переводчик сайта
EnglishFrenchGermanRussian
ВАЖНЫЕ НОВОСТИ ДСНМП
  • 29 октября 2016 г.

    Беседа И.Ю.Чепурной с насельниками монастыря Общины во имя Иконы Божией Матери “Державная”

  • 12 Октября 2016 г.

    Резолюция Конференции «Россия над пропастью Нового мирового порядка»

  • 19 Октября 2016 г.

    Вечер МО СРН памяти патриарха Тихона. Дискуссия с противниками его святости (видео)

  • 23 Июля 2016 г.

    Легализация вживления микрочипов в Российском законодательстве.(видео)

  • 2 июля 2016 г.

    Беседа Владимира Медведева о СНИЛСе, личном коде и «мертвых душах» в электронном концлагере.

ВСЕ НОВОСТИ

Популярные новости
Ajax spinner
МАТЕРИАЛЫ О НМП
КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ
Декабрь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  
http://prav-film.ru
национальный-медиа-союз
Мероприятия движения СНМП
Видеосборники движения СНМП
Православно просветительские лекторий Союза Христианское Возрождение
Лекции, беседы, статьи руководителя Движения СНМП В.Н. Осипова
Проповеди и беседы священников
Вечера Московского Отделения Союза Русского Народа
Православные фильмы
Военные фильмы
На страже Православия
You Tube Движения СНМП
You Tube Студии православных фильмов Иоанна Богослова
Кто онлайн
66 посетителей онлайн

Заключение на Федеральный закон от 3 июля 2016 г. № 323-ФЗ в части закрепления новой редакции статьи 116 УК РФ

FacebookVKTwitterOdnoklassnikiLiveJournalLinkedInMail.RuGoogle+Google GmailПоделиться

rossiya1_200_auto2«О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» …

Анализ Федерального закона от 03.07.2016 № 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» [1] (далее – Федеральный закон) в части закрепления новой редакции статьи 116 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) даёт основания для вывода о том, что указанный выше Федеральный закон (в части закрепления новой редакции ст. 116 УК РФ) обладает неудовлетворительным качеством, содержит ряд существенных правовых дефектов, предопределяющих иные правовые и социальные последствия, нежели это было продекларировано разработчиками.

Новая редакция статьи 116 УК РФ, направленная (как было заявлено) на дальнейшую гуманизацию уголовного законодательства Российской Федерации посредством декриминализации части насильственных действий, связанных, в частности, с побоями, в действительности, не способствует решению надлежащим образом значительных проблем в сфере защиты прав граждан (прежде всего – детей), порождает ряд правовых неопределённостей и коллизий, объективно создаёт правовые условия, способствующие злоупотреблениям при применении этой статьи УК РФ.

Новая редакция ст. 116 УК РФ:

«Статья 116. Побои

Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, в отношении близких лиц, а равно из хулиганских побуждений, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы -

наказывается обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Примечание. Под близкими лицами в настоящей статье понимаются близкие родственники (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки), опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим деяние, предусмотренное настоящей статьей, или лица, ведущие с ним общее хозяйство.».

В настоящем заключении не рассматривается состав преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ (в новой ред.) и подпадающего под квалифицирующие признаки, отражающие мотивы его совершения – «из хулиганских побуждений, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы».

Сосредоточимся на анализе использованной в новой редакции ст. 116 УК РФ формулировки: «Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль в отношении близких лиц».

Ниже изложены наиболее существенные недостатки новой редакции ст. 116 УК РФ.

 

1. Правовая неопределённость формулировки «совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль» в статье 116 УК РФ

Закрепленная новой редакцией ст. 116 УК РФ формулировка: «совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль» (отражающая признак объективной стороны состава деяния) является юридически дефектной [2] в силу её недопустимо большой содержательной размытости, правовой неопределённости, что влечёт возможность произвольной расширительной интерпретации этой формулировки при правоприменении. Объём деяний, охватываемых данной формулировкой, не содержит чётких и ясных по значению границ, несмотря на закреплённое в рассматриваемой правовой норме ограничение, выраженное словами «но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса».

В жизни существует множество ситуаций, когда в интересах защиты здоровья, жизни и нравственного развития ребёнка его родители объективно вынуждены применять физическую силу к ребёнку, принуждать его к некоторым действиям вопреки его желанию. Но такие ситуации, объективно не образующие общественной опасности, могут быть субъективно произвольно подведены под действие ст. 116 УК РФ (в новой ред.). В силу дефектности рассматриваемой уголовно-правовой нормы таковая может быть применена в неограниченном числе случаев.

Например, когда ребёнок, пытается перебежать в неположенном месте дорогу перед движущимся транспортом или находится вблизи угрожающего его жизни и здоровью иного источника повышенной опасности (открытый и неогороженный колодец системы канализации, оголённая электропроводка под напряжением и т.д.), то находящийся рядом родитель, крепко удерживая ребёнка за руку или резко отталкивая ребёнка от угрожающего источника опасности, невольно может причинить ему физическую боль. В случае пресечения совершаемого детьми правонарушения, например, драки между детьми, может потребоваться немедленное применение физической силы для растаскивания дерущихся и удержания их на расстоянии друг от друга, при этом ребёнку может быть неумышленно причинена физическая боль. Когда отец учит своего сына приёмам и навыкам самообороны, это может рассматриваться как иные насильственные действия, причиняющие последствия в виде синяков, физической боли.

Фактически и юридически каждая из вышеперечисленных ситуаций (может быть много такого рода ситуаций) может подпадать (может быть произвольно подведена, отрицая её малозначительность – по смыслу ч. 2 ст. 14 УК РФ) под признаки объективной стороны состава преступления, предусмотренного рассматриваемой ст. 116 УК РФ в её новой редакции, поскольку совершены «иные» «насильственные действия, причинившие физическую боль».

Описываемый дефект ст. 116 УК РФ детерминирует её противоречие фундаментальному принципу уголовного законодательства Российской Федерации: уголовно наказуемыми могут быть лишь общественно опасные деяния (ч. 1 ст. 14 УК РФ).

Дети в силу возраста, когда они бегают, прыгают, иным образом играют, могут совершать падения и получать различного рода травмы, повреждения. Доказать, что к этим событиям не причастны близкие лица (близкое лицо) и что в действиях близкого лица отсутствует состав преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ, будет крайне затруднительно, поскольку диспозиция статьи в указанной редакции всё это охватывает, то есть влечёт возможность произвольной оценки и не обеспечивает правовую определённость, стабильность закона.

Следует отметить, что предыдущей редакцией ст. 116 УК РФ (в ч. 1) закреплялась частично такая же формулировка: «Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса», то есть эта формулировка не введена заново новой редакцией рассматриваемой статьи, хотя и относительно определённости формулировки предыдущей редакции тоже возникали вопросы.

Однако важно отметить, что состав преступления, предусмотренного в прежней редакции ст. 116 УК РФ, не содержал указания на конкретную (тем более – значительно ограниченную) категорию субъектов преступления (а также, соответственно, потерпевших лиц), и, тем самым, эта правовая норма не была сфокусирована на «нанесении побоев или совершении иных насильственных действий, причинивших физическую боль» исключительно близкими лицами в отношении исключительно близких лиц. Соответственно, до принятия данного Федерального закона применение ст. 116 УК РФ не вызывало существенных проблем, выражавшихся в неправомерном привлечении к уголовной ответственности невиновных лиц (такие эксцессы были, но они не являлись многочисленными). В новой редакции статьи 116 УК РФ формулировка диспозиции и смысл нормы в целом существенно и принципиально изменились: побои и «иные насильственные действия, причинившие физическую боль» теперь уголовно наказуемы только при их совершении близкими лицами (в т.ч. близкими родственниками) в отношении потерпевшего. Одно из следствий этого в том, что теперь побои в отношении малолетнего ребёнка, беременной женщины или инвалида, впервые совершённые не близким ему (ей) лицом не будут уголовно наказываться, если не повлекли последствия, предусмотренные другими статьями УК РФ, поскольку такие деяния декриминализированы данным Федеральным законом.

Следует также отметить, что наказание по новой редакции статьи 116 УК РФ виновных в совершении побоев в отношении близких лиц стало значительно более строгим (оно включает, наряду с обязательными работами, исправительными работами, ограничением свободы, принудительными работами также арест на срок до шести месяцев либо лишение свободы на срок до двух лет), чем по ч. 1 ранее действовавшей редакции этой статьи, когда за такие же побои максимальное наказание составляло исправительные работы на срок до шести месяцев либо арест на срок до трех месяцев.

Таким образом, утверждение о том, что новая редакция статьи 116 УК РФ по своему нормативному содержанию относительно защиты детей и других членов семьи аналогична её ранее действовавшей редакции, – не соответствует действительному положению дел, несостоятельна.

 

2. Юридически и фактически необоснованная декриминализация статьей 116 УК РФ общественно опасных деяний в отношении категорий

Посредством принятия новой редакции ст. 116 УК РФ и принятия новой ст. 6.11 «Побои» Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях [3] (далее – КоАП РФ) декриминализированы нанесение побоев и совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, впервые совершаемые в отношении лиц, не являющихся для виновного близкими лицами, в том числе в отношении: несовершеннолетних, беременных женщин, лиц пожилого возраста, инвалидов.

То есть, посторонние лица получили правовую возможность совершить побои, не опасаясь быть уголовно наказанными за это. Например, совершённые воспитателем в детском летнем лагере или в детском саду, школьным учителем или просто посторонним лицом побои малолетного ребёнка – теперь не будут уголовно наказываться (за исключением повторного совершения такого деяния).

 

3. Правовая неопределённость понятий «побои» и «физическая боль» в диспозиции нормы права, закрепленной статьей 116 УК РФ, препятствующая достижению целей уголовного законодательства

Действующее законодательство не определяет понятие «боль» («физическая боль»). До сих пор в законодательстве (более того – в правовой науке) не сформулировано такое юридическое определение, которое было бы релевантным, в необходимой и достаточной мере содержательно полным и детализированным, исключающим множественные толкования [4].

Но уголовная ответственность за причинение физической боли установлена рассматриваемой ст. 116 УК РФ (в новой ред.) без всякой конкретизации условий причинения физической боли потерпевшему действиями близкого лица. Недостаточная определённость указанного выше понятия предопределяет возможность необоснованного произвольного признания наличия в деяниях указанных лиц признаков состава указанного преступления и привлечения их к уголовной ответственности, что в итоге приведёт к значительным нарушениям прав указанной категории лиц.

Кроме того, применительно к отношениям между близкими людьми существует значительная необходимость уточнения семантического, контекстного и коннотативного смыслов понятия «побои» и закрепления соответствующих признаков и критериев побоев в нормативных документах, поскольку в новой редакции исследуемой статьи это понятие приобрело неопределённость содержания применительно к деяниям в отношении близких лиц (например, в части пощёчины).

Вследствие неопределённости значений понятий «побои» и «физическая боль» возможны их произвольные предвзятые оценки и интерпретации, что, очевидно, может повлечь существенные нарушения основных принципов уголовного законодательства и не позволит достичь целей уголовного судопроизводства.

 

4. Дефект определения субъектного состава и признаков субъекта преступления по статье 116 УК РФ, а также дефект адекватности мер уголовной ответственности

Криминологически дефектным, юридически и фактически необоснованным является определение в качестве субъектного состава по новой редакции ст. 116 УК РФ (в части рассматриваемой формулировки) исключительно круга близких лиц, к числу которых, согласно примечанию к указанной статье, отнесены близкие родственники (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки), опекуны, попечители, а также «лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим деяние, предусмотренное настоящей статьей, или лица, ведущие с ним общее хозяйство».

Согласно рассматриваемой норме ст. 116 УК РФ (в новой ред.) и пункту 4 статьи 1 Федерального закона от 3 июля 2016 г. № 326-ФЗ, принятого в связи с принятием рассматриваемого Федерального закона № 323-ФЗ, посторонний человек, не относящийся к близким лицам потерпевшего, за нанесение «побоев» несовершеннолетнему или за «совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль» указанному лицу, понесёт ответственность по новой ст. 6.11 «Побои» Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Содержание диспозиции ст. 6.11 «Побои» КоАП РФ взаимосвязано с содержанием диспозиции ст. 116 УК РФ (в новой редакции), они находятся в отношениях взаимного дополнения: «нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 Уголовного кодекса Российской Федерации, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния». То есть ответственность за все впервые совершаемые побои, не охватываемые действием ст. 116 УК РФ и других статей УК РФ, будет наступать по новой статье 6.11 КоАП РФ, которая предусматривает следующие меры административной ответственности: наложение административного штрафа в размере от пяти тысяч до тридцати тысяч рублей, либо административный арест на срок от десяти до пятнадцати суток, либо обязательные работы на срок от шестидесяти до ста двадцати часов.

При этом совершение преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ (в новой ред.), наказывается обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Таким образом, сравнительный анализ новой ст. 6.11 «Побои» КоАП РФ и ст. 116 УК РФ (в новой ред.) даёт исчерпывающие основания утверждать, что рассматриваемым Федеральным законом № 323-ФЗ фактически установлено в качестве обстоятельства для квалификации деяния как уголовно наказуемого (с существенно более строгой ответственностью) факта наличия близких родственных связей между лицом, привлекаемым к ответственности, и потерпевшим.

Указание в статье 116 УК РФ в качестве субъекта преступления лица, совершившего указанные деяния в отношении близких лиц (под которыми понимаются близкие родственники (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки), опекуны, попечители, а также «лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим деяние, предусмотренное настоящей статьей, или лица, ведущие с ним общее хозяйство»), - является указанием на специальный субъект преступления и одновременно установлением нового основания для криминализации (признания уголовным преступлением) деяний, предусмотренных этой статьёй УК РФ. При этом не имеет значения, что по предыдущей редакции ст. 116 УК РФ указанные лица тоже могли подлежать уголовной ответственности (см. выше). Таким образом, Федеральным законом де факто и де-юре произведено признание и закрепление относимости лица к числу близких лиц (совершения лицом деяния в отношении близких ему лиц) в качестве признака состава преступления.

Такое дискриминирующее нововведение Федерального закона № 323-ФЗ по отношению к социальной группе членов семьи и других близких лиц (с учётом вышеуказанных правовых дефектов новой ред. ст. 116 УК РФ), не имеет и не может иметь под собой вообще никаких юридических (криминологических и иных) и фактических оснований, вступает в грубейшее противоречие с конституционно-правовыми императивами государственной защиты и поддержки семьи (ч. 2 ст. 7, ч. 1 ст. 38, п. «ж» ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации), императивом содействия государством укреплению семьи (пункт 1 статьи 1 и др. статьи Семейного кодекса Российской Федерации).

Более того, тяжесть наказания предусмотренного ст.116 УК РФ за деяния без умышленного причинения легкого вреда здоровью (включающего лишение свободы на срок до двух лет) существенно превышает тяжесть наказания, предусмотренного ч.1 ст. 115 УК РФ за умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. Так, совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст. 115 УК РФ, наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев.

В соответствии с новой редакцией ст. 116.1 УК РФ, постороннему лицу за нанесение побоев и иные насильственные действия, причинившие физическую боль ребёнку, при условии, что это лицо ранее подвергалось административному наказанию за аналогичное деяние, может быть назначено наказание в виде штрафа в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательных работ на срок до двухсот сорока часов, либо исправительных работ на срок до шести месяцев, либо ареста на срок до трех месяцев.

Но для сравнения: по статье 116 УК РФ (в новой редакции) родители и иные близкие люди могут быть подвергнуты уголовному наказанию до двух лет лишения свободы.

Такой подход не только криминологически не обоснован и дефектен, а логически – просто абсурден.

Следствием указанных нововведений Федерального закона № 323-ФЗ является очевидное существенное снижение уровня правовой защищённости от преступных посягательств в отношении значительных категорий лиц, в том числе детей, беременных женщин, лиц, находящегося в беспомощном состоянии. То есть, фактически ст. 116 УК РФ (в новой редакции) будет способствовать совершению побоев посторонними лицами, тем самым предопределяя появление (благодаря усилиям федерального законодателя) нового очевидного значительного криминогенного фактора.

Таким образом, новая редакция ст. 116 УК РФ создаёт условия для правовой дискриминации лиц, совершивших предусмотренные этой статьей деяния в отношении близких им лиц (близких родственников, в т.ч. детей и родителей), ставя, таким образом указанную категорию лиц в существенно различающиеся правовые условия с другими лицами, что неизбежно ведёт к нарушению конституционных прав граждан на равенство всех перед законом и судом (ч.1 ст. 19 Конституции РФ), на равную правовую защиту прав и свобод (ч.1 ст.45 и ч.1 ст. 46 Конституции РФ).

 

5. Создание статьей 116 УК РФ (в силу вышеуказанных правовых дефектов) правовых условий для грубого нарушения права на справедливое судебное разбирательство

Согласно многочисленным позициям Европейского суда по правам человека, размытость и неопределённость правового регулирования – это бесспорно грубый недостаток законодательства, влекущий априорное грубое нарушение права на справедливое судебное разбирательство, предусмотренного и гарантированного параграфом 1 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950, п. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16.12.1966, ст. 10 Всеобщей декларации прав человека от 10.12.1948.

Такая позиция выражена Европейским судом по правам человека в целой линейке его решений (Постановление от 26.03.1982 по делу «Адольф против Австрии» [5], Постановление от 06.04.2004 по делу «Хелен Стил и Дэвид Моррис против Соединенного Королевства» [6] и мн. др.).

Наличие существенной правовой неопределённости в значениях терминов «физическая боль» и «побои» и в значении формулировки «совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль» в диспозиции ст. 116 УК РФ, а также вышеотмеченные дефекты определения субъектного состава и признаков субъекта преступления в указанной статье, дефект адекватности мер наказания – всё это априорно будет способствовать грубейшим нарушениям принципов законности и справедливости как при уголовно-правовой оценке, так и при назначении наказания за совершённое деяние, предусмотренных ст. 116 УК РФ, как следствие – грубейшим нарушениям норм международного права.

 

6. Принципиальная дефектность концептуального основания новой редакции статьи 116 УК РФ

Дефектность концептуального основания новой редакции статьи 116 УК РФ с очевидностью проявляется в том, что данная норма создаёт практически неограниченные дискреционные полномочия органов опеки и правоохранительных органов по их произвольному вторжению, вмешательству во внутренние дела семьи (объективно – без наличия требующих вмешательства уполномоченных органов реальных угроз здоровью и жизни членов семьи).

Согласно ч. 4 ст. 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (с учетом внесённых Федеральным законом от 03.07.2016 № 323-ФЗ изменений в ч. 3 ст. 20 УПК РФ), уголовное дело по ст. 116 УК РФ может быть возбуждено, отнюдь, не только по заявлению потерпевшего или его законного представителя (кстати, прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым такие уголовные дела в любом случае не подлежат), поскольку руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель вправе возбудить уголовное дело по ст. 116 УК РФ – «и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы».

Полагаем, что категорически недопустимо создавать юридические возможности для произвольного вторжения, грубого вмешательства третьих лиц в семью – представителей правоохранительных и иных уполномоченных органов без наличия чётко определяемых реальных, а не мнимых, угроз здоровью и жизни членов семьи.

Концептуальное основание новой редакции ст. 116 УК РФ, отсылающее к существующим проблемам в области реализации права родителей и родительского усмотрения на самостоятельное и независимое решение вопросов воспитания ребёнка, включая содержание родительского воспитания (в том числе – в части допустимого метода физического воспитательного воздействия в отношении детей) и необоснованно сводящее решение таких проблем исключительно к способам и формам уголовно-правового воздействия, является абсолютно неадекватным способом решения сложных социальных проблем в сфере жизнедеятельности семьи. При этом в абсолютном большинстве случаев аргументы, приводившиеся в качестве обоснования возможности представителей власти произвольно вторгаться в семьи под надуманными предлогами и новой редакции ст. 116 УК РФ, представляют собой тенденциозные подборки ложно интерпретируемых или откровенно сфальсифицированных фактов, при этом отсутствовало системное убедительное криминологическое обоснование. В частности, при внесении в Государственную Думу проекта данного Федерального закона № 323-ФЗ в пояснительной записке к законопроекту не было изложено релевантное криминологическое обоснование новой редакции ст. 116 УК РФ (в части рассматриваемых формулировок).

 

Выводы

Новая редакция ст. 116 УК РФ (в новой ред.) содержит существенные правовые дефекты, в силу чего будет способствовать значительным нарушениям прав граждан при применении указанной статьи. Ст. 116 УК РФ (в новой ред.) создаёт реальные условия значительных для нарушений прав членов семьи, в том числе вследствие фактической правовой дискриминации членов семьи при совершении деяний, предусмотренных указанной статьёй УК РФ, а также вследствие увеличения возможностей для принятия произвольных незаконных уголовно-процессуальных и иных решений по деяниям, субъективно произвольно подводимым под признаки преступления, предусмотренного этой статьей УК РФ, и для злоупотреблений иных лиц (например, месть соседей в форме оговора или ссора между супругами, повлекшая оговор одного из супругов другим), в результате чего нормативное воздействие указанной нормы УК РФ на сферу семейных отношений наносит вред институту семьи в целом и грубо противоречит декларируемой государственной семейной политике.

Считаем необходимым в интересах защиты института семьи и прав граждан – членов семьи – внести изменения в ст. 116 УК РФ, исключив из её диспозиции указание на близких лиц и исключив примечание данной статьи.

Или, другой вариант, следует, как минимум, значительно детализировать диспозицию данной нормы (в части объективной стороны состава преступления), отграничив действительно общественно опасные действия от иных действий, которые из-за текущей неопределённости рассматриваемой нормы могут быть субъективно и необоснованно отнесены к образующим признаки состава преступления, предусмотренного данной статьей.

Кроме того, следует существенно пересмотреть соотношения мер ответственности по ч.1 ст. 115, ст. 116, ст. 116.1 УК РФ и ст. 6.11 КоАП РФ.

Также полагаем необходимым восстановить уголовную ответственность за совершение побоев в отношении несовершеннолетних лиц, женщин, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, а также лиц, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, независимо от того, кем совершено такое преступление.

 

08.07.2016

 

Доктор юридических наук, профессор кафедры государственного и муниципального управления факультета государственного и муниципального управления Института государственной службы и управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, профессор И.В. Понкин

 

Доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского и трудового нрава Юридического института Российского университета дружбы народов, профессор, почетный работник высшего профессионального образования РФ М.Н. Кузнецов

 

Ссылки

1. Федеральный закон от 03.07.2016 № 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности». Опубликован 04.07.2016 на сайте <http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201607040116>.

2. См. детальное описание видов дефектов правовой нормы и дефектов нормативного правового акта, а также сути таких дефектов: Понкин И.В. Дефекты нормативного правового регулирования // Право и образование. – 2016. – № 7. – С. 4-15.

3. В редакции Федерального закона № 326-ФЗ от 03.07.2016 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона “О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности”». Опубликован 04.07.2016 на сайте <http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201607040117>.

4. Обоснование см. в: Понкин И.В., Понкина А.А. Юридическое определение понятия «боль» // Медицина. – 2016. – № 1.

5. Постановление Европейского суда по правам человека от 26.03.1982 по делу «Адольф против Австрии» [Case of Adolf v. Austria / Judgment of the European Court of Human Rights, 26 March 1982 (Application № 8269/78)] // <http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-57417>.

6. Постановление Европейского суда по правам человека (Четвертой секции) от 06.04.2004 по делу «Стил и Моррис против Соединенного Королевства» [Case of Helen Steel and David Morris against the United Kingdom / Judgment of the European Court of Human Rights, 06.04.2004 (Application № 68416/01)] // <http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-23839>.

Источник: http://ruskline.ru/analitika/2016/07/08/zaklyuchenie_na_federalnyj_zakon_ot_3_iyulya_2016_g_323fz_v_chasti_zakrepleniya_novoj_redakcii_stati_116_uk_rf/

(Просмотров за месяц: 893, за сегодня: 3)
Всего просмотров: 1,364