переводчик сайта
EnglishFrenchGermanRussian
ВАЖНЫЕ НОВОСТИ ДСНМП
  • 29 октября 2016 г.

    Беседа И.Ю.Чепурной с насельниками монастыря Общины во имя Иконы Божией Матери “Державная”

  • 12 Октября 2016 г.

    Резолюция Конференции «Россия над пропастью Нового мирового порядка»

  • 19 Октября 2016 г.

    Вечер МО СРН памяти патриарха Тихона. Дискуссия с противниками его святости (видео)

  • 23 Июля 2016 г.

    Легализация вживления микрочипов в Российском законодательстве.(видео)

  • 2 июля 2016 г.

    Беседа Владимира Медведева о СНИЛСе, личном коде и «мертвых душах» в электронном концлагере.

ВСЕ НОВОСТИ

Популярные новости
Ajax spinner
МАТЕРИАЛЫ О НМП
КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ
Декабрь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  
http://prav-film.ru
национальный-медиа-союз
Мероприятия движения СНМП
Видеосборники движения СНМП
Православно просветительские лекторий Союза Христианское Возрождение
Лекции, беседы, статьи руководителя Движения СНМП В.Н. Осипова
Проповеди и беседы священников
Вечера Московского Отделения Союза Русского Народа
Православные фильмы
Военные фильмы
На страже Православия
You Tube Движения СНМП
You Tube Студии православных фильмов Иоанна Богослова
Кто онлайн
15 посетителей онлайн

Владимир Семенко “Пятая колонна на глиняных ногах, или Чапниниана на излете либеральщины”

FacebookVKTwitterOdnoklassnikiLiveJournalLinkedInMail.RuGoogle+Google GmailПоделиться

SCHНизвержение одиозного и яркого представителя неообновленческого лобби в РПЦ Сергея Чапнина со знаковой должности ответственного редактора объединенной редакции «Журнала Московской Патриархии» и «Церковного вестника» породило радостные комментарии со стороны православно-патриотических авторов. Некоторые полагают, что непосредственной причиной столь долгожданного увольнения стал доклад Чапнина в Фонде Карнеги[1], выдержанный в последовательно антицерковных тонах, а точнее, критика этого доклада на некоторых ресурсах интернета.

 Может быть, так, может, и не так, а, может, частично так. Исследование этого вопроса не входит в нашу задачу, поскольку оно совершенно бессмысленно. Но вполне очевидно, что критики вышеозначенного доклада в основном далеки от какой-либо аналитики и серьезного, вдумчивого отношения пусть даже и к враждебному тексту. А это дает повод либералам в очередной раз объявить тех, кто позиционирует себя в качестве защитников православной Традиции, в примитивности, погромных настроениях и неумении мыслить. Думается, следует исправить эту ошибку.

Доклад содержит несколько весьма симптоматичных положений, с головой выдающих, во-первых, его явно заказной характер, а, во-вторых, плохо замаскированное убожество самой либеральной мысли.

Начинает автор с сетования по поводу того, что многие молодые архиереи, рукоположенные в последнее время, молчат, не высказываются в публичном пространстве:

«К 2015 году Русская Православная Церковь в целом оказалась в ситуации нового молчания. В публичном пространстве звучит фактически только один голос – это голос Патриарха Кирилла. Все остальные преимущественно молчат, не позволяют себе развернутых высказываний – только краткие комментарии по отдельным, всегда очень конкретным поводам… Молодой епископат – а это почти две сотни сравнительно молодых людей, рукоположенных при патриархе Кирилле, – остается темной лошадкой. За 5-6 лет своего существования он еще ничего не сказал. Возникает вопрос: почему молодой епископат не говорит – не хочет, или не умеет, или боится? Это молчание – пауза накануне больших перемен или стремление уйти из публичного пространства? По состоянию на конец 2015 года эти вопросы остаются открытыми». И т.д.

Вообще-то, с точки зрения чисто церковной, абсолютно не ясно, почему, с какой стати служащие священники и тем более архиереи, у каждого из которых, несмотря на пресловутое деление епархий, в управлении находятся десятки храмов, сразу после хиротонии должны начинать свое служение с того, чтобы бежать в ЖМП или в «Правмир» давать интервью. Я лично знаю немалое число архиереев, среди которых есть даже митрополиты. Многие из них, когда заходит разговор, подчеркнуто говорят: «Церковь должна заниматься проблемами, души, спасения, смотреть на мир с позиций вечности; не следует профанировать веру и растрачивать наш авторитет, реагируя на все мелкие и не очень события общественной и политической жизни. Такая реакция – вообще не есть дело Церкви, пастырского и архипастырского служения. Вы журналисты, вот с прессой и работайте». Как дело моего или чьего-то еще спасения зависит от того, сколько интервью дал мой духовник, насколько он раскручен в медиасфере? По мне, так лучше иметь такого духовника, который вообще с прессой не связывается. Лучше это не только для дела духовничества, но и вообще для церковно-приходской работы. И это известно всем людям, в повседневном режиме живущим нормальной церковной жизнью. Открою тайну, которая является тайной лишь для таких далеких от реальной Церкви людей, как Чапнин: если священник или тем более архиерей честно работает, честно исполняет свой долг, свое служение, ему просто некогда не то что интервью давать или часами зависать в соцсетях, а даже новости по телевизору или по интернету смотреть! Надо же когда-то есть и спать, а белым священникам нужно еще уделить время жене и детям. Что до архиереев, то у тех еще существует вообще-то монашеское правило… Нет, для Чапнина все это (то есть самое главное для людей Церкви) второстепенно, вообще не существует. Человек либеральный – он всех судит по себе: ничего другого не умеешь, так умей хорошо болтать. И будет тебе счастье…

С самого начала автор упорно навязывает нам свой убогий либеральный дискурс, и причина вполне понятна. Человек-симулякр вне медиасферы вообще не существует, потому что сам по себе он никому не интересен и не нужен. Он ничего всерьез не может, кроме разрушительной и антисистемной болтовни – и пытается свою убогую мерку применить к тем людям Церкви, кто реально молится и работает. А еще пытается рассуждать о постмодернизме…

Выполняющий явный внешний заказ Чапнин пытается навязать нам свой либеральный стереотип, согласно которому «голос Церкви» – это не голос Писания и Предания, не решения церковных Соборов по основополагающим, фундаментальным проблемам жизни Церкви и мiра, наконец, не богослужебная проповедь (разве мало у нас блестящих проповедников?), а постоянное «говорение» в СМИ, желательно, естественно либеральных. С этой точки зрения, например, проповеди оо. Александра Шаргунова и Олега Стеняева (звучащие, кстати, не только с амвона, но и по радио «Радонеж») – это не «голос Церкви», а вот соболезнования официальных лиц РПЦ по поводу пожара в клубе «Хромая лошадь» – это уж точно тот самый взыскуемый «голос». Поэтому, с позиции Чапнина, не «безгласны» те клирики, которые явно и регулярно выходят за пределы той собственно церковной, главной для всех людей Церкви сферы борьбы за наше спасение, за наши души: например, «внештатный» (то есть не служащий регулярно) протодиакон Кураев, либеральный «библеист», заслуженный меневец Десницкий и примкнувший к ним прот. А.Уминский, что прославился, в частности, хвалебным предисловием к не получившей одобрения Издательского Совета книге про секс «с православной точки зрения».

Но даже если обратиться к собственно медиасфере, то так ли уж наша Церковь «безгласна»? Например, на сайте «Благодатный огонь» регулярно публично высказывались и высказываются такие богословы и публицисты, как прот. Сергий и Владимир Правдолюбовы, покойные прот. Петр Андриевский и свящ. Даниил Сысоев, прот. Александр Шаргунов, прот. Константин Буфеев, свящ. Георгий Максимов, диакон Илья Маслов, не говоря уже о многих мирянах. Вряд ли всех вышеперечисленных можно поименовать «безгласными» и «молчащими». Кстати, никаких согласований наверху для того, чтобы высказаться по актуальным проблемам, имеющим отношение к Церкви, у них никто не требует. Можно по-разному относиться к деятельности ныне покойного о. Даниила Сысоева, но он, как известно, за свое «небезгласие» заплатил собственной жизнью. Для Чапнина этот факт также находится за пределами его убогого либерального мира.

Так, например, аналитическая концепция, сформулированная в моем цикле публикаций «Осень Патриарха», опубликованном в течение июля – сентября с.г., более чем далека как от либеральной, так и от условно «сталинистской» идеологии (коей пугает нас Чапнин). То же самое можно сказать и о моей книге «Как разрушают Церковь»[2]. Наконец, упомяну еще и творчество известного православного журналиста, бывшего друга и соратника Чапнина А. Щипкова, ныне перешедшего на умеренно-консервативные позиции. Всё вышеперечисленное – как раз и есть та самая аналитическая православная публицистика, на отсутствие коей жалуется Чапнин. Надо ли говорить, что обо всех этих фактах медиапространства он не проронил ни слова. Стало быть, в его стенаниях по поводу «безгласия», «молчания» Церкви (в том числе и по вполне актуальным проблемам») видится самое примитивное замалчивание, манипуляция, а, если сказать прямо – откровенное вранье. Чапнин замечает лишь то, что укладывается в прокрустово ложе его примитивной схемы, а все другое просто по наглому игнорирует.

Наконец, нельзя не сказать еще об одном важнейшем факте нашей церковной жизни, который сквозь зубы вынужден признавать и сам Чапнин: даже у тех людей Церкви, кто не мелькает в медиасфере и не высказывается публично вовсе, осознанная позиция есть. Бóльшая часть епископов, священников и мирян – стихийные консерваторы и вовсе не принадлежат к числу либералов, модернистов и неистовых реформаторов, как хотелось бы неообновленцам в РПЦ. Они не хотят «перестройки в Церкви». Другое дело, что все они, в силу обозначенных выше причин, не спешат артикулировать свою позицию в публичном пространстве и не считают нужным это делать. Но именно эта масса, которую, если угодно, можно именовать «инертной» – и есть главная опора, главный фактор, что обеспечивает нынешний, пока еще половинчато и условно консервативный тренд в политике высшего священноначалия, и именно здесь, в этой собственно церковной стихии, самые современные и, так сказать, апробированные медиатехнологии вдруг в какой-то самый неожиданный момент начинают буксовать, перестают работать. Это-то и приводит в настоящее, плохо скрываемое бешенство потерявшего всякую номенклатурную осторожность серого кардинала церковных реформ!

В связи с критикой Чапниным высказываний о. Всеволода Чаплина о «священной войне» (более чем очевидных для православного сознания) и его дальнейшей борьбой с тем, что он называет «православным советизмом» (который есть во многом миф, созданный самим же Чапниным) следует сказать еще о следующем. Крайнюю удаленность от православной Традиции выдает «выстраданная» мысль Чапнина о том, что среди воинов не может быть православных святых, что святость и воинский подвиг несовместимы. Тут уж остается только развести руками. Должны ли мы приводить хрестоматийные примеры из агиографии, хорошо известные любому хоть как-то образованному православному человеку, от детей до глубоких стариков, или достаточно будет упомянуть, например, о том, что в книгу «Иконы святых воинов» (М., 2008) включено более 50 очерков о прославленных и не столь известных святых воинах. Также в ней приведены краткие сведения о более чем 70 святых, при жизни бывших воинами (в том числе почитаемых в церковной традиции как преподобные или святители). К этому необходимо добавить, что православная Церковь почитает как святых также и таких воинов, которые служили и воевали отнюдь не в православном войске, а, например, в римской армии еще в те времена, когда империя была языческой – факт, не оставляющий камня на камня от выпадов Чапнина в адрес советских героев Великой Отечественной войны, которые, по его мнению, в принципе, ни при каких условиях не могут быть святыми. Я всегда говорил, что либерализм способствует слабоумию.

Теперь перейдем, наконец, к главному. Главное, с чем борется Чапнин – это, как мы сказали, созданный самими либералами миф о «православном советизме», сращении церковного и советского, более того – прямо «красного», коммунистического в сознании чад Церкви, что, по его мнению, отражается и в официальной политике РПЦ. И здесь белые нитки, которыми сшиты его смысловые манипуляции, видны невооруженным взглядом. Слова о. Всеволода о «священной войне» пришиты к проблеме «советизма» вполне искусственно. Но если в принципе в России существуют люди, называющие Сталина святым, то с какой стати следует данный взгляд переносить на большинство людей Церкви и ее официальные структуры? При всем уважении к советскому периоду нашей истории (а отрицать его несомненные достижения никак не возможно) ни мы, ни Патриарх вовсе не считаем и не называем Сталина святым и не причисляем достойных глубочайшего уважения и почитания героев Великой Отечественной войны к числу православных подвижников благочестия. То, что данные построения Чапнина суть грубейшая натяжка, более чем очевидно. И если, к примеру, владыка Тихон (Шевкунов) не вышел из Изборского клуба (к чему его провокационно призывает Чапнин) после того, как уважаемый А.А Проханов со своими единомышленниками вынесли на всеобщее обозрение так называемую «икону Победы» с изображением Сталина и советских военачальников без нимбов, перед которой якобы был даже отслужен некий молебен, так это есть в лучшем смысле слова миссионерское поведение (к чему вроде бы столько лет призывали наши «православные» либералы-неообновленцы). В том-то и заключается разница между человеком Церкви и либералом: владыка думает о душе Александра Андреевича, в последние годы все чаще обращающегося к Церкви, о его спасении, а Чапнин воспринимает его лишь как носителя враждебной сталинистской идеологии.

С каких же позиций Чапнин атакует советско-коммунистическое начало, в котором, по его мнению, погрязло сознание большинства наших прихожан? С позиций эмиграции? Но здесь-то и кроется для него главная «засада»! Ведь столь любимый Чапниным и К° Париж, парижское богословие с его либерализмом, экуменизмом и «широкой терпимостью», все, что относилось и относится к «евлогианской» ветке эмигрантского Православия («парижане» 11 раз меняли юрисдикцию и теперь подчиняются Константинопольскому патриархату) в общем контексте русской православной эмиграции, несомненно и законченно маргинально! «Мейнстрим» в зарубежной русской Церкви – это, без сомнения, «карловчане» (собственно и именуемые РПЦЗ), перебравшиеся затем в американский Джорданвилль. А они-то как раз и были и являются убежденными носителями тех начал, которые Чапнин ненавидит: монархизма, принципиального консерватизма, неприятия церковных реформ, опасливого, настороженного отношения к Западу и т.д. Именно их многие здесь, в России, именовали «носителями истинно русского и православного духа», хранителями подлинной традиции русского Православия, и именно состоявшееся, наконец, воссоединение с ними, единственной, помимо РПЦ, канонически законной ветвью русской Церкви, всегда было для нас насущной и актуальной задачей. Именно они первыми канонизировали царскую семью и других новомучеников, именно они всегда были принципиальными и последовательными врагами безбожного большевизма и именно к ним, а не к либеральному Парижу, казалось бы, логично апеллировать Чапнину, выставляя себя столь яростным врагом всего советского. И, если это сделать теперь, то снова придется разбираться с проблемой пресловутого «сергианства», а даже такой, казалось бы, отвязанный человек, как Чапнин, прекрасно понимал и понимает, что это для него есть полное табу, никак не совместимо с его номенклатурной должностью. Вот и приходится выкручиваться, компенсируя свою вынужденную номенклатурную осторожность за счет нападок на темный и, как всегда, недостойный светоносных и прогрессивных реформаторов русский народ.

Но главное здесь даже не в старательно обойденной Чапниным стремной проблеме сергианства. Главное в том, что карловацко-джорданвилльское поле Зарубежной Церкви для него столь же опасно и враждебно, как и то, что связано с советским наследством. Ибо там, окажись он в юрисдикции, руководимой кем-то вроде митрополита Виталия, с ним разобрались бы как повар с картошкой, гораздо быстрее, проще и эффективнее, чем здесь, без всяких колебаний, не посмотрев на то, что он прямой ученик самого Глеба Павловского. Ибо для Джорданвилля, где еще жива память об изначальных обновленцах 20-х годов 20 века, такие, как Чапнин – суть прямой и буквальный синоним слова «враг», либералы-февралисты, разрушившие великую империю и сдавшие ее большевикам, и подобающее место таковым персонажам – безусловно вне спасительной ограды Церкви Христовой, вместе с теми хозяевами мировой закулисы, коим они служат. У Ивана Ильина, у ныне готовимого у нас к канонизации архиеп. Серафима Соболева и других подобных авторов немало душевных строк на эту тему.

Это и называется полный аут, тупиковый перекресток, на котором застыл в недоуменной задумчивости наш рыцарь либерализма. Налево пойдешь – в СССР попадешь. Направо побежишь – в Джорданвилль угодишь. Остается ехать прямо, туда, где «убитым быть», чтобы в очном поединке разобраться со злым драконом или Соловьем-разбойником. Однако, в отличие от былинного богатыря, имеющего на боку меч, а на устах молитву, либерал вооружен в лучшем случае последней модели планшетником, а из уст его вместо православной молитвы выходит, как правило, всякая либеральная гадость. Поэтому «прямо» для него – это карьерный путь номенклатурного маневрирования, шаг влево, шаг вправо, шаг вперед, два шага назад, лечь, когда надо, перед начальством и рыкнуть, когда можно, на проклятых фундаменталистов. И не забывать еще при этом искать и вовремя находить зарубежные гранты, ибо ничего другого он вообще не умеет. Его стихия – не бой (войну он вообще сильно не любит), а интрига. А в такой жизни конец известен. Как веревочке не виться, а узелок-то тут. Так что: прямо устремишься – собственноручно застрелишься. Ну, естественно, в виртуально-номенклатурном смысле. Бедные, бедные наши либералы, поистине пожалеть можно. Никто-то их не любит, не ценит и не уважает. А ведь надо все время строить из себя крутых, изображать, так сказать, хозяев дискурса. Как говорил один поэт: «Я устал, у меня возраст уже не тот, чтобы за девушками волочиться, а надо. Чтобы репутацию поддерживать…» Главная «девушка», то бишь Россия, во всех ее модификациях – советской, антисоветской и просто русской православной – наших либералов сильно не любит. И вряд ли уже полюбит когда-нибудь. Краткий роман конца 80-х канул в прошлое, как сладкий мечтательный сон, как тревожащее душу (ну или что там у них вместо души-то?) воспоминание. И единственное, что остается – это, пробавляясь время от времени чтением похабного ЖЖ Кураева про похождения пид… виноват, одуванчиков в рясах, симулировать орг… виноват, пребывание в мейнстриме и морочить голову наивным людям с Запада, всерьез верящим, что чапнины в России все еще что-то значат…

Что касается нападок Чапнина на тех, кто «не желает в Церкви никаких перемен», то могу лишь вкратце повторить мою основную мысль: идея приспособления Церкви к так называемой современности (апостасийной в своих самых последних, глубинных метафизических основаниях) ведет на деле не к миссионерскому успеху Церкви, а к тому, что мирской дух проникает внутрь церковной ограды, способствуя профанации веры и перерождению церковных институтов. Об этом ярко свидетельствует опыт римокатоликов после Второго Ватиканского собора. Идея приспособить Церковь к современности, на чем настаивает Чапнин вместе со своим другом Кураевым и им подобными, имеет в качестве перспективы западную ситуацию: храмы пустеют, пивные, стадионы, казино и прочие увеселительные заведения наполняются, сами храмы закрываются, а мощи святых распродаются с аукциона. Чапниным очень хочется, чтобы и у нас было то же самое; их приводят в бешенство многокилометровые очереди к святыням, в которых люди не чувствуют усталости, потому что молятся день и ночь напролет; паломницы в тугих платках, с тремя долларами в кармане пересекающие страну, чтобы поклониться этим святыням; бородатые казаки и хоругвеносцы; крестные ходы и молитвенные стояния; самый вид этого народа с его живой верой, что на дух не переносит парижское богословие, словом – вся подлинная церковная жизнь, что в самом существе своем несовместима с безумным реформаторством либералов.

Однако особенно раздражает Чапнина воинский дух в людях Церкви, их чуждость пресловутой «толерантности», стремление (хотя и не такое уж частое) открыто постоять за свою веру. Здесь Чапнин работает в стиле совсем уж примитивной и откровенной манипуляции, перекидывая смысловой мостик от слов о. Всеволода Чаплина о «священной войне» (где речь идет все же о войне в буквальном смысле слова) к ничтожной акции группы Цорионова-Энтео в Манеже. Я всегда говорил, что либерализм и извращенчество – синонимы. «Насилие, как ужасно насилие и то, что Церковь наша его оправдывает!» – криком кричит Чапнин, фактически повторяя подлые кураевские слова про то, что «Цорионов сумел навязать риторику “оскорбленных чувств” значительной части Церкви». Церковь, по Чапнину, совершает ужасное преступление (естественно, очень вредящее делу пресловутой «миссии»), не умея наладить диалог с «современной культурой». Поистине, никогда не устанешь поражаться их либеральной наглости. Противостоя «насилию», церковный либерал не борется с укронацистами, что живьем сожгли несколько десятков человек в Одессе только за то, что те осмелились называть себя русскими, и сотнями убивают ни в чем не повинных женщин и детей на Донбассе; церковный либерал не обличает боевиков запрещенной в России ИГИЛ (с которыми ныне воюет Российская армия), что также сотнями убивают мирных людей, обучая безжалостным убийствам даже несовершеннолетних детей. Церковного либерала возмущает ничтожная акция Энтео, в которой не пострадали не только люди, но даже и экспонаты так называемого «актуального искусства». Чапнин старательно замалчивает тот факт, что в современном искусстве полно настоящих, серьезных художников реалистического направления, с которыми у Церкви как раз выстроен вполне конструктивный диалог (убедительное свидетельство чего – хотя бы Патриаршия премия по литературе); он озабочен да зарезу ему необходимой терпимостью православных по отношению к извращенческим плодам фантазии больного психопата и сексуального маньяка В.Сидура (о чем имеются заключения обладающих учеными степенями экспертов – юристов и психологов), что умудрился изобразить снятого с Креста Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа с гипертрофированными гениталиями или фигуру с торчащими из нее 36 мужскими половыми членами. Мы не имеем права здесь оскорбляться, полагает Чапнин, мы не должны защищать не то чтобы какие-то абстрактные «святыни», но даже Самого Господа, злобно поругаемого безбожниками и сатанистами! Нам, нашей душе это для спасения не нужно, зато нужно возмущение «нетолерантным насилием» православных активистов. И здесь, в этом месте, я считаю себя просто обязанным сказать: так может рассуждать лишь заклятый безбожник, подонок и враг Христа!

Запас времени и сил, которые я был готов потратить на полемику с этим дурно пахнущим персонажем, исчерпан. В заключение еще раз повторю ту главную мысль, которую высказывал в упомянутом выше цикле «Осень Патриарха»: на мой взгляд, попытки устроить в нашей Церкви «цветную революцию» явным образом усиливаются и в ближайшее время еще активизируются. Проблем внутри и вовне накопилось достаточно, а коллективный Чапнин терпеливо (порой и не очень) ждет своего часа. В этой связи для нас, рядовых чад Церкви, важна не столько интрига, сколько адекватное понимание происходящих процессов, без чего конструктивное участие в них невозможно. Но еще важнее – сознательная вера, что до самых последних оснований несовместима с либерализмом.

Источник:  http://www.blagogon.ru/digest/669/

(Просмотров за месяц: 531, за сегодня: 1)
Всего просмотров: 775