались изгнать из обителей монашествующих, боголюбезных мужей, как еретиков, и избегающих единения с ними. А несчастные христиане, вместо того, чтобы под победоносными знаменами христианских царей найти свободу и безопасность, как надеялись, подверглись опасности чрез враждебные насилия и нападения от апостолов римских потерять и эту свободу, какую враги христианского имени агаряне, умереннейшие западных миссионров в этом отношении и более рассудительные, дают подвластным им христианам в делах веры.

Когда таким образом нападают на вас, братия христиане, я не могу вам дать другого совета, кроме того, чтобы вы терпели и переносили великодушно гонения за Православие, потому что таким образом не только спасетесь, но и увенчаетесь как мученики. Подумайте, что у вас в опасности два предмета: души и тела; благоразумие какой из них повелевает сохранить? Без сомнения, душу, которая драгоценнее. Благоразумен тот купец, который, предвидя кораблекрушение, не задумывается побросать в море все свое богатство, чтоб спасти свою жизнь. Так и вы бросайте и отрекайтесь, когда против вас воздвигаются такия бури от сильных ветров Рима, бросайте, говорю, и имущество, и почести, и богатства и звания, для сбережения небесной жизни, которую надеетесь приобрести.

Когда человек видит предстоящий удар в голову свою, он не отражает ли его рукою, и не подставляет ли под удар менее важный член, чтобы сохранить важнейший? А для спасения души своей, как не пострадать телу? Так об Иове написано: кожу за кожу, и вся елика  иматъ человек, даст за душу свою (Иов. 2, 4). Так и вы давайте кожу за кожу. Когда же подвергнется опасности все тело, если бы нужда потребовала, нужно охранять одну душу.

Относительно души вашей Господь повелевает вам: Будите мудри яко змия, и цели яко голубие (Мф. 10, 16). Когда змея почует, что ее хотят убить, она, сколько возможно, прячет свою голову. Так и вы среди гонений, бичеваний, мучений, должны заботиться сохранить главу – каноны ваши, главу [догматы] – веpы вашей, главу – Православие и благочестие.

Вы имеете бесчисленные примеры славных мучеников, кои радостно облобызали страшные роды мучений и ужаснейшие смерти единственно для того, чтобы и немного не отступить в исповедании Христа. Вы имеете в ваши времена примеры стольких собратии ваших христиан, которые под деспотизмом агарян переносят, несчастные, или лучше сказать, блаженные, величашие страдания единственно для того, чтоб не изменить благочестию. Вы имеете великий и возвышенный пример Сына Божия и Бога нашего, который по любви к нам приял плоть, алкал и жаждал, был поруган, бесчестим, связан, осужден, увенчан терновым венцом, распят и умер ради нашего спасения. Что равное сему вы можете потерпеть ради Его? Что сравнится со столькими страданиями, кои Он потерпел за нас?

Если Он для нас, часто согрешающих, столько восприял, столько потерпел, cтолько пострадал, то, чего не должны потерпеть мы для Него, Искупителя и Спасителя нашего? Какое зло в этом миpе можно найти столь великое, которое могло бы нас отвлечь от исповедания Его, от Церкви Его, от любви к Нему? Кто ны разлучит от любве Божия? (Рим. 8, 35), – говорить апостол Павел. Ничто, ничто. Для Него мы должны с радостию переносить всякое зло, что бы пребыть в настоящей жизни твердыми в исповедании правой и истинной веры Его, а в будущей удостоиться вечного блаженства, которого да сподобимся все мы, Его благодатию и человеколюбием. Ему же слава во веки веков. Аминь.

«Душеполезное Чтение». Май, 1865 г.

Источник: http://www.stopoikumena.ru/oblichit/obl_bulgaris.htm

Интернет-журнал “Антиэкуменизм”

 

(Просмотров за месяц: 437, за сегодня: 1)
Всего просмотров: 1,148